КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Музеи и выставки
Директор музея русского импрессионизма: "Мы хотели бы каждую выставку делать лучше предыдущей"
5 Декабря 2017, 11:29

Интервью с Юлией Петровой, директором Музея русского импрессионизма.

Культуромания: Здравствуйте! Ваш музей – уникальное явление на арт-карте России. Расскажите, пожалуйста, каким был путь от частной коллекции к общедоступной институции?

Юлия Петрова: Борис Минц (коллекционер, меценат, основатель музея Русского импрессионизма - примечание редакции) решился на этот шаг, потому что ему хотелось показать широкой публике художников, чьи имена были по большей части забыты. Идея открытия музея показалась довольно неожиданной. «А что, если сделать из этой коллекции музей?», – однажды сказал мне ее владелец. На тот момент в нашей стране практически не было частных художественных музеев, они только начинали создаваться. И эта мысль прозвучала фантастически. Как это можно реализовать? Оказалось, что ничего невозможного нет, и даже существует специальная юридическая форма – «частное учреждение культуры». Мы довольно быстро нашли здание, начали ремонтные работы, пригласив опытных английских архитекторов. И сейчас музей находится на территории бывшей фабрики «Большевик». Но когда мы приехали сюда в первый раз, то корпуса стояли заброшенными, металлические лестницы дрожали под ногами, повсюду была колючая проволока. Параллельно мы вели работу над пополнением и развитием коллекции. Были и красивые совпадения. Несколько лет назад в интервью «Форбс» Борис Минц делился своими мечтами, в том числе рассказал о том, что хотел бы приобрести Серова. Прошло некоторое время, статью еще даже не опубликовали, и вдруг на Российском антикварном салоне мы остановились перед потрясающей работой Серова. И, конечно же, произведение сразу же было приобретено.

Культуромания: А чем частный музей отличается от государственного?

Юлия Петрова: Если говорить о миссии, то здесь отличий нет. У нас схожие цели, мы занимаемся научной и выставочной деятельностью, участвуем в музейных обменах, издаем книги. Задачи у всех музеев одинаковые, но отличаются источники финансирования. Кроме того, частные музеи вольнее в принятии решений, у них нет министерских планов. Как известно, малые государственные музеи страдают от того, что получают утопичный план выставок. Мы же сами составляем план, и отчитываемся перед самими собой, профессиональным сообществом и широкой общественностью.

Культуромания: А если сравнивать с Западом?

Юлия Петрова: Конечно, на Западе частный музей – это более распространенное и обыденное явление... Может показаться смешным, но периодически в нашей книге отзывов появляются записи о том, что искусство должно принадлежать народу, и частный музей должен передать свою коллекцию государству. Разумеется, на Западе это звучит как анекдот, частная собственность не может вызывать подобных вопросов.

Культуромания: Какие музеи вдохновляют, на кого вы ориентируетесь?

Юлия Петрова: Помните, как в гоголевской «Женитьбе» невеста мечтала об идеальном супруге? У некоторых музеев хочется учиться экспонированию, у кого-то тому, как выстроена работа... Последние годы многие российские музеи стали проводить выставки высочайшего уровня. Например, мне очень понравилось, как была организована выставка «Оттепель». Когда ты профессионал, то обращаешь внимание на мелочи: как обыгран угол зала, как выполнена экспликация. К сожалению, очень бросаются в глаза орфографические ошибки, опечатки. У меня серьезные требования к организации процессов: в нашем музее невозможно представить, чтобы оформление выставки завершали непосредственно к часу открытия: все должно быть готово заранее, с вечера, иначе мы не уходим домой.

Культуромания: А как происходит пополнение фондов? Вы участвуете в продажах?

Юлия Петрова: Мы ничего не продаем, но пополняем коллекцию постоянно. Всегда хочется приобрести для музея произведение более высокого класса, чем уже есть. Все еще существуют имена, которые у нас не представлены и их хотелось бы добавить. Конечно, мечтается, что когда-нибудь нашу коллекцию украсит большая импрессионистическая работа Валентина Серова, но он – редкий художник на арт-рынке. В некоторых странах государственные музеи имеют право продавать работы, чтобы дополнить коллекцию другими произведениями. Но давая музеям такую волю, мы можем столкнуться со спекуляциями и ошибками. До сих пор обсуждаются печальные продажи Эрмитажа на заре советского времени. Эти работы уже не вернуть, ведь продажи были «честными». Де-юре частный музей может продать работы для получения средств на покупку других произведений. Но мы не продаем свои вещи принципиально.

Культуромания: Как происходит вывоз и ввоз произведений русского искусства сегодня? Например, коллекция вашего музея может быть вывезена за рубеж, ведь она – частная?

Юлия Петрова: По действующему в России законодательству художественные произведения, которым более ста лет, не могут быть вывезены из страны, кроме как на временную выставку с обязательным возвратом в оговоренный срок. Мы устраиваем зарубежные выставки своей коллекции, заключаем договор с принимающим музеем, берем разрешение у Министерства культуры, указывая сроки вывоза и обратного ввоза.

Нужно понимать, что за рубежом период импрессионизма в русском искусстве практически не знают – ни Серова, ни Коровина. Когда мы показываем русское искусство рубежа веков, то встречаем зрительские удивление и восторг. В Германии мы договаривались о трех неделях экспонирования, затем нам позвонили, предложили продлить экспонирование на три месяца – выставка пользовалась большой популярностью.

Культуромания: Коллекционеры обычно скрывают свои имена?

Юлия Петрова: Не всегда. Кто-то не считает нужным привлекать внимание к своему имени, тогда на этикетке и в каталоге значится «частное собрание». Но есть и те, кто сделал собирание искусства своей профессией, и для них предоставление произведений на музейные выставки – это часть работы. Тогда, конечно, имя владельца всегда фигурирует.

Культуромания: Интересно было бы услышать о ваших планах на 2018 год.

Юлия Петрова: Первой выставкой 2018 года станут «Жены». Это проект, объединяющий портреты жен самых ярких русских художников: Репина, Врубеля, Фешина, Григорьева, Грабаря, Коровина, Пименова, Дейнеки и многих других. Нам даже сложно выбрать картину для афиши, настолько они все хороши. В мае мы открываем очень важную экспозицию – покажем импрессионистические работы художников русского авангарда. Мало кто знает, что практически каждый авангардист проходил через этап импрессионизма в своем творчестве. Это и Кандинский, и Ларионов, и Петров-Водкин. Казимир Малевич намеренно «прогонял» своих учеников через импрессионизм. К этой выставке мы приурочим международную конференцию, надеемся, что многие наши коллеги из других музеев поучаствуют. На осень запланирована выставка Давида Бурлюка. Мы хотели бы каждую выставку делать лучше предыдущей. Нам интересно ставить перед собой сложные задачи, поэтому мы ищем неизвестные московскому зрителю произведения, много работаем с региональными музеями, разбираемся с атрибуциями, уточняем происхождение и так далее. Каждая выставка – это большая научная работа.


Новости
Смотреть все