Коллекционер Кирилл Алексеев: «Мы стоим на пороге бума на рынке современного российского искусства»

Современное искусство

Коллекционер Кирилл Алексеев: «Мы стоим на пороге бума на рынке современного российского искусства»
1 Августа 2017, 11:47

Мировые исследования по-разному оценивают объемы и основные тенденции арт-рынка, ведь его значительную часть составляют частные продажи. Ко всему прочему, на художественном рынке вопросы цены сталкиваются в неравном бою с вопросами качества. В России все еще сложнее - у нас необходимые инструменты для работы арт-рынка только начинают формироваться. О том, какие тенденции существуют сегодня в области продаж произведений современного искусства рассказал «Культуромании» искусствовед и коллекционер Кирилл Алексеев - преподаватель Бизнес-школы RMA, глава образовательных программ Музея Москвы, директор Музея Владимира Гиляровского.


К.: Расскажите, пожалуйста, как устроен экспертный рынок в России?

КА.: Любое произведение искусства, которое попадает на арт-рынок, нуждается в экспертном заключении. Поэтому все коллекционеры пользуются услугами соответствующих специалистов. Сначала вещь приобретается дилером где-нибудь на периферии. Дилер показывает ее эксперту для первичной оценки. В некоторых случаях коллекционеры могут полностью положиться на его мнение. Но чаще всего, та или иная вещь по рекомендации того же эксперта попадает в институцию, где выдаются заключения. После это произведение можно официально реализовать на арт-рынке.

Здесь стоит отметить, что произведения искусства не только продают или покупают, но и активно меняют. Сегодня, когда время больших денег на рынке прошло, коллекционеры все чаще предпочитают меняться вещами, а не пополнять собрание через покупку или продажу. Можно сказать, что это повторяет ситуацию 1960-70-х годов. Надо сказать, что я также являюсь не только экспертом, но и коллекционером, собираю иконы и современное искусство, занимаюсь кураторской деятельностью, то есть все время нахожусь в курсе основных событий и движений на рынке. Так вот, русский рынок хотя и неразвитый, однако очень интересный. Дело в том, что всем уже хорошо известно, где находятся самые ценные произведения русского или, скажем, голландского искусства, однако именно у нас в стране можно найти настоящие сокровища...

К.: А с чем это связано?

КА.: Как я и сказал, в нашей стране очень плохо развит арт-рынок. Именно это обстоятельство, помимо прочего, дает возможность абсолютно случайно найти клад. При малой просвещенности населения, большинство людей не понимают ценности произведения искусства, не видит его ликвидность. Проще говоря, в России отсутствует инвестирование в искусство. Зато если ты хоть что-то понимаешь в художественном творчестве и можешь отличить качественную вещь от барахла, то у тебя есть все шансы быстро обогатиться. Хотя для меня, как для эксперта, принципиальны не деньги, а сами вещи.

К.: Интересно, а можно ли получить прибыль, вложившись в современных российских художников?

КА.: Безусловно, какие-то деньги вы получить сможете. Например, сейчас я работаю с корпоративными заказчиками, занимаюсь широким спектром вещей. И помимо древнерусского искусства, западного искусства, крупные заказчики начинают интересоваться и современными русскими художниками. Причем все это происходит на фоне известного и долго продолжающегося спора: имеет ли современное русское художественное творчество ценность или нет... А если этот вопрос волнует достаточно большое количество людей, то неизбежно растет и цена на сам предмет спора.

К.: И как можно стимулировать этот рынок?

КА.: На мой взгляд, чем больше сегодня будет появляться галерей современного искусства, чем больше участников вовлекутся в актуальные художественные процессы, тем больше будет спрос, а, значит, и цена. Последние годы мы наблюдаем просветительский бум, рождение образовательных центров, обилие публичных лекций. Это приводит к росту интереса со стороны зрителя, что стимулирует продажи самих произведений. Мы находимся накануне этого бума, и хотелось бы, чтобы он коснулся как можно большего количества людей. И это не столько вопрос денег, сколько вопрос вкуса. Но со вкусом у нас в стране пока что не очень складывается... Например, в той же архитектуре, мы стоим вдалеке даже от чисто технологических достижений, не говоря уже об образности и гармонии. Что касается актуального искусства - мы находимся в похожей ситуации... Впрочем, тенденция меняется: на такое искусство появился социальный заказ. Более того, и со стороны власти мы наблюдаем рост интереса к нему. И хотя вопрос о профессионализме здесь пока что не стоит, все вместе это складывается в довольно позитивную картину.

К.: Какие моменты здесь можно отметить?

КА.: Последние несколько лет наше художественное сообщество стало очень активно, оно пополняется новыми людьми, и приобретение предметов искусства – это составная часть этого процесса. Коллекционирование – желание прикоснуться к эстетике художественного творчества не только на уровне воспоминаний, но и на уровне самих предметов. Люди вообще любят эти символы времени. Скажем, вы покупаете картину XVIII века не столько за красоту ее живописи, сколько из-за того духа времени, который в ней заключен. И сейчас ценителей искусства появилось довольно много. По частной инициативе в Москве открылся парк «Легенда», в Ростове-на-Дону действуют сразу несколько центров современного искусства, похожие процессы можно наблюдать в Казани. И чем больше таких площадок возникает, тем больше появляется собирателей современного искусства.

К.: А нужен ли эксперт для того, чтобы приобрети хорошую вещь, созданную нашими современниками? Или достаточно хорошего вкуса и образовательного бэкграунда?

КА.: Существует незыблемая формула: в отсутствие рынка произведение искусства стоит ровно столько, сколько за него готовы заплатить. Соответственно, если любая вещь стоит приблизительно «ничего», то вам не нужен эксперт, вы можете купить ее, полагаясь исключительно на свой вкус. Более того, современно искусство отталкивается именно от вкуса самого зрителя, и собиратель является точно таким же действующим игроком на художественном поле, как и сам художник. Если в России будут регулярно открываться арт-площадки, то люди их неизбежно заполнят. И залы будут конкурировать, чтобы привлечь зрителя...

К.: И кто же сегодня стоит во главе этих процессов?

КА.: Сейчас на культурной площадке главные действующие лица – культуртрегеры. Они создают культурные события и аккумулируют вокруг себя людей. Рынок изменился, основные события происходят вне привязки к пространству. Например, сейчас в моду снова вошли квартирники. Эпоха больших галерей уходит, а между коллекционером и зрителем расположились эксперты и культуртрегеры.

К.: Коллекционирование – это вопрос инвестиций или любви к искусству?

КА.: Позволить себе инвестирование может только рынок со всеми необходимыми для этого инструментами, а в России их нет. Поэтому коллекционирование у нас носит чисто филантропический и любительский характер. Скажем, мой интерес к коллекционированию чисто академический, музейный. Хотя деньги играют далеко не последнюю роль в этой деятельности.


Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни
Интересное по теме

Современное искусство

Сергей Новиков: «Хороший реставратор – это неудавшийся художник с хорошим химическим образованием»
26 октября 2017, 14:33

Современное искусство

Жюли Джонс: "Бранкузи был простым человеком"
19 сентября 2017, 18:15

Современное искусство

Проекционные шоу: союз искусства и технологий
13 октября 2017, 14:22