Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель

Мировое наследие

Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель
11 Марта 2022, 10:37

Мария Сибилла Мериан (Maria Sibylla Merian; 2 апреля 1647 — 13 января 1717 гг.) — знаменитая немецкая художница второй половины XVII — начала XVIII веков, выдающийся иллюстратор и гравер. Мария Сибилла Мериан также принадлежала к числу лучших естествоиспытателей своей эпохи, она опубликовала ряд значимых трудов о флоре и фауне. Лучшие шедевры ее творчества до сих пор имеют высокую научную и культурную ценность.


Жизнь Марии Сибиллы была насыщена необычай­ными приключениями и весьма авантюрными поступками, а ее наследие — значительно для культуры человечества. Ее имя знали и чтили коллекционеры и садоводы, художники и книгоиздатели, путешественники и ученые.

Мария Сибилла была одной из первых женщин, дерзнувших посвятить себя научной деятельности, а из наук — избрать ту, которую многие презирали. Всю жизнь она изучала «омерзительных тварей» (как тогда называли насекомых), стремясь познать их и облагородить своим искусством. Ей принадлежала заслуга детального красочного изображения и популяризации явления «метаморфоза насекомых». Она, пожалуй, впервые сумела соединить высокое искусство с целями биологической науки, заставить их послужить друг другу.

Ее отец был знаменитым на всю Европу гравером, державшим великолепную мастерскую и типографию (позже Марию Сибиллу воспитывал и учил рисовать девочку отчим, голландский художник Я. Марель), а мать — крепкой предпринимательницей, открывшей при доме небольшую шелковую фабрику. Она росла в художественной среде: художниками были ее отец, отчим, братья…

С детства маленькая Мария Сибилла, помогая матери, сортировала по бумажным кулечкам гусениц шелкопряда, следила за развитием маленьких шелковых работников, зарисовывала их в альбомы, даже пыталась гравировать.

Семнадцатилетняя Мария вышла замуж за ученика отчима — Иоганна Андреаса Графа, который в пору «жениховства» казался талантливым и подающим надежды живописцем — сам император Леопольд I счел возможным заказать молодому художнику свой парадный портрет, — однако в семейной жизни обнаружил полную непрактичность, которая постепенно разрушила все его юношеские амбиции.

По переезде в Нюрнберг, родной город Графа, несмотря на оставленные в наследство типографию и мастерскую, Мария Сибилла почувствовала, что тиски материальных затруднений все теснее сжимаются на «горле» их семьи. Обстоятельства вынудили юную мать семейства (Мария имела уже дочь) взять на себя заботу о добывании средств к существованию. Тут ей и пригодились экзотические таланты и коммерческая сметка.

В нюрнбергский период она создает невыгорающие и водостойкие красители и в своей мастерской принимается расписывать скатерти. Украшенные модными в то время мотивами — цветами, птицами, травами, деревьями — изделия Марии Сибиллы прекрасно смотрелись с обеих сторон ткани и благодаря фантастическим свойствам красок не смывались при стирке и не выгорали на солнце.

В городе Мария стала самым престижным мастером художественно-прикладных работ: дамы охотно демонстрировали скатерти ее кисти, и считалось приличным заказать роспись в мастерскую Марии Сибиллы.

Любая другая особа, достигнув таких значительных успехов, удовлетворилась бы этим и продолжила бы идти по проторенной дороге, но Марию одолевала жажда чего-то большего.

Просьбы жительниц Нюрнберга научить их искусству вышивания навели ее на мысль, вполне естественную для нее — дочери потомственных издателей и граверов — выпустить пособие цветочных узоров, так называемый флориегиум.

Так появилась первая «Книга цве­тов» с раскрашенными ручным способом гравюрами чудесных цветов. Оглушительный успех этой работы побудил художницу продолжить издание, и исполнению этого решения не помешало даже рождение второй дочери в 1678 году — Доротеи Марии.

Спустя много лет великий Гете назвал Мериан одной из самых крупных голландских флористов. Ее очень интересовала живая природа — причем не только как предмет эстетического поклонения, но и как объект самого пристального изучения. «Цветочки» занимали Марию постольку, поскольку они приносили весомый финансовый доход, но тайной страстью молодой женщины стали насекомые.

В саду Мария собирала гусениц и приносила их в дом для наблюдений, а однажды она взяла в дом мертвую мышь, чтобы изучать червей и личинок в ее тушке.

В 1674 году Мария приступает к систематическому исследованию насекомых. Она независимо от крупнейшего ученого-натуралиста Сваммердама приходит к идее метаморфоза. С удивлением Мария Сибилла открывает, что все в мире — и растения, и животные, и человек — подвержены неожиданным превращениям.

Она начинает готовить новую работу — «Книгу о гусеницах». Задача Марии была грандиозной. Часами художница наблюдала изменения, происходившие в ящике с гусеницами, и спешила зарисовать их. Не следует забывать, что в XVII веке многие бабочки не только не имели названий, но никто не знал, какая из них развивается из той или иной гусеницы и каким растением питается.

Мария, используя свой живописный талант, фиксировала словно на фотографическую пленку все перипетии жизни гусениц, что являлось уникальным для Нового времени. Из этого кропотливого труда и родилась книга, получившая длинное название: «Удивительное превращение гусениц и необычное питание цветами прилежно исследовала, кратко описала, зарисовала с натуры, гравировала и издала Мария Сибилла Граф».

Издав «Книгу о гусеницах», она проявила незаурядное мужество и самостоятельность. Конечно, ей не грозила инквизиция или остракизм, но суеверные современники считали занятия, которыми увлекалась Мария, не просто низменными, но греховными и опасными для души.

Дочери подросли, Мария становилась все равнодушнее и равнодушнее к семейным радостям, развлечениям и удовольствиям. Между супругами Граф наступило отчуждение. Обычная история: мужчине не нравится самостоятельность жены, не хочется чувствовать себя на вторых ролях. Уже современники заметили, что в книгах Марии рисунки, выполненные ее мужем, менее выразительны, чем ее собственные. Произошел окончательный разрыв между супругами, отныне Мария все свои работы стала подписывать девичьей фамилией, посчитав, как видно, что и перед Богом брак их разрушен.

Она продолжала изучать и тщательно фиксировала в дневниках развитие личинок мух, пауков и стрекоз, препарировала мертвых птиц, зарисовывала насекомых и, в конце концов, совершила исследовательское путешествие в Суринам.

К сожалению, о Марии-путешественнице известно очень мало. Поездка в Новый Свет поставила ее в ряд с выдающимися и отважными первопроходцами ее эпохи. Даже сегодня ее дерзкое предприятие представляется подвигом, особенно если учесть «комфортабельность» судна XVII века и то, что Мериан было уже за пятьдесят.

Путешествие в Южную Америку оказалось весьма плодотворным с научной точки зрения. Мария Сибилла вместе с дочерью поселилась на самом опасном берегу, в верховьях реки Суринам. Белым колонистам постоянно угрожали так называемые мароны — негры, бежавшие с плантаций и селившиеся по берегам рек. К тому же климат Суринама — влажный и жаркий — делал пребывание европейцев на материке крайне затруднительным. Но Мария, казалось, не замечала проблем: ее ошеломило обилие насекомых. Уже в день своего приезда она расставила по всему дому ящики. Индейцы, прослышав про странную особу, каждое утро толпились у ее дверей, зная, что она скупает пойманных животных. Из мешков и сумок местные жители извлекали змей. Цена зависела от длины. Индеанки приносили гусениц, уверяя каждый раз, что «из этого червяка вырастет красивое насекомое».

За два года пребывания в Суринаме Мария Сибилла собрала бесценную по богатству коллекцию насекомых, гусениц, бабочек. Ее работа долгое время являлась наиболее полным этимологическим обозрением по Южной Америке. Ее бережно собранная коллекция суринамских насекомых вплоть до 20 века оставалась самой подробной и научно систематизированной.

В научной литературе довольно много и подробно обсуждается значение исследований Марии Сибиллы для энтомологии и ботаники. Искусствоведы анализируют особенности ее художественного мастерства. В Архиве РАН в Санкт-Петербурге хранятся удивительные акварели, до сих пор привлекающие внимание не только историков искусства, но и ботаников и энтомологов. Петербургская коллекция сохранившихся акварелей Марии Сибиллы — одна из самых больших в мире.

К тому же с Санкт-Петербургом связана и значительная часть жизни ее дочери Доротеи Марии Гзель: она и ее муж Георг Гзель в 1717 г. были приняты на русскую службу. Помимо занятий живописью, они занимались оформлением экспозиций Кунсткамеры, а впоследствии преподавали рисунок и живопись в созданной Академии наук.

Работы Марии опередили время и обогатили зоологию и ботанику. Через столетие её рисунки были использованы шведским натуралистом Карлом Линнеем в его универсальной классификации царства растений. С тех пор, когда художница создавала свои удивительные, полные жизни акварели, прошло почти три столетия. И до сих пор ее прекрасные и достоверные произведения не только доставляют эстетическое наслаждение, но служат примером научно-популярной иллюстрации.


Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель

<h2>Мария Сибилла Мериан (Maria Sibylla Merian; 2 апреля 1647 — 13 января 1717 гг.) — знаменитая немецкая художница второй половины XVII — начала XVIII веков, выдающийся иллюстратор и гравер. Мария Сибилла Мериан также принадлежала к числу лучших естествоиспытателей своей эпохи, она опубликовала ряд значимых трудов о флоре и фауне. Лучшие шедевры ее творчества до сих пор имеют высокую научную и культурную ценность.</h2> <br> <span style="font-size: 14pt;">Жизнь Марии Сибиллы была насыщена необычай­ными приключениями и весьма авантюрными поступками, а ее наследие — значительно для культуры человечества. Ее имя знали и чтили коллекционеры и садоводы, художники и книгоиздатели, путешественники и ученые.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Мария Сибилла была одной из первых женщин, дерзнувших посвятить себя научной деятельности, а из наук — избрать ту, которую многие презирали. Всю жизнь она изучала «омерзительных тварей» (как тогда называли насекомых), стремясь познать их и облагородить своим искусством. Ей принадлежала заслуга детального красочного изображения и популяризации явления «метаморфоза насекомых». Она, пожалуй, впервые сумела соединить высокое искусство с целями биологической науки, заставить их послужить друг другу.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Ее отец был знаменитым на всю Европу гравером, державшим великолепную мастерскую и типографию (позже Марию Сибиллу воспитывал и учил рисовать девочку отчим, голландский художник Я. Марель), а мать — крепкой предпринимательницей, открывшей при доме небольшую шелковую фабрику. Она росла в художественной среде: художниками были ее отец, отчим, братья…</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> С детства маленькая Мария Сибилла, помогая матери, сортировала по бумажным кулечкам гусениц шелкопряда, следила за развитием маленьких шелковых работников, зарисовывала их в альбомы, даже пыталась гравировать.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Семнадцатилетняя Мария вышла замуж за ученика отчима — Иоганна Андреаса Графа, который в пору «жениховства» казался талантливым и подающим надежды живописцем — сам император Леопольд I счел возможным заказать молодому художнику свой парадный портрет, — однако в семейной жизни обнаружил полную непрактичность, которая постепенно разрушила все его юношеские амбиции.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> По переезде в Нюрнберг, родной город Графа, несмотря на оставленные в наследство типографию и мастерскую, Мария Сибилла почувствовала, что тиски материальных затруднений все теснее сжимаются на «горле» их семьи. Обстоятельства вынудили юную мать семейства (Мария имела уже дочь) взять на себя заботу о добывании средств к существованию. Тут ей и пригодились экзотические таланты и коммерческая сметка.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В нюрнбергский период она создает невыгорающие и водостойкие красители и в своей мастерской принимается расписывать скатерти. Украшенные модными в то время мотивами — цветами, птицами, травами, деревьями — изделия Марии Сибиллы прекрасно смотрелись с обеих сторон ткани и благодаря фантастическим свойствам красок не смывались при стирке и не выгорали на солнце.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В городе Мария стала самым престижным мастером художественно-прикладных работ: дамы охотно демонстрировали скатерти ее кисти, и считалось приличным заказать роспись в мастерскую Марии Сибиллы.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;">Любая другая особа, достигнув таких значительных успехов, удовлетворилась бы этим и продолжила бы идти по проторенной дороге, но Марию одолевала жажда чего-то большего.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Просьбы жительниц Нюрнберга научить их искусству вышивания навели ее на мысль, вполне естественную для нее — дочери потомственных издателей и граверов — выпустить пособие цветочных узоров, так называемый флориегиум.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Так появилась первая «Книга цве­тов» с раскрашенными ручным способом гравюрами чудесных цветов. Оглушительный успех этой работы побудил художницу продолжить издание, и исполнению этого решения не помешало даже рождение второй дочери в 1678 году — Доротеи Марии.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Спустя много лет великий Гете назвал Мериан одной из самых крупных голландских флористов. Ее очень интересовала живая природа — причем не только как предмет эстетического поклонения, но и как объект самого пристального изучения. «Цветочки» занимали Марию постольку, поскольку они приносили весомый финансовый доход, но тайной страстью молодой женщины стали насекомые.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В саду Мария собирала гусениц и приносила их в дом для наблюдений, а однажды она взяла в дом мертвую мышь, чтобы изучать червей и личинок в ее тушке.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В 1674 году Мария приступает к систематическому исследованию насекомых. Она независимо от крупнейшего ученого-натуралиста Сваммердама приходит к идее метаморфоза. С удивлением Мария Сибилла открывает, что все в мире — и растения, и животные, и человек — подвержены неожиданным превращениям.