КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Государство и культура
Продюсер и режиссер Сергей Сельянов: “Россия должна стать по-настоящему частью мировой культуры”
11 Апреля 2019, 13:00

В конце марта в Госдуме проходили парламентские слушания, посвященные концепции будущего закона “О культуре”. Единственный из выступавших, кто обратил внимание на тот факт, что российская культура - часть мировой, призвал отобразить это положение в законодательстве и наполнить его реальным содержанием, стал продюсер, директор кинокомпании СТВ, председатель правления АПКИТ Сергей Сельянов. О том, зачем это необходимо сделать, а также о механизмах киноэкспорта в страны постсоветского пространства и дальнее зарубежье он рассказал в эксклюзивном интервью “Культуромании”.


- На слушаниях в Госдуме вы сказали, что важно сохранить русскоязычное пространство в соседних странах. Почему?

- Во-первых, это наши соседи. И было бы неплохо, если бы они нас знали и понимали получше. Во-вторых, это в существенной степени территория русского языка, который, естественно, будет вымываться, если не пытаться сохранить и развивать культуру. Надо брать пример с Франции, которая тратит огромные усилия и средства на то, чтобы французский язык и культура в мире была востребована.

- Сколько Франция тратит на поддержку проектов за рубежом?

- Точной цифрой не интересовался, знаю только про кино - это один миллиард евро. А вообще у них большая программа, и она связана не только с кино.

- МИД и посольства должны измениться, чтобы люди, представляющие Россию в ближнем зарубежье, были заинтересованы в каких-то активных действиях?

- Конечно, это вопросы государственной политики. Если государство захочет, то пути решения этого вопроса найдутся.

- На слушаниях вы сказали, что заинтересованы в экспорте в дальнее зарубежье. Есть точка зрения, что глобальный кинорынок принадлежит Голливуду. И сильные игроки - Болливуд или китайская киноиндустрия - они все равно заточены на внутренние кинорынки. То есть смысла рыпаться нет. Как вы прокомментируете такое мнение?

- Понятно, что американское кино доминирует почти во всем мире, и, конечно, заменить Голливуд российскими фильмами в том же объеме не получится, да и такой задачи не стоит. Но занять свою нишу абсолютно реально. В последние четыре года экспорт российских фильмов вырос почти в четыре раза. Это большой рост. Но если мы хотим объемы существенно увеличить, то нужна государственная поддержка.

- В чем она должна выражаться?

- Например, адаптация фильмов, то есть попросту говоря, дубляж. Хороший качественный дубляж, с так называемой локализацией, когда этим занимаются люди, которые чувствуют и понимают язык, знают, как смешно и верно передать шутку или поговорку, как правильно сказать. К сожалению, иногда дубляж бывает отвратительный, и вы сами, наверняка, это знаете по некоторым зарубежным фильмам на российском рынке. А можно это сделать хорошо. Как во всем мире. Ведь если у вас есть качественный дубляж на немецкий язык, то вероятность того, что вы продадите фильм в Германию, возрастает. Ведь дубляж - недешевая история, а выпуск фильма в прокат - дело рискованное. А когда ты еще должен вложить денег не только в рекламу, но еще и в дубляж, то бюджет вырастает, риски тоже.

- То есть место для государственной поддержки - это финансирование дубляжа?

- Не только, еще и маркетинг, реклама, PR. Например, у нас практически нет такой практики, которая распространена в мире, нанимать пресс-агента для сопровождения фильма в течение года на все основные международные рынки. А ведь правильная и внимательная работа со СМИ, естественно, расширяет информационное пространство для фильма. И это очень важное дело - международное освещение российского кино. Нам есть, что рассказать, и в смысле технологических достижений, и в смысле просто знакомства с проектами. Я уж не говорю о телевизионной рекламе, о других видах рекламы в Сети и в офлайн.

Если говорить в принципе об участии в кинорынках, то оно может быть очень скромным, а может быть агрессивным, наступательным. И это тоже требует и времени, и средств.

И, конечно, важно и нужно проводить масштабные мероприятия. Если мы вспомним, опять же, Францию, где есть организация, которая занимается продвижением французского кино во всем мире, и один из инструментов этой организации -- приглашение дистрибуторов из разных стран в Париж на пару дней на показы фильмов, которые имеют экспортный потенциал. То же самое нужно, конечно, делать в Москве, Сочи, Питере.

Если говорить об анимационных сериалах и их выходе на большие международные площадки, то тут нужны большие вложения в диджитал-маркетинг. Если вы не будете активно присутствовать в рекламном смысле на платформе, куда продан ваш контент, то ваш мультфильм могут не заметить. Если вы хотите завоевать первые строчки рейтингов, нужно вложить серьезные деньги. Но это выход не только на контентные, но и на лицензионные рынки. Если вы этого добились, то есть вероятность, что в этой стране начнут продаваться игрушки, раскраски, книги, белье, обувь, молочная продукция, все что угодно с вашими персонажами. За этим стоит большой экспортный потенциал.

- Это идеальная поддержка от государства, которую вы хотели бы видеть?

- Почти.

- Получается, что если раньше продвигать отечественную кинопродукцию мешало отсутствие опыта, а сейчас - это вопрос финансирования?

- Да.

- То, что появится новый оператор и будет выделено 400 миллионов рублей в год на продвижение российских фильмов за рубежом - этого хватит или нет на идеальную поддержку?

- Главное начать. Поддержка в размере 400 миллионов рассчитана исходя из 12-20 фильмов, которые выводятся на рынок, имея экспортный потенциал. На первых порах этого хватит. И если результаты не замедлят себя ждать, думаю вопрос об увеличении суммы этой поддержки будет вполне логичен. Хочу отметить, что тридцать процентов из этой суммы это собственные средства продюсеров. Это не 100%-я поддержка.

- Почему анимацию легче продвигать, с чем это связано?

- С чего вы взяли?

- Она по крайней мере, как мне показалось, больше приносит прибыли за рубежом.

- Но это не значит, что легче. Да, анимация проторила дорогу. Если говорить о нашей студии «Мельница» - самой крупной российской анимационной студии, которой в этом году исполняется 20 лет, то сериалы студии проданы во многие страны мира, они идут в 34 странах Ближнего Востока, а также на платформе Amazon prime в США, Канаде и Великобритании, но все же отмечу, что российская анимация вошла на эти рынки пока только одной ногой. Теперь нужно закрепиться. Еще пять лет назад все было совсем иначе, но благодаря повышению качества российского кино и анимации ситуация изменилась. И теперь качественные фильмы востребованы и продаются. И это новый этап в развитии нашего кино.

- На пресс-конференции в конце февраля вы сказали, что перед Минэкономразвития стоит задача увеличить несырьевой экспорт. Может ли решение этой задачи сказаться на увеличении поддержки продвижения российского кино?

- Мы же с вами об этом и говорим, и в целом положительная динамика по этому вопросу есть. Министерство культуры увеличивает усилия в этом направлении, увеличивает бюджеты, направленные на международное продвижение. Но дальше начинается проблема управления. У нас достаточно бюрократическая страна. Контакты чиновников с индустрией, на мой взгляд, недостаточны. У нас много вопросов. Требуется более тесное взаимодействие между индустрией нашей и соответствующими правительственными институциями.

- Закон “О культуре” может помочь и в этом тоже?

- Закон “О культуре”, наверное, может помочь, но неизвестно, когда его примут. Точно не завтра. И в каком виде тоже пока неизвестно. Но закон в целом нужный и важный.

- Выступая на слушаниях в Госдуме, вы предложили написать в законе, что российская культура - часть мировой, и сделать это в наступательном виде. Что вы имеете в виду?

- Собственно, я это говорил выше, и не скажу ничего нового, российская культура - часть мировой культуры. Но если просто об этом написать, то это останется декларацией. Если мы хотим, чтобы российская культура действительно была частью мировой, значит, надо предпринимать определенные усилия и делать в том числе соответствующую законодательную работу. Можем ли мы сказать, что достижения российской культуры в 2019 году являются частью мировой культуры? Думаю, да. Да, у нас были Толстой, Достоевский, Чехов, Шостакович, Шнитке... Да, сейчас есть Гергиев, Большой театр, Мариинка. Но они и раньше были. Нужно понять, каким образом мы наполняем эти слова - «российская культура часть мировой» - сегодня. Какими смыслами? Какие средства, инструменты мы для этого должны применять? Для нас это вызов. Или мы были, есть и еще будем только благодаря заслугам предшественников? А что мы сами можем? Вот о чем речь.

Елена Сердечнова



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все