Генеральный директор Российского музыкального союза Александр Клевицкий: «Миссия нашей награды — развитие и поддержка русской академической музыки»

Музыка

Генеральный директор Российского музыкального союза Александр Клевицкий: «Миссия нашей награды — развитие и поддержка русской академической музыки»
6 Ноября 2019, 10:48

В конце октября в Москве прошло первое награждение лауреатов Международной премии за лучшую аудиозапись произведений российской академической музыки «Чистый звук», учрежденной Российским музыкальным союзом (РМС). Победителей определяли в восьми номинациях — от оперы до издания архивной аудиозаписи. Генеральный директор РМС Александр Клевицкий в интервью «Культуромании» раскрыл интересные факты о новой награде для поддержки отечественной музыкальной индустрии.


— Как возникла идея премии «Чистый звук»?

— Идея возникла года три назад. Мы обратили внимание на то, что в России много премий в области популярной музыки, а вот в области академического жанра — недостаточно и решили объединить две составляющих: исполнительское мастерство в академическом жанре и звукозапись. В результате получилась премия «Чистый звук». В 2018 году мы объявили об еe учреждении, а 23 октября 2019-го впервые прошла церемония награждения.

— Чем уникальна премия «Чистый звук»?

— Тем, что такой награды, предназначенной для исполнителей и звукорежиссеров в академическом жанре, и посвященной именно русской музыке, еще не было.

— В положении премии указано, что претендовать на награду могут исполнители, произведения которых созданы за последние два года, да и сама церемония проводится один раз в два года.

— У нас была задача исследовать то, что происходит в области звукозаписи отечественной академической музыки, что было записано и опубликовано за последнее время. Поэтому решили, что премия будет вручаться один раз в два года. Думаю, что такая периодичность будет увеличивать престижность награды. Надеемся, что за это время будут записаны новые произведения, и участники обратят внимание не только на виртуозную игру, но и на качественную звукозапись.

— На опыт каких премий вы опирались, создавая «Чистый звук»?

— Понимаете, все конкурсы построены по одному и тому же принципу. Приглашаются члены жюри, определяются конкурсанты, судьи выбирают лучших из них. Конечно, наша премия похожа на Grammy. Но Grammy присуждается во всех сферах музыки. Мы же ограничиваемся восемью номинациями исключительно в академическом жанре.

— В конкурсном отборе приняло участие более 150 работ, как бы вы оценили их уровень?

— Мы очень тщательно подошли к отбору конкурсных работ. И, конечно, абсолютно не влияли на работу жюри. К сожалению, исполнение и звукозапись некоторых треков оставляли желать лучшего. Например, попадались записи, сделанные в домашних условиях. Сразу после объявления конкурса присланных работ было немного, что расстраивало нас, но в итоге мы получили большое количество звукозаписей. Членам жюри понадобилось много времени, чтобы их отслушать.

— Все-таки, уровень работ как вы оцениваете?

— Очень приличный уровень, достаточно послушать произведения, получившие награды.

— Участвовали ли иностранцы в конкурсе?

— В этом году зарубежных конкурсантов было немного. Любому мероприятию надо раскрутиться, заработать известность. «Чистый звук» — не исключение. Были в этот раз работы из ближнего зарубежья. Но лауреатами стали в основном наши отечественные участники.

— Как появилось название премии?

— Может это нескромно, но само название «Чистый звук» придумал я. Были еще варианты, но само слово «чистота» — очень красивое и подходящее для музыкальной премии. Остановились именно на нем.

— По каким критериям оценивались работы?

— Работы оценивались по содержанию аудиозаписи, по уровню исполнения и интерпретации, техническому качеству звукозаписи. Могу сказать, что членам жюри пришлось нелегко. Сложность оценки состоит в том, что музыка может быть сыграна классно, но в звукозаписи есть изъяны — несоразмерно громко звучащие ударные, выпирающая «медь», недостаточность «дерева», неправильно установленный микрофон. И как быть? Душа музыканта стремится оценить прекрасное исполнение, но с точки зрения звукорежиссуры совершены явные ошибки. К сожалению, таких произведений, где присутствовали технические огрехи, было довольно много.

— Может, дело в звукорежиссерах. Сильна ли звукорежиссерская школа в России?

— Да, в России сильная школа звукозаписи академической музыки. Это образование получают и в консерватории, и в Академии музыки имени Гнесиных. Сейчас звукорежиссуре уделяется большое внимание. Например, в филармонии, где работает потрясающий Павел Лаврененков — один из лучших звукорежиссеров, член жюри, или в консерватории им. П.И. Чайковского, где преподает Мария Соболева — тоже удивительный профессионал и тоже член жюри. Наши звукорежиссеры умеют записывать музыку на очень хорошем уровне.

— На вручении наград композитор Алексей Рыбников затронул такую тему, как передача студий звукозаписи различным организациям в условиях крайнего дефицита таких площадок. Это действительно больной вопрос для индустрии?

— Да, он действительно рассказал об этой проблеме, упомянул и выселение Государственного дом радиовещания и звукозаписи из здания на Малой Никитской, вспомнил и передачу помещения фирмы «Мелодия» англиканской церкви. В Доме звукозаписи на Малой Никитской был ряд студий, например в пятой студии записывалась практически вся коллекция советской музыки, все лучшие записи были сделаны именно там, поскольку в этих студиях были созданы эталонные условия. Для нас — музыкантов старшего и среднего поколения — происходящее очень больно. Мы потеряли два места, где записано 99% лучшей музыки.

— Возвращаясь к более приятной теме, легко ли было собрать звезд на гала-концерт на вручение наград?

— Собрать исполнителей такого уровня, поверьте мне, очень тяжело. Они все перегружены, у всех концерты, спектакли. Например, Юрий Башмет, который выступил у нас на премии, сразу улетел в Челябинск.

— Как будет премия развиваться дальше? Может быть, что-то планируете исправить, улучшить?

— Надо было набить шишки, зато мы получили опыт, который учтем. Очень плохо у нас с площадками для проведения мероприятий. Мы очень благодарны театру «Новая опера» и его директору Дмитрию Сибирцеву за то, что он нас пустил и очень тепло отнесся к награде. Считаю, что СМИ могли бы уделить больше внимания премии «Чистый звук». Ведь награждались записи настоящей музыки, не пластмассового ширпотреба, который звучит повсюду, а на церемонию собралась почти вся музыкальная элита страны. Было очень приятно.

Елена Сердечнова

СПРАВКА: Международная премия «Чистый звук» – это первая в истории премия за лучшую аудиозапись российской академической музыки. Учреждена РМС в 2018 году. Присуждается раз в два года в восьми номинациях: опера, хоровые произведения, камерная вокальная музыка, симфоническая музыка, концерт для солирующего инструмента с оркестром, камерная инструментальная музыка (ансамбль), камерная инструментальная музыка (соло), издание архивной аудиозаписи.


Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни
Хоровая феерия