Выставка «Секретики» в музее «Гараж»: краткий курс по андеграундной тусовке СССР

Музеи и выставки

Выставка «Секретики» в музее «Гараж»: краткий курс по андеграундной тусовке СССР
27 Декабря 2019, 10:03

Музей современного искусства «Гараж» предлагает посмотреть на жизнь глазами тех, кто уходил от пресной советской действительности в мир «своих» людей. Как творилось неформальное искусство в СССР, что объединяло людей «своего круга», при чём здесь йоги и хиппи – всё будет понятно после просмотра выставки.


Музей готовится к новому сезону. Выставка «Секретики» - пока единственная открывшаяся экспозиция во всем пространстве «Гаража». Заявленную тему можно рассматривать в двух аспектах: как попытку заглянуть в закрытое общество свободолюбивых антисоветчиков и как возможность сравнить прошедшее время с сегодняшней жизнью. Куратор Каспарс Ванагс, проводя экскурсию, объясняет: все, что связано с секретами, личной жизнью, очень актуально и в наши дни, в эпоху Big data. Сегодня мы сами по своей воле отдаем факты личной жизни для социальных сетей, но системы «свой-чужой» по-прежнему существуют.

Экспозиция дает представления о невиртуальных, но тоже социальных сетях времен СССР. Однако произведения нонконформистов 60-80-х годов трудно показать в выставочном зале. Потому что часто они творили в открытом пространстве, в парках, на улицах, на природе. Организаторы выставки постарались сделать так, чтобы экспонаты вступали с собой в диалог, и таким образом была понятна общая обстановка жизни в Советском Союзе.

Абсурдности официальной системы нонконформисты порой намеренно противопоставляли еще большую абсурдность своих работ, действий. Абсурдисты, изотерики, мистики считали, что через полную бессмыслицу можно найти вход в другой мир, посмотреть на действительность с иной стороны. Нежелание соглашаться с общим мнением формировало группы «своих», где, впрочем, тоже были правила и социальные функции, чтобы люди могли доверять и поддерживать друг друга.

Смотря на графические работы Валентины Кропивницкой, понимаешь, как была желанна для несогласных с системой эта выдуманная реальность. На двух работах «Большое дерево» и «Бревно» - затерянный мир странных существ, а на горизонте видны обычные объекты цивилизации. Неведомый мир совсем рядом, но большинство людей ничего никогда о нем не узнает.

Незначительность, ничегонеделанье – типичный пример понимания кармы для многих внесистемных людей есть в стихотворении поэта и художника Дмитрия Пригова:

Я с домашней борюсь энтропией
Как источник энергьи божественной
Незаметные силы слепые
Побеждаю в борьбе неторжественной

В день посуду помою я трижды
Пол помою-протру повсеместно
Мира смысл и структуру я зиждю
На пустом вот казалось бы месте

Потребность уйти от душного запротоколированного бытия выливалось в подпольные сеансы психотерапии, изотерический самиздат, занятия йогой и духовными практиками. В наши дни уже не всем понятно, почему люди в СССР могли не доверять друг другу и тщательно выстраивали «круг своих», где и могли происходить различные сессии.

Еще одна заметная субкультура – это советские хиппи. В отличие от остальных, хиппи не прятались, а прямо – своим внешним видом - транслировали обществу параллельную систему ценностей. По словам Каспарса Ванагса, хиппи со всего Советского Союза на протяжении 30 лет собирались в летнем лагере под Ригой. Власти об этом знали, но в целом не препятствовали их деятельности. Хотя могли проявить строгость: на выставке представлены фотографии, на которых силовые органы выпроваживают неформалов за пределы лагеря.

