Попасть в Голливуд: как в России создают музыку для мировой киноиндустрии

Креативные индустрии

Попасть в Голливуд: как в России создают музыку для мировой киноиндустрии
14 Августа 2020, 11:00

О том, как создается музыка для мировой киноиндустрии, в интервью «Культуромании» рассказывает директор первой российской библиотеки трейлерной музыки, композитор Михаил Афанасьев.


Михаил Афанасьев родился в Ставрополе, окончил Московское военно-музыкальное училище. Известен как автор музыки к российскому фильму «Балканский рубеж» и трейлерам к голливудским блокбастерам - «Годзилла 2: Король монстров», «Очень странные дела 3», «Убийца 2».

- Как вы начали работать с Голливудом?

- У меня специфический путь получился. Я создал в России трейлерную библиотеку Imagine Music, и в Голливуд попал через эту библиотеку.  Я очень долго спамил их письмами, стучался во все двери, чтобы нас просто послушали. В конце концов один трейлерный дом попробовал вставить нашу композицию в свой трейлер, однако клиенты трейлер не одобрили. Другой трейлерхаус тоже попытался - опять не одобрили. Позже пошли какие-то мелкие лицензии, я ими горжусь, но этого не хватало для статуса «работника Голливуда». А потом мне написали из крупного трейлерного дома, что готовится большой проект, к которому хотят взять мою музыку. Заказчики попросили сделать в треке несколько правок, я их сделал. А потом они пишут: «Скрестите пальцы, это премьерный трейлер к фильму «Годзилла 2: Король монстров». Warner Bros. будут показывать его на Comic-Con International и им все вроде как нравится, так что скорее всего ваш трек там точно будет».

После этого наступило долгое молчание, я не знал, одобрили ли в итоге мой трек или нет. И вдруг друзья и знакомые начинают присылать мне трейлер к «Годзилле», который вышел в этот день, и спрашивать: «Это что, твоя музыка?» Так я узнал, что композицию взяли. Потом пришли документы подтверждения, и с тех пор я могу говорить, что работаю с Голливудом. У нас пошли серьезные заказы, типа трейлеров к сериалам «Очень странные дела» 3-й сезон, «Мир Дикого Запада» 3-й сезон, к фильмам «Капкан» и «Доктор Сон». За трейлер «Годзиллы» я получил голливудскую статуэтку CLIO Entertainment. У библиотеки Imagine Music появился представитель за рубежом, Confidential Music, и, что приятно, мы единственные, кого они решили представлять. Мы на этом не останавливаемся, поскольку находимся в конкурентной среде и нам еще многого предстоит достичь, но приятно, что нас уже имеют в виду, когда работают над новыми проектами. Присылают нам запросы типа: «Мы делаем трейлер нового фильма Кристофера Нолана, пришлите подходящую музыку». Мы отправляем композиции и время от времени треки «выстреливают», то есть лицензируются.

- Чем музыка для трейлера отличается от киномузыки?

- У нее должна быть четкая структура, чтобы трейлер правильно развивался и чтобы монтажеру было удобно расставлять под нее кадры. В целом в трейлерной музыке многое делается не так, как в киномузыке -- хоть по звучанию они и схожи, но трейлерщина обычно всегда более помпезная, агрессивная и драматическая. В кино могут быть сдержанные композиции, но трейлеров сдержанных не бывает, они всегда интригуют и не отпускают до последней секунды. Все сделано для того, чтобы ты максимально впечатлился за две минуты и захотел пойти в кино. Средняя длина трейлера - две с половиной минуты. На моей памяти  был один случай, когда трейлер для «Аквамена» сделали на четыре минуты, но это редкость.

- Что нужно сделать человеку, который живет где-нибудь в Перми, Новосибирске или в Рязани и пишет музыку, чтобы попасть в Голливуд? 

- Во-первых, научиться хорошо писать, потому что нет такой силы, которая сможет не очень хороший трек продать. Но если этот человек в Перми научился делать хорошо, а это достижимая задача, он просто начинает отправлять в библиотеки свои треки. Если они хорошие, какие-то из них возьмут в каталог и потом лицензируют.

