Галерист Кирилл Данелия: «Я бы назвал эту выставку «Еще раз про любовь»

Музеи и выставки

Галерист Кирилл Данелия: «Я бы назвал эту выставку «Еще раз про любовь»
14 Февраля 2020, 12:49

О любви, коллекционировании и откровенном искусстве Японии.

В Музее декоративно-прикладного искусства в День влюбленных открывается выставка сюнга из коллекции Кирилла Данелия. Сюнга, в буквальном переводе «весенние картинки» - традиционная японская эротическая гравюра, самый экстравагантный жанр гравюры укиё-э.

Западного зрителя сюнга удивляет своей откровенностью: японская культура, закрытая во внешнем, построенная на строгих кодексах поведения и множестве запретов, внутренний мир человека оставляла свободным, снимала с него любые табу.

В экспозиции более ста ксилографий, созданных в XVII – XIX веках выдающимися мастерами, среди которых Кацусика Хокусай, Исода Корюсай, Китагава Утамаро, Утагава Тоёкуни – все это первые имена в истории японской гравюры. Корреспондент «Культуромании» встретилась с коллекционером накануне открытия выставки.

- Кирилл, долго ли вам пришлось уговаривать Музей декоративно-прикладного искусства на такую неожиданную для него выставку?

- Не то что бы уговаривать – я три года бегал по музеям, со многими из них я сотрудничаю, вел переговоры, и вот музей декоративно-прикладного искусства наконец решился.

- Не припомню, чтобы когда-либо в этих стенах были выставлены такие откровенные рисунки.

- После выставки конца 2013-начала 2014 года в Британском музее, пожалуй, самой консервативной музейной институции в мире, бояться собственной «смелости» глупо. Графику надо выставлять в музейных стенах, она совершенно по-другому смотрится, чем в книжке или в коллекционной папке.

- Как вам удалось собрать такую большую коллекцию «весенних картинок»?

- Я очень плотно собираю японскую гравюру, и поскольку одна треть печатной продукции эпохи Эдо – это сюнга, если не половина, то, естественно, они становятся частью коллекции. Все великие мастера работали в этом жанре. Среди тех работ, которые оставил после себя Кэйсай Эйсэн, вообще на семьдесят пять процентов сюнга. Так что ты автоматически начинаешь изучать это направление, и это становится дико интересно. Я всегда пытался прослеживать перетекание одной культуры в другую, и для меня влияние сюнга на художников-модернистов очевидно. Вообще японская гравюра перевернула историю западного искусства, стала источником вдохновения для многих художников, начиная с моего любимого Эгона Шиле, у которого была коллекция сюнга, и заканчивая Ван Гогом и остальными.

- Возможно, есть интересные истории, связанные с обретением той или иной работы.

- Меня все об этом спрашивают, потому что я коллекционирую древности. Да нет, никаких историй в стиле Индианы Джонс у меня не бывает. Самые интересные истории – когда ты вовремя начинаешь коллекционировать, а через пять-шесть лет рынок взрывается, и ты думаешь: о, какой я умничка. Это произошло у меня с Древним Китаем, хотя я немножко опоздал на древнекитайский нефрит, это произошло у меня с Бирмой. Но я не могу сказать, что то же самое случилось с японской гравюрой - после того, как Британский музей привез выставку сюнга в Токио, к этим гравюрам не подступиться. Радость коллекционера – это еще и финансовая составляющая, вы же понимаете.

Никаких историй нет. Конечно, приятно было раздобыть «Сон жены рыбака" –это самая знаменитая сюнга Хокусая, величайшего мастера укиё-э. Ее было интересно поймать, выиграть, найти.

- Где вы ее нашли?

- Я работаю и с аукционами. И много людей, которые предлагают мне купить коллекции целиком или частично.

- А какой тираж у этих работ?

- Это спорный момент, кто-то из исследователей говорит, что было 200–300 отпечатков, кто-то утверждает, что их делали по 700–800. Но это видно по блокам, с которых они печатались. Если совсем разбитый блок, понятно, что это тираж на излёте. В итоге так никто и не пришел к общему знаменателю. Вопрос в том, сколько оттисков выдержит деревянный блок. Поскольку эти гравюры были вещью популярной, присутствовали буквально в каждом доме и они жили, их сохранилось не так много. В идеальном состоянии - очень мало. А в идеальном состоянии и чтобы не поздняя перепечатка – вообще штучно. С графикой такая история.

- Сейчас время подделок, новые технологии позволяют копировать все. Встречаются ли фейки в японской гравюре?

- Я могу сказать, что в японской гравюре это называется не подделка, а повторная печать и последующий выпуск. Некоторые вещи 1970-х–80-х годов, сделанные по старым технологиям и выпущенные хорошими издательствами, ценятся выше, чем оригинал. Например, вещи того же Куниёси, которые сделаны по старой технологии, ценятся в два раза выше, чем оригинал Куниёси 1838 года.

- Делаете ли вы подробный этикетаж к выставке? Вы упомянули «Сон жены рыбака», самую известную из «весенних картинок», на ней обнаженная женщина лежит в объятиях осьминога. Но я читала, что в этом рисунке не один сюжет, там зашифрована древняя японская легенда о девушке – искательнице жемчуга, которая стала невестой сегуна, для этого ей пришлось отнять драгоценную жемчужину у подводного дракона. Наверное, в каждом изображении есть второй и третий смысл. Было бы интересно узнать об этом.

- Честно говоря, я не люблю читающих на выставках. Есть изображение, его достаточно, чтобы получить впечатление.

- Сюнга действительно производят сильное впечатление.

- Я бы вообще назвал выставку «Еще раз про любовь». Покупателями этих гравюр были семейные пары, влюбленные. Потому что все это про настоящую любовь между мужчиной и женщиной. Да, там есть и сцены оргий, но в меньшей степени, и они более коллекционные – потому что редкие.

- Скажите, а как вы начали заниматься древностью и Востоком?

- Однажды отец, не зная, что мне подарить, передал мне маленькую головку Афродиты, которую в свое время ему подарил Тонино Гуэрра. Я в тот момент жил в Нью-Йорке и меня поразила доступность древностей в галереях и антикварных магазинчиках. Мне, как советскому человеку, казалось, что такие вещи могут быть только в музеях. С этого и началось. Потом пошла Гандара как смесь Востока и Запада, это область Индии, завоеванная Александром Македонским. И пошло-поехало.

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни