Обнажая нервы. Современное британское искусство из Галереи Тейт в Москве

Музеи и выставки

Обнажая нервы. Современное британское искусство из Галереи Тейт в Москве
6 Марта 2019, 12:33

ГМИИ им. А.С. Пушкина открыл самую громкую выставку этого сезона – в Москву из Tate Britain привезли 80 произведений Лондонской школы, объединившей шесть значимых британских художников второй половины XX века. Острый психологизм работ, социальный и политический подтекст и признание коллекционеров, выкладывающих за картины круглые суммы, принесли всемирную известность самим авторам, а также дали новое развитие фигуративному искусству послевоенного периода. То, что должны испытать зрители выставки, можно выразить цитатой представленного здесь Фрэнсиса Бэкона: «Живопись – это проецированная на холст структура чьей-то нервной системы».

«Главное, что она случилась», - сказала на открытии директор Пушкинского музея Марина Лошак. И тут же добавила: «Когда мы будем подводить итоги, количество пришедших зрителей будет для нас неважно. Успех выставки не всегда определяет важность представленного искусства».

Это не Рафаэль и не Тициан. И термин «Лондонская школа» известен не всем. Для того, чтобы осознать значимость нынешней выставки, нужно быть человеком достаточно продвинутым. «И тут не на что сетовать: просто это искусство не видели в России в таком объеме», - объясняет Лошак.

К вниманию зрителей представлены работы мастеров Лондонской школы: Фрэнсиса Бэкона, Люсьена Фрейда, Майкла Эндрюса, Франка Ауэрбаха, Леона Коссофа и Р.Б.Китая. Также выставку дополняют картины Дэвида Бомберга, Юэна Аглоу, Уильяма Колдстрима и Паулы Регу, чьи методы работы близки духу Лондонской школы.

Представители школы уверенно держат высокую планку в современном искусстве. Через фигуративную живопись они показывают зрителю свой личный опыт, переживания, мысли. Глубина и сила самовыражения в соседстве с темой уязвимости личности в сегодняшнем мире дают поразительный эффект – кажется, картины дышат, пульсируют, пахнут. Но откуда такое острое восприятие себя в пространстве, детальное рассмотрение человеческого тела без стеснения и стереотипов? Отчасти эмоциональность объясняется трагическими коллизиями начала и середины прошлого века, пережитым состоянием военного Лондона времен Второй мировой войны. Так, трое из шести художников школы – эмигранты или их дети. Франк Ауэрбах ребенком был вывезен из нацистской Германии в Англию по программе спасения «Киндертранспорт»; Леон Коссоф – сын эмигрантов, бежавших из царской России от еврейских погромов; Р.Б.Китай – сын эмигранта из Венгрии, а по матери - внук эмигрантов из России.

«До сих пор не верю, что это произошло. Выставка далась с большим трудом», - поделилась Лошак. Ведь вписать «такую энергию» в классические интерьеры музея довольно сложно. «Рада, что это удалось. Здесь представлены чудесные вещи, я очень ими довольна», - отметила она.

По словам директора ГМИИ, этот год музей «сам себе назначил британским»: с ноября будет идти выставка художника Томаса Гейнсборо. А в планах, которые пока похожи только на мечту, привезти в Москву экстра-востребованного сегодня Дэвида Хокни, сказала Лошак.

На открытие выставки Лондонской школы приехал директор Tate Britain Алекс Фарквхарсон. В своем выступлении он обратил внимание на факт, что Лондон имел огромное значение для художников, но при этом большинство из них были беженцами или их потомками. И поэтому теме изоляции от мира через изображение беззащитности человеческой фигуры придается такое большое значение. При этом искусство школы не противоречит традиционной живописи, но дает новые подходы к изображению тела.

Эта выставка, уже прошедшая в нескольких странах, собрала более 600 тысяч посетителей, и, на удивление организаторов, привлекла очень много людей молодого поколения. «Мы с интересом будем следить за тем, как она будет проходить в Москве», - сказал Фарквхарсон.