- Как музыка должна быть записана?

- Сейчас многое на компьютере делается. Трек, который я сделал для «Годзиллы», был записан на ноутбуке за 30 тысяч рублей. Не обязательно иметь какую-то шикарную студию и записывать оркестр на сто человек. Но в то же время это ограничивает – какие-то вещи ты не можешь сделать без живых музыкантов, потому что технологии пока до такого уровня не дошли, и тебе приходится работать с этим ограниченным пулом возможностей. Соответственно на больших проектах оркестры – обязательный пункт.

О треке для «Годзиллы», наверное, надо рассказать отдельно. Это кавер-версия «Лунного света» Дебюсси. Мне нравится классическая музыка, в каждый свой сольный альбом я пихал один кавер на классику.

После «Годзиллы» это стало трендом, все мировые библиотеки стали делать каверы на классику, студии начали их брать даже в комиксные трейлеры, а это высшая точка, потому что фильмы по комиксам самые дорогие и приносят больше всего денег. Трейлер для каких-нибудь «Мстителей» проходит огромный путь от концепта до прогона через многочисленные фокус-группы, прежде чем выйти в свет. Соответственно музыкальный трек тоже выбирается максимально тщательно, из десятков, если не сотен вариантов. 

Была смешная история, связанная с трейлерной классикой. Ко мне обратились из «Вторжения», не зная, что я делал «Годзиллу». Сказали: «Мы тут посмотрели «Годзиллу», хотим так же. А я им: я этот трек и делал, так что вы по адресу.

- Сколько треков у вас в библиотеке?

- Сейчас около 500. Нужно понимать, что это не просто какой-то сборник, это каталог, где все собрано по разделам: вот трейлерный рок, вот хип-хоп, вот оркестровые фэнтэзийные темы. Вот темные блокбастерные темы, вот экшны, вот триллеры. Все каталогизировано, чтобы было максимально удобно. Если ты делаешь хорроры, заходишь в хоррорный альбом. Все треки разные, в каждом какая-то своя задумка, но все они подходят для хорроров.

- Как обеспечивается авторское право?

- Композиторы передают мне права на продажу за 50 процентов от любого дохода, который этот трек принесет в будущем. Права эксклюзивные, то есть они остаются авторами трека, но продавать или публиковать его уже не могут. Так работает большинство музыкальных библиотек в этой индустрии. Все принятые произведения я регистрирую в авторских организациях в Америке.  Авторские отчисления идут автоматически, потому что я все регистрирую по правилам.

- То, что вы русская компания, это плюс или минус?

- Не могу сказать, что с этим были какие-то проблемы. Заказчикам в принципе неважно, где мы находимся, сервис налажен и они видят, что все чисто. Но один раз нам написал кто-то из трейлерного дома – «ребята, вам нужен американский представитель, потому что некоторых смущает то, что вы из России». Они с Россией никогда не работали и не хотят пробовать. Не хотят разбираться с тем, как это работает.

- В России с авторскими правами все не просто.

- Смотря как этим вопросом заниматься. Авторское право вполне себе хорошо охраняется у нас в стране, просто многие не разбираются в том, как это устроено. Проблема в том, что нет хороших ресурсов, где бы освещалось подробно, как авторское право работает, как его регистрировать, как оформлять договоры и так далее. Даже у специалистов по авторскому праву, увы, еще много пробелов в знаниях, причем даже на крупных лейблах. Я не буду произносить имена и названия, но у меня была такая история, что я общался с представителем по авторскому праву одного крупного лейбла из шоу-бизнеса, надеясь, что этот человек поможет мне найти ответы на некоторые вопросы узкой направленности -- расчет был на его многолетний стаж работы, потому что он специалист, много лет работает. В итоге он, увы, не смог мне помочь, напротив, спрашивал меня какие-то вещи, хотя я прочитал все это просто в интернете.

