КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Государство и культура
Похищение Куинджи. «Культуромания» подводит итоги
1 Февраля 2019, 12:33

1 февраля картина Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» вернулась в экспозицию Третьяковской галереи. Из-за медийного шума, поднявшегося в последние дни, музей переживает наплыв посетителей. Электронные билеты на выставку распроданы вплоть до ее окончания 17 февраля. Попасть в Инженерный корпус можно, отстояв многочасовую живую очередь. Но нам важнее другое: какие выводы сделаны после кражи, и как теперь произведения искусства будут защищать от злоумышленников?

Похищенный 27 января, а затем найденный по горячим следам пейзаж «Ай-Петри. Крым» выставляется не на прежнем месте, а в открытом пространстве, при этом картину поместили под стекло. Как сообщил директор департамента музеев Минкультуры Владислав Кононов, такое решение принято экспертами и руководством Русского музея, которому принадлежит картина. После возвращения в Санкт-Петербург произведение, получившее незначительные повреждения, ждет плановая реставрация.

Любители полотен Куинджи могут вздохнуть с облегчением: подтверждено, что возвращенная на выставку картина - не подделка. Подозреваемый в ее похищении уроженец Феодосии Денис Чуприков, заключенный под стражу до конца марта, принес извинения за свой поступок, сообщив, что украл картину спонтанно.

Тем не менее произошедшая кража, в результате которой картина Куинджи вполне могла надолго, а то и навсегда “исчезнуть с радаров” - привлекла внимание к проблеме черного рынка произведений искусства.

- Неважно, кто преступник, был ли заказ, тем более что, к счастью, картина нашлась. Важно то, что этот случай показывает реальное положение дел с безопасностью экспонатов, - рассуждает в беседе с “Культуроманией” академик Российской Академии художеств Сергей Заграевский. - На временной выставке не использовались электронные датчики. Их теперь будут закупать в срочном порядке. Но ведь они - вчерашний день. Современные средства безопасности – это, прежде всего, видеокамеры, распознающие мельчайшие детали. На московских дорогах они есть, попробуйте превысить скорость, вам тут же придет штраф, а в главном музее города их нет.

“Птичий” рынок для картин

По данным некоторых Telegram-каналов, за последнее время на черном рынке увеличилось количество произведений из музейных фондов. Заграевский согласен с этими утверждениями. Он считает, что это действительно имеет место быть. По его словам, испытанный способ сокрытия таких преступлений - это замена оригиналов копиями.

- История с продажей подобных ценностей началась еще в 20-30-е годы, когда советскому государству критически нужна была валюта для индустриализации. Тогда распродавались полотна, часто заменяясь подделками. Потом наступили другие времена, утечки из фондов уже шли через работников музеев. Еще не так давно они получали копейки, а экспонаты, с которыми они работали, могли стоить сотни тысяч долларов. Это большое искушение, от которого трудно удержаться. Сейчас зарплаты стали больше, но искушение осталось, а работают в музеях разные люди. К тому, же в отличие от обывателя, музейные работники знают, кому можно предложить картину, - рассказывает “Культуромании” академик Заграевский.

По его словам, если работу Куинджи очень сложно подделать: у художника особый самостоятельно разработанный состав красок, уникальная техника - то к другим мастерам, тому же Репину или Коровину это не относится.

- Поэтому масштабный аудит в музейных фондах необходим. Хорошо бы провести экспертизы - а это дорогое и сложное дело, включающее в себя рентген, исследование, химического состава, искусствоведческий анализ. Но, к сожалению, вряд ли на это будут выделены средства - очень дорого, - считает Заграевский.

Искусствовед Антон Успенский придерживается противоположного мнения: он уверен, что сейчас красть музейные произведения искусства стало сложнее из-за информационной прозрачности и как такого черного рынка произведений искусства не существует.

- Кому нужна краденая знаменитая картина? Никому. Поместить ее в частное собрание и там над ней чахнуть, боясь сказать о ней самым близким людям - по большому счету, это бессмыслица. Это рискованно, человек, желающий заполучить знаменитую картину в единоличное пользование, похож на маньяка. Поэтому все разговоры о «черном рынке», заказах на музейные картины мне представляются желанием журналистов увеличить количество посещений на сайтах своих изданий. Реально об этом рынке никто не знает, это лишь слухи. Крайне редко что-то всплывает из музейных фондов, и то потом выясняется, что картина была продана в советское время легально, - делится с “Культуроманией” эксперт.

- Что касается того, нужно ли проводить аудит или сверку фондов в отечественных музеях, то могу заверить, что он проходит независимо от тех событий, которые интересует прессу. Это дело плановое и постоянное, которое проводится в рабочем режиме. Хранители музейных фондов - святые люди, которые регулярно ввязываются в эту тяжелейшую процедуру - потому что речь идет об огромном количестве бумаг, это то, чем они живут. Большая редкость, когда в результате аудита устанавливаются ранее неизвестные факты. Такого не бывает, чтобы одно произведение исчезло, а другое появилось. Другое дело, что бывает переатрибуция - у картины может оказаться другой автор или иная дата написания, - поясняет Успенский.

Сторожить по-новому

На этой неделе Министерство культуры инициировало комплексную проверку систем безопасности всех музеев первого ряда в Российской Федерации. Директор департамента музеев Минкультуры Владислав Кононов подчеркнул, что затем очередь дойдет и до региональных музеев. По итогам проверки будут написаны циркуляры, обозначающие требования к безопасности экспонатов.

Чиновник пояснил что крупные музеи, имеющие внебюджетные доходы, могут начать вкладываться в системы безопасности не дожидаясь субсидий от государства, остальным средства на обновление систем безопасности выделит государство.

- Мы считаем, что предметы музейного фонда, произведения искусства должны защищать датчики, при наличии которых снять картину и не вызвать шум невозможно. Кстати, все последующие выставки Третьяковской галереи будут ими оснащены. Также мы будем рекомендовать использовать датчики, не позволяющие приближаться к картине до допустимых пределов. Это вызовет очень большой шум на выставке, но с течением времени у посетителей, сформируется привычка не заступать за черту, - сказал Кононов.

Директор Зельфира Трегулова уже заверила журналистов, что выводы руководством музея сделаны. По ее словам, в настоящий момент кардинально модернизируется система видеонаблюдения в зданиях галереи в Лаврушинском переулке. Рассматривает администрация и возможность введения досмотра на выходе. Правда, в этом случае она опасается недовольства посетителей. Но лучше быть недовольным от досмотра на выходе, чем от отсутствия полотен Архипа Куинджи в музее.

Елена Сердечнова



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни t.me/kulturomania


Новости
Смотреть все