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Она начинает готовить новую работу — «Книгу о гусеницах». Задача Марии была грандиозной. Часами художница наблюдала изменения, происходившие в ящике с гусеницами, и спешила зарисовать их. Не следует забывать, что в XVII веке многие бабочки не только не имели названий, но никто не знал, какая из них развивается из той или иной гусеницы и каким растением питается.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Мария, используя свой живописный талант, фиксировала словно на фотографическую пленку все перипетии жизни гусениц, что являлось уникальным для Нового времени. Из этого кропотливого труда и родилась книга, получившая длинное название: «Удивительное превращение гусениц и необычное питание цветами прилежно исследовала, кратко описала, зарисовала с натуры, гравировала и издала Мария Сибилла Граф».</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Издав «Книгу о гусеницах», она проявила незаурядное мужество и самостоятельность. Конечно, ей не грозила инквизиция или остракизм, но суеверные современники считали занятия, которыми увлекалась Мария, не просто низменными, но греховными и опасными для души.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Дочери подросли, Мария становилась все равнодушнее и равнодушнее к семейным радостям, развлечениям и удовольствиям. Между супругами Граф наступило отчуждение. Обычная история: мужчине не нравится самостоятельность жены, не хочется чувствовать себя на вторых ролях. Уже современники заметили, что в книгах Марии рисунки, выполненные ее мужем, менее выразительны, чем ее собственные. Произошел окончательный разрыв между супругами, отныне Мария все свои работы стала подписывать девичьей фамилией, посчитав, как видно, что и перед Богом брак их разрушен.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Она продолжала изучать и тщательно фиксировала в дневниках развитие личинок мух, пауков и стрекоз, препарировала мертвых птиц, зарисовывала насекомых и, в конце концов, совершила исследовательское путешествие в Суринам.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> К сожалению, о Марии-путешественнице известно очень мало. Поездка в Новый Свет поставила ее в ряд с выдающимися и отважными первопроходцами ее эпохи. Даже сегодня ее дерзкое предприятие представляется подвигом, особенно если учесть «комфортабельность» судна XVII века и то, что Мериан было уже за пятьдесят.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Путешествие в Южную Америку оказалось весьма плодотворным с научной точки зрения. Мария Сибилла вместе с дочерью поселилась на самом опасном берегу, в верховьях реки Суринам. Белым колонистам постоянно угрожали так называемые мароны — негры, бежавшие с плантаций и селившиеся по берегам рек. К тому же климат Суринама — влажный и жаркий — делал пребывание европейцев на материке крайне затруднительным. Но Мария, казалось, не замечала проблем: ее ошеломило обилие насекомых. Уже в день своего приезда она расставила по всему дому ящики. Индейцы, прослышав про странную особу, каждое утро толпились у ее дверей, зная, что она скупает пойманных животных. Из мешков и сумок местные жители извлекали змей. Цена зависела от длины. Индеанки приносили гусениц, уверяя каждый раз, что «из этого червяка вырастет красивое насекомое».</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> За два года пребывания в Суринаме Мария Сибилла собрала бесценную по богатству коллекцию насекомых, гусениц, бабочек. Ее работа долгое время являлась наиболее полным этимологическим обозрением по Южной Америке. Ее бережно собранная коллекция суринамских насекомых вплоть до 20 века оставалась самой подробной и научно систематизированной.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В научной литературе довольно много и подробно обсуждается значение исследований Марии Сибиллы для энтомологии и ботаники. Искусствоведы анализируют особенности ее художественного мастерства. В Архиве РАН в Санкт-Петербурге хранятся удивительные акварели, до сих пор привлекающие внимание не только историков искусства, но и ботаников и энтомологов. Петербургская коллекция сохранившихся акварелей Марии Сибиллы — одна из самых больших в мире.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> К тому же с Санкт-Петербургом связана и значительная часть жизни ее дочери Доротеи Марии Гзель: она и ее муж Георг Гзель в 1717 г. были приняты на русскую службу. Помимо занятий живописью, они занимались оформлением экспозиций Кунсткамеры, а впоследствии преподавали рисунок и живопись в созданной Академии наук.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Работы Марии опередили время и обогатили зоологию и ботанику. Через столетие её рисунки были использованы шведским натуралистом Карлом Линнеем в его универсальной классификации царства растений. С тех пор, когда художница создавала свои удивительные, полные жизни акварели, прошло почти три столетия. И до сих пор ее прекрасные и достоверные произведения не только доставляют эстетическое наслаждение, но служат примером научно-популярной иллюстрации.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> <iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/z5OLI3_u8xo" title="YouTube video player" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; clipboard-write; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe></span> <p> </p> <br>

Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель

Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель

Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель

Мария Сибилла Мериан. Первая художница-естествоиспытатель