И всё-таки нонконформизм порой проникал в советскую реальность на законных основаниях. В популярном в 1960-х годах журнале «Знание-сила» в качестве художников работали те, кто использовали традиции авангарда и модернизма в дизайне журнала. Прикладное искусство и дизайн были не столь подконтрольны государству, как живопись. Но возросшая популярность журнала, излишняя абстрактность, явное «цитирование» сюрреалистов привели к тому, что читатели стали жаловаться на непривычное оформление. Пришлось поменять главного художника, им в 1968 году стал Юрий Соболев-Нолев. Он начал использовать более привлекательные для системы фотографии. Абсурдистика модернизма сменилась на новаторское использование в оформлении модульной сетки. Так редактор «обыграл» систему, ведь эта сетка напоминала «кодированную мандалу» и выглядела как типичный детский «секретик», говорит куратор.

Саша Обухова, сокуратор выставки поговорила с «Культуроманией» о наследии советского андеграунда:

- Как бы вы кратко выразили суть экспозиции?

- Это выставка о духе времени и его искусстве.

- Нонконформисты после себя оставили мало творческого наследия. Это из-за сильного контроля государства? Или художники не стремились работать вовне, а больше смотрели в себя?

- Во-первых, показывать их искусство особо было некому. С другой стороны, логика говорит нам о том, что весь мировой процесс находился на стадии отказа от избыточных репрезентативности, яркости, фигуративности. И в этом смысле Советский Союз искусством своих лучших представителей находился в мейнстриме мирового художественного развития.

- Это, конечно, не относится к официальному искусству СССР того времени?

- Конечно, нет. Официальное искусство не признавало никаких других форм, кроме фигуративной живописи.

- На выставке рассказывается о появлении движения хиппи в СССР. Оно тоже согласуется по времени с мировым развитием данной субкультуры?

- Да. Именно поэтому для выставки выбран такой временной промежуток, который связан с наибольшей демократизацией советского строя. Тепличный режим брежневского застоя как раз, с одной стороны, давал больше доступа к информации, а с другой стороны, позволял гражданам Союза избегать прямых контактов с малоприятным советским обществом и политической властью. Поэтому возникали различные альтернативные социальные микро-сообщества, такие, как культура хиппи, йоги, сообщества верящих в астрологию. Важно было избежать выхода в большое общество, потому что там было некомфортно. Сейчас такие люди выезжают на Гоа или прячутся от мира в иных местах. Так же и в советские времена у людей возникла возможность не ходить строем.

Если мы говорим об искусстве, то выразительность, естественно, была не самым важным качеством художественной работы нонконформистов. При этом мы должны иметь в виду специфическую тему и отбор вещей для этой выставки. Ведь параллельно шли и иные процессы. Так, был Илья Кабаков с его грандиозными оргалитовыми работами, которые он никому никогда не показывал.

- Это тоже был «секретик»?

- «Секретик», действительно, своеобразный. Это искусство, которое было закрыто для публики.

- Вспоминается сразу большая выставка Ильи Кабакова в Третьяковке. Он смог открыться миру, и мир его высоко оценил. А кто еще смог широко заявить о себе после того, как границы исчезли?

- Настолько, насколько это сделал Кабаков, никто. У нас есть успешные художники старшего, среднего и младшего поколений, но ни в коммерческом, ни в академическом отношении они так, как Кабаков, не состоялись.

- То есть советский нонконформист в итоге получил академический статус?

- Конечно, Илья Кабаков - это музейный художник.

- Хотела спросить у вас о Дмитрии Пригове. Его работы представлены на выставке. Он тоже хрестоматийный художник для России, но на Западе не так известен.

- Пригов гораздо более сложный для мирового рынка и музейного процесса, поскольку скорее его личность является произведением искусства, даже более, чем его работы. Они укоренены в русской речи, при этом мало понятны западному зрителю.

- На ваш взгляд, кого еще нужно обязательно знать, изучать?

- Безусловно, это Андрей Монастырский. Его работ на выставке нет, но он присутствует здесь как основатель арт-группы «Коллективные действия», которой уже более 40 лет.

Также это Вадим Захаров, более молодой, но не менее сильный автор. Он, кстати, представлял Россию на 55-й Венецианской биеннале.

Выставка «Секретики» открыта в Музее современного искусства «Гараж» до 24 мая 2020 года.

Любовь Мартынова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни