КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Современное искусство
Жюли Джонс: "Бранкузи был простым человеком"
19 Сентября 2017, 18:15

В Мультимедиа Арт Музее открылась первая полномасштабная выставка Константина Бранкузи

«Константин Бранкузи. Скульптуры, рисунки, фотографии, фильмы из собрания Центра Помпиду» – одна из главных экспозиций московской арт-осени. Она проходит в рамках празднования двадцатилетия Музея и в рамках Московской биеннале современного искусства.

Без сомнения, выставка – настоящий пир для эстетов. Странные, изящные, захватывающие, исследовательские объекты представлены на двух этажах музея. Они демонстрируют весь творческий путь скульптора, и хотя большая часть работ – это фотографии, видео и рисунки, но представить по ним жизнь «знаменитого румына» можно весьма наглядно. Они отражают и те великие изменения в искусстве, которые происходят в первой половине ХХ века. Вот – фигуративные, тщательно сделанные скульптуры первого этапа работы Бранкузи. А вот – видеозаписи бесшабашных перформансов и вечеринок в мастерской Бранкузи с участием Дюшана и Ман Рэя. И над всем этим – лаконичные, тотемные, одновременно роскошные скульптурные музы, спящие в витринах.

Большую роль в экспозиции играют фотографии, сделанные Бранкузи. Кураторы подчеркивают, что искусство фотографии было очень важным приложением сил для исследований движения в творчестве скульптора. ««Метаморфоза. Жизнь есть брожение, и должна меняться, чтобы оставаться живой», – пишет Бранкузи. Такая живая экспозиция – поистине титанический труд кураторов – Ольги Свибловой и Жюли Джонс, ведь значительная часть работ Бранкузи не покидает пределов Франции.

«Культуромания» поговорила с куратором выставки, Жюли Джонс, представляющей Центр Помпиду.

К.: Творчество Бранкузи – явление для интеллектуалов от искусства?

ЖД: Мне больше всего нравится в творчестве Бранкузи как раз то, что в нем заключаются одновременно интеллектуальность и чувственность. Обратите внимание, что люди, которые общались с ним, общались с непринужденным человеком, с длинными неубранными волосами. Бранкузи происходил из румынской деревни, и я думаю, что он много играл на этом образе. В нем было очень много шарма, который чувствовали окружающие. И его работы во многом именно такие: естественные, грубые, обработанные в простой манере. Недаром очень хочется прикоснуться к его скульптурам, когда смотришь на них. Именно поэтому многим людям доступно понимание, наслаждение этими работами. В то же время, зритель, который знает историю искусства, отлично понимает, как многое Бранкузи взял из других культур и течений, как много отсылок в его произведениях. Пускай он не был человеком науки, но зато многое знал о природе вещей, и у него была потрясающая библиотека. Бранкузи стремился понять суть, источник происхождения каждой вещи. Это одновременно очень сложно и просто.

К.: В экспозиции продемонстрирована эволюция стиля Бранкузи. Это – результат влияний искусства его современников или внутренняя эволюция?

ЖД.: Бранкузи начинал с фигуративной, почти реалистической скульптуры. Он был прекрасным реалистом, умел хорошо рисовать в прекрасной натуралистической манере. Эти навыки являются результатом его академической школы в Париже. Затем скульптора начинает захватывать тема движения человеческого тела. И после этого он обращается к упрощению форм, к «грубости». Безусловно, это был естественный путь его творческих поисков. В то же время здесь мы видим влияние авангарда, кубизма, ведь его работы не очень серьезны, и в них много свежести. Скульптор постоянно находился в обществе самых талантливых художников своего времени, и все они друг друга вдохновляли, влияли друг на друга.
Фотографии и видеозаписи вызвали большой эмоциональный отклик у зрителей, стали настоящим открытием. Например, на выставке можно увидеть, как Бранкузи обрабатывает огромные глыбы материала, и это действительно впечатляет.

Посетитель выставки Алиса Бурмистрова, арт-продюсер «Денис Милованов SÓHA Concept»:

«Бранкузи обращается к архитепичному, поэтому его искусство инстинктивно понятно каждому человеку. К тому же оно лаконично, и такие формы, опять же, близки очень многим. Это искусство обнаженное, но при этом закрытое, обтекаемое. В скульптуры вложено много смыслов и тайн, хотя они кажутся открытыми. На выставке продемонстрирован и круг общения Бранкузи, «вечеринки» в мастерской. А ведь радушие – это то самое качество, которого так не хватает в арт-среде... Также на видео продемонстрирован процесс создания скульптур. Поэтому пресловутое зрительское «Я тоже так могу» быстро меняется на «Я не могу и это невозможно для человека».
Бранкузи пишет: «Стремление к простоте не есть идея в искусстве. Но мы идем к ней вопреки нам самим, стремясь сделать реальные вещи, которые были бы не конструкцией, которую мы видим, а скорее тем, что она от нас скрывает». Видимая, некая идеальная простота – одно из самых сложных достижения в искусстве, и скульптор гениально решает эту задачу, высвобождает суть вещей.

Анна Пашина, главный редактор ELITE Interior Magazine, посетитель выставки:

«Очень важно то, что эта выставка показана Москве. Известно, что при Центре Помпиду открыли «Мастерскую Бранкузи», где воссозданы атмосфера и интерьер мастерской скульптора. Но совсем немногие люди могут туда попасть. На московской выставке как раз много фотографий из старой мастерской, с их помощью можно почувствовать атмосферу и увидеть, как создавались работы. Стамески, огромные пилы (не электрические, как сейчас)... Когда погружаешься в эту мир, понимаешь, какой это был огромный труд. Это искусство идет от самого сердца, от души скульптора. «Почему в моей мастерской ничто не закреплено и ничто не зафиксировано? Все эти массы, все эти формы могут смещаться, ими можно жонглировать, и эксперимент идет все дальше и дальше», – пишет Бранкузи. Но только он знал как их можно и нужно перемещать. Он завещал свою мастерскую Франции, но с условием, что порядок в ней нарушать нельзя. Поэтому объекты из «наследства Бранкузи» не покидают Францию».

Выставка продлится до 12 ноября

Автор статьи: Екатерина Ким

Фото: Автор Людмила Зинченко, предоставлено пресс-службой МАММ

Новости
Смотреть все