В небольшом интервью для «Культуромании» директор Tate Britain Алекс Фарквхарсон рассказал подробнее о Лондонской школе:

- Сюжеты картин сочетают силу с уязвимостью. На Ваш взгляд, что помогало художникам столь свободно интерпретировать и человеческое тело, и обстоятельства времени? Играет ли роль тот факт, что они были именно британскими художниками? Каково влияние на них самой страны?

- Да, у них была возможность творить в полной свободе самовыражения. И для Бэкона это дало шанс писать довольно шокирующие картины. На одну из выставок даже была вызвана полиция за непристойное, по мнению некоторых, изображение человека в его работах. Это демонстрирует, что, несмотря на свободу действий, творчество художников понимали далеко не все. Признание пришло не сразу.

«Культуромания»: К слову отметим, что экспонаты, вначале вызывающие сильное негодование, часто в дальнейшем имеют такой же сильный успех на аукционах. Триптих Бэкона «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» в 2013 году был продан на Christiе’s за 142,4 млн долларов и поставил ценовой рекорд в современном искусстве.

- Если эта живопись уже привычна и понятна современникам, то есть ли в Британии сегодня еще более провокационные художники? В частности, те, которые были бы интересны своим творчеством Галерее Тейт?

- Да, конечно. Они были и продолжают появляться. Такие художники возникли и в России за последние 20 лет. Каждый раз такие художники чувствуют необходимость довольно экстремальных способов самовыражения, чтобы запечатлеть аспект человеческого опыта. В нынешней выставке, думаю, только Фрэнсис Бэкон стремился именно шокировать. Он хотел шокировать человека настолько, чтобы тот вернулся в реальность социальных конвенций и человеческого восприятия. Бэкон не боялся изображать человека в наиболее хрупком, наиболее интимном состоянии. Он верил, что это и есть фундаментальная природа человеческой жизни.

Вы ранее упомянули об уязвимости, откровенности портретов этой выставки, и вы абсолютно правы – большинство художников, которые здесь представлены, не стремятся шокировать публику. Для них важно экстремально-интенсивное изображение хрупкой человеческой жизни.

- Можно ли назвать членов Лондонской школы художниками-гуманистами? Ведь они хотели, чтобы зритель заглянул внутрь себя, почувствовал настоящую жизнь, а не ее макет? Можно ли противопоставить их художникам поп-арта?

- Вы знаете, можно сказать, что Лондонская школа противоположна поп-арту, которая сосредотачивается на фасадной стороне жизни. Здесь же главное – изображение человеческого существа. Поэтому человеческая фигура, человеческие мысли – самое важное на картинах.

Можно, наверно, сделать исключение для Р.Б.Китая, который уделял много внимания популярным и общепринятым сюжетам. Остальные сосредотачиваются исключительно на тонких человеческих переживаниях моделей и на своих собственных чувствах.

Куратор Данила Булатов отметил в разговоре с «Культуроманией», что для России выставка уникальна. «Во-первых, этих художников у нас почти не было, за исключением нескольких работ Бэкона. А во-вторых, Лондонская школа – важная тенденция в развитии искусства XX века, возвращение к фигуративной традиции, противопоставленной абстракции, концептуализму, минимализму. Это выставка про искусство, которое было в 50-60-е годы маргинальным, потом в 70-80-е годы встало на волну популярности и с тех пор остается довольно высоко востребованным. Это демонстрируют, например, аукционные цены на Люсьена Фрейда и Фрэнсиса Бэкона, взлетевшие в 1990-2000-е годы», - сказал Булатов.

«Рассчитываем на молодую публику. Мне кажется, ей будет особенно интересно посмотреть на то искусство, которое разрывает шаблоны», - подытожил он.

Выставка проходит в главном здании Пушкинского музея с 5 марта по 19 мая.

Любовь Мартынова

Фото © Tate © The Estate of Michael Andrews _ Courtesy James Hyman Gallery, London

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни