КУЛЬТУРОМАНИЯ
Меню
Статьи
Кино-театр
Михаил Сегал, режиссер фильма «Слоны могут играть в футбол»: «Я снимал совершенно независимое кино»
9 Августа 2018, 10:28

В конце июня в Нижнем Новгороде проходил Второй фестиваль нового российского кино «Горький fest». Одним из его лауреатов стал фильм Михаила Сегала «Слоны могут играть в футбол», участвовавший также и в конкурсной программе «Кинотавра».


«Слоны могут играть в футбол» – легкая, ироничная и чуть-чуть провокационная история-перевертыш. Это разговор о трудностях любви – большой и чистой любви, которую вы даже не можете предположить, глядя на то, как сорокалетний мужчина пьет кофе с малознакомой Лолитой, которая в два раза моложе него. Ой, вам кажется, что вы уже обо всем догадались? – тогда прочтите абзац сначала и обратите внимание на слово «перевертыш». И с выводами не торопитесь.

Ну а пока вы ломаете над этой загадкой свои светлые и мудрые головы, «Культуромания» предлагает вам интервью с Михаилом Сегалом («Рассказы», «Кино про Алексеева»).

- Михаил, Ваш герой – что с ним не так? Он человек в футляре, аккуратист, одиночка?

Если я отвечу на Ваш вопрос, мне придется пересказать весь фильм. Давайте лучше без спойлеров.

- Хорошо. Тогда давайте так: в картине три женских характера – очень разных, хотя все девушки примерно одного возраста. Кто они? – что-то вроде портрета поколения или мне показалось?

Думаю, что Вам показалось, и этой темы нет вообще. Там используются мотивы, родоначальником которых был Владимир Набоков со своей «Лолитой». То есть в центре девочка-подросток (или почти подросток) и взрослый дядька. Но мы же не говорим о том, что Лолита – представитель поколения. Функционал Лолиты в одном – ее возраст.

- Но старшей девушке в фильме двадцать лет…

Ей двадцать, чтобы возникла возможность легального романа (возник он или нет – другой вопрос). Остальные – несовершеннолетние. Таким образом, интрига строится на общении взрослого мужчины с молоденькими девушками. Но это никаким образом не льет воду на мельницу поколений. Поколение – это какие-то смыслы, движение к каким-то культурным тенденциям, субкультурам. У меня ничего подобного нет.

- Михаил, Ваш фильм «Рассказы» был довольно остер на язык, когда дело касалось политики. «Слоны» же, напротив, могут показаться кому-то совершенно аполитичными. Тем не менее, парочка острых реплик найдется и здесь. Насколько эта тема важна для Вас?

Ну, здесь не политика… Здесь чуть-чуть политики (улыбается). Я просто подумал, что раз я человек с активной гражданской позицией, то даже в такой волнующей, почти эротической мелодраме, надо эту самую гражданскую позицию проявить. А то зря, что ли, кино снимал…

Но если серьезно, «Слоны» появились довольно неожиданно, даже внезапно. До них я был нацелен на совершенно другой проект – остросоциальный, политический, гораздо более смелый в плане сатиры, чем те же «Рассказы». Однако с ним не сложилось (по разным причинам) – и я решил сконцентрироваться на чем-то попроще. Но стало обидно, банально обидно: где же вся моя гражданская смелость? Надо бы «завернуть» что-нибудь эдакое. И в паре эпизодов…

- А я вот три насчитала…

Вот видите, Вы считали. Видимо, Вы тоже об этом всё время думаете (смеется). Понимаете, мы можем долго говорить о том, что политика нас не интересует. Мы можем жить в своем уютном мире, ходить на работу, воспитывать детей, заниматься своими делами – и даже благотворительностью (то есть делать те хорошие маленькие дела, которые нам под силу). А потом, в совершенно неожиданных ситуациях и местах, то, что мы называем политикой (а на самом деле является глобальной жестокостью и несправедливостью социальной жизни) нас настигает. И такое может случиться в любой момент. Потому что это лотерея. Но нам нравится верить, что в нас-то не попадет. И только когда вдруг «попадает», мы начинаем понимать всю степень своей гражданской незащищенности. Поэтому я и вставил в фильм пару кусочков – немного, совсем чуть-чуть. Потому что, как ни крути, политика всегда рядом с нами.

- Михаил, давайте немного о другом. Вы снимаете фильмы на стыке мейнстрима и артхауса…

Знаете, я не в первый раз слышу что-то подобное – и мне это льстит. И я бы обиделся, скажи мне, что я снял артхаусное кино, и обижусь, если скажут, что снял мейнстрим. Потому что в первом случае считается, что ты сделал что-то занудное и никому, кроме тебя, не нужное, а во втором нечто попсовое и развлекательное, не такое интеллектуальное, как бы хотелось. А когда режиссеру говорят, что он работает на стыке мейнстрима и артхауса, то режиссер сразу начинает думать, что он и умный, и легкий для восприятия. То есть это самый лучший комплимент, который только возможен. Я – «за». Кстати, это течение еще называют «арт-мейнстримом»…

- Не очень люблю этот термин…

Да какая разница, какой термин, если все понимают, о чем речь. Хотя это в России «артхаус» стал словом ругательным, символом чего-то заумного, скучного и сложного для восприятия. А для всего мира «артхаус» – это просто авторское кино. И никакого негативного подтекста в нем нет.

- Михаил, я знаю, что фильм «Слоны могут играть в футбол» Вы снимали на частные средства. Почему?

У «Слонов» бюджет достаточно небольшой, к тому же от замысла до запуска прошло очень мало времени, а поиск денег у Министерства Культуры – это долгий цикл…

- То есть это минус системы субсидирования?

Я этого не сказал. Но фильм задумывался в конце лета, а снимать мы хотели осенью, и если бы мы ждали каких-то субсидий, то целый год был бы потерян. И мы решили с продюсером (Андреем Новиковым), что пусть мы поскромнее снимем, но зато снимем сейчас. Так что у нас абсолютно независимое кино, самое независимое, какое только можно придумать. Что же касается системы субсидирования, то к ней я отношусь хорошо…

- Но в ней же есть какие-то недостатки…

А в рыночной экономике их нет? У нее свои законы, и она осаживает творческие порывы гораздо жестче, чем деньги от Министерства Культуры. И во всем мире авторское кино снимают либо за счет государственных культурных фондов, либо с помощью аналогов Минкульта. Потому что, к сожалению, авторские фильмы не окупаются. Ты не можешь закинуть их в кинотеатры и ждать, когда посыплются деньги.

Вопрос в другом: как именно эти субсидии распределять. Делается ли это объективно, нет ли здесь коррупции или какого-то социально-политического заказа. Мол, мы дадим денег, но давайте снимем что-нибудь очень военно-патриотическое, например. И вот это, конечно, минус. Но сам факт, что авторское кино делается при помощи государственного финансирования –огромный плюс. Потому что иначе не будет возможности снимать.

Беда в том, что те деньги, которые платят налогоплательщики, чиновники считают своими. И что ими можно распоряжаться в каких-то агитационных целях. Хотя налоги-то платят все: и согласные с политикой власти, и несогласные – это общий денежный котел. Выходит, налоги государство собирает со всех, а использует их исключительно в своих интересах. Так что чем меньше политики будет в системе финансирования – тем лучше.

- А Вы могли бы снять историческое кино?

Гм, какой неожиданный переход…

- А я и сама не ожидала, что спрошу. Но Вы заговорили о военном кино – и я сразу вспомнила, что за бардак творится с историческими фильмами в нашем прокате…

Мой первый фильм («Франц и Полина») был как раз про войну, но это не самое далекое от нас время. А так я бы с удовольствием снял. Более того: я бы любой фильм любого жанра снял с удовольствием. Хоть фантастический, хоть исторический. Это же безумно увлекательно для режиссера – большое кино, красивое…

- А мне вот казалось, что маленькое и личное кино Вам ближе…

Мне психологически сложно бороться за гигантские бюджеты, поэтому я снимаю камерное кино. И ни от кого не завишу. Но если я когда-нибудь соберусь, напрягусь – и раздобуду возможность снять масштабное зрелищное кино, то буду этому только рад.

- Михаил, мы находимся на фестивале, концепция которого довольна необычна. «Горький fest» «сталкивает лбами» не только фильмы разного жанра: здесь соревнуются на равных (в рамках одного конкурса) и короткометражки, и полный метр. Как Вы относитесь к этому?

Честно говоря, я нигде такого не видел. И это настолько смелая идея, что ее даже сложно критиковать. Вполне возможно, что она оправдана прежде всего именно оригинальностью. Но раз организаторы фестиваля хотят экспериментировать, то почему бы и нет? Прекрасный эксперимент. С другой стороны, когда в одном конкурсе и анимационное, и документальное, и короткометражное кино, и полный метр – не очень понятно, как их оценивать. Хотя, в конце концов, призы же не главное…

На самом деле, я против другого: когда разделяют фильмы опытных режиссеров и дебютантов. Это на разных смотрах бывает. И может случиться так, что какой-нибудь гениальный дебют сильнее и лучше, чем работы мэтров. И будь он в общем конкурсе, ему бы дали Гран-при. Или актер, снявшийся в дебюте, мог бы получить приз за лучшую мужскую роль. Но когда фильмы разделяют, получается, что даже если ты в десять раз гениальнее, ты зажат в лягушатнике дебютного конкурса. А это несправедливо.

К тому же, самые крутые прорывы и карьерные трамплины связаны именно с дебютами. Если бы «Иваново детство» Тарковского попало не в основной конкурс Венецианского фестиваля, а в какую-то другую программу, которую толком никто не смотрит – что бы тогда было? Да ничего. Так что я считаю: «соревноваться» нужно на равных.

- А что Вы думаете о принципе «в каждом городе – по фестивалю»? У нас же количество смотров чуть ли не в геометрической прогрессии сегодня растет…

В городе областном или районном?

- Ну, например, в Орле (родной город Михаила Сегала – прим. редакции).

В Орле как-то проходил кочующий актерский фестиваль «Созвездие»: он проводится в разных городах, заезжал и туда. Что же касается фестивалей вообще… Тут дело такое: их можно проводить – а можно и нет. Но если кинофестиваль нужен зрителям этого города, если он как-то развивает кино, киноиндустрию, прокат, если является событием – тогда это здорово.

А когда речь идет просто об освоении бюджетных денег, и когда одна и та же компания веселых московских кинематографистов ездит из одного региона в другой… В принципе, это тоже неплохо: например, можно порадоваться за веселых неунывающих кинематографистов, у которых есть возможность хорошо проводить время. Но в этом случае мы говорим об интересах одной сотни людей. Поэтому давайте просто назовем такие смотры корпоративами. Ведь вопрос не в количестве фестивалей, а в том, чем они на самом деле являются.

Причем, я-то, будучи сам веселым и неунывающим кинематографистом, такую систему поддерживаю. Когда бы я так еще посмотрел города, пообщался с людьми?

Вера Алёнушкина




Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни.

Если у вас установлен Telegram просто кликните на ссылку - t.me/kulturomania

Это анонсы концертов и выставок, рецензии, интересные интервью и новости!
Новости
Смотреть все