Если вокруг тебя никто нормально не монетизирует авторское право, не надо думать, что это невозможно. Просто никто не хочет запариваться, все делают, как умеют. У меня, например, была история, опять же без имен, когда человек написал музыку к фильму и я ему напомнил, что, помимо гонорара, он должен получить еще и авторские отчисления, потому что фильм показывался в кинотеатрах и, соответственно, собрал какие-то роялти. Он говорил: «Да что там может быть, ерунда, копейки». В итоге авторское общество нашло его и когда он спросил, сколько ему причитается, оказалось, что несколько миллионов рублей. Все закончилось хорошо, деньги ему выплатили, но он ведь мог их и пропустить.

- С появлением большого количества игр по кинофильмам система, наверное, усложняется.

- Я бы не сказал, потому что позиции одни и те же. Да, отслеживать, возможно, сложнее. Но есть множество технологий для отслеживания контента –  клеймишь свои треки на специальных сервисах, и уж на каком-нибудь YouTube получаешь полную информацию о том, что и где из твоей музыки звучит.  У меня была ситуация, когда ребята из «СтопХама» сделали какой-то ролик и вставили туда мой трек. Через какое-то время они мне написали, что их видео заблокировано. Я сказал, что надо оплатить использование музыки. Они согласились и видео разблокировали. Вот такая простая и при этом эффективная монетизация.

- Вы работаете больше с российскими авторами или с зарубежными?

- Сейчас в нашей библиотеке процентов 70 композиторов из России. Но все зависит от альбома: я делаю альбом и понимаю, кому можно дать одни задачи и кому другие. Очень редко попадаются универсальные композиторы. У меня есть два парня из Германии, я в восторге от них, они умудряются делать очень крутые треки в каждом жанре. Какой альбом мы ни делаем, они всегда приносят треки, которые меня удивляют. И покупают их больше всего. У нас в России таких не очень много. Есть ребята, которые делают одно и то же, но делают это настолько хорошо, что ты всегда можешь рассчитывать на идеальный результат. Но чуть в сторону попробуешь их сдвинуть – и они уже ничего не умеют.

- Что вам сейчас интересно – трейлеры, игры или большое кино?

- Я работаю с игровой компанией Banzai Games в качестве саунд дизайнера. Мне очень нравится с ними работать, они мои друзья и проекты у них интересные. Поэтому в играх я присутствую, хоть и не совсем как композитор.

С трейлерной библиотекой нам тоже есть куда идти, я хотел бы наладить более частый выпуск альбомов и повышать их качество, я хотел бы иметь средства, чтобы записывать оркестры и так далее. Вот мы сейчас будем записывать живые струнные для одного из новых альбомов. Раньше я бы не мог себе такое позволить. И это будет оправдано – это такой альбом, который без живых струнных жить не может. Где-то там в мечтах я надеюсь, что когда-нибудь и свой оркестр соберу.

Я начал активно работать в кино – у меня был «Балканский рубеж», сейчас я делаю фильм «Мы» по роману Евгения Замятина, немножко музыки делал для фильма «Лед 2». В кино я тоже собираюсь дальше развиваться, и не обязательно в российском. Буду выяснять, как попасть в Голливуд не только как трейлерный композитор. 

- Вы в этом году набираете курс в Институте звукового дизайна. Что вам дает преподавание?

- Я ощутил, что пришел к тому моменту, когда имею моральное и профессиональное право с кем-то делиться своими знаниями. Я очень критично к этому отношусь и не готов кого-то учить, пока не почувствую, что сам достаточно в этом разбираюсь. Сейчас я понимаю, что действительно могу подсказать некоторым людям, куда им дальше идти. Вижу, что наша индустрия иногда тормозит просто потому, что люди не понимают какие-то вещи и некому объяснить, и это замкнутый круг. Мы можем дать им базу, которая поможет понять, куда двигаться дальше, как коммуницировать и так далее.

- Кем вы себя видите через 10 лет?

- Сложный вопрос, потому что какой бы ты план не построил, жизнь на такой длинной дистанции точно внесет свои коррективы. Мне хотелось бы руководить чем-то большим, чем просто библиотека. Сейчас мы развиваем свой собственный трейлерхаус, потихоньку, насколько позволяет время. В целом у меня стоит задача постепенно, грамотно, шаг за шагом масштабироваться в разных направлениях индустрии медиа. В ближайшие 10 лет я буду заниматься именно этим. 

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни