Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: "То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга"

Мировое наследие

Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: "То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга"
23 Октября 2019, 12:09

Отдел старых мастеров Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина - один из самых важных экспозиционных и реставрационных мест в России. Ежегодно через него проходят сотни образцов живописи, архитектуры, швейного дела и других видов искусства из самых разных эпох и точек земного шара. Одно из последних достижений отдела - выставка картин Якоба Йорданса, собранная из различных музеев России. О том, как работает отдел, корреспонденту "Культуроманиии" рассказал его заведующий Вадим Садков.


- С чем связан запуск выставки именно Якоба Йорданса?

- Наша цель - показать историю русского коллекционирования. В том числе - художественное наследие тех мастеров, которые представлены не только в Эрмитаже и в нашем музее, но и в русской провинции. В то же время далеко не все художники представлены в регионах. Например, мне очень хотелось бы сделать выставку Пуссена, но он есть только в Эрмитаже и в Пушкинском музее. И так можно говорить об очень многих живописцах: Веронезе, Рембрандте, Тициане и других. 

Следующей у нас будет выставка Джордано, потом египетских древностей. Потому что они тоже есть и в провинциях. Мумии, например, есть в Воронеже и в целом ряде университетских центров. То же самое и с Лукой Джордано, чьи работы представлены во многих провинциальных музеях. И так, поставив в основу картины Москвы и Санкт-Петербурга, мы в едином контексте показываем коллекции всей России. 

- Какие из картин Йорданса прибыли на выставку из областных музеев?

- Большинство картин и рисунков у нас из Эрмитажа. Сюда не попал только  "Бобовый король", потому что эту работу никогда не вывозят из Санкт-Петербурга, она слишком хрупкая. Но у нас представлено пять картин из трёх музеев. Они прибыли из Нижнего Новгорода, из Александро-Невской лавры и две из Перми. Ещё есть одна работа из Екатеринбурга.

- Остались ли ещё картины этого мастера в частных коллекциях?

- В частных собраниях есть одна копия картины художника, его автопортрета. Но всё остальное коллекционеры продали Эрмитажу и Пушкинскому музею. 

- Пушкинский музей меняется на глазах. В каком направлении развивается отдел старых мастеров?

- Мы активно развиваемся с точки зрения углубления. Ведь то, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга. Вдали от их взгляда мы изучаем коллекции, публикуем научные работы. Сейчас мы работаем со сферой декоративно-прикладного искусства, в частности, показываем наши результаты на выставке Дмитрия Ивановича Щукина. Изучение его коллекции, особенно провенанс (истории происхождения вещей), заставило приложить немало усилий. Особенно это касалось старых картин. В отличие от его брата Сергея, страсть которого к импрессионистам известна, так же как и понятна история картин. А тут нужно было выяснить, как эти произведения приобретались. Коллекция Дмитрия Ивановича в разных книгах кочует из одного направления в другое, и даже сейчас на разных интернет-порталах о ней пишут по-разному. Там очень много неточностей и принципиально неверных суждений. Считалось, что Дмитрий Иванович приобретал работы в Германии, Австрии, Испании. Но большую часть он всё-таки купил у нас в России. И вот это пример того, чем наш отдел занимается сейчас.

- Часто ли приходится реставрировать экспонаты?

-  Конечно. Сейчас у нас на реставрацию стоит целая очередь картин - и старых, и новых. Но эта очередь иногда нарушается по причине того, что с какой-то картиной происходит что-то неприятное и её нужно срочно реставрировать. Когда мы готовим выставки, то тоже приходится сдвигать "очередников". И вот, например, работа  Йорданса "Сатир в гостях у крестьянина" лет семь назад отреставрирована. А другая находится прямо в процессе реставрации, мы не успели её доделать. После окончания выставки продолжим этот процесс. 

- А как обстоят дела с оцифровкой работ отдела старых мастеров, переноса их на электронные носители информации?

- У нас есть музейная система, для неё мы проводим съёмку всех экспонатов. Но для полноценной оцифровки всего мы ограничены авторскими правами, это очень непростой процесс. Поэтому делаем, но пока просто помещаем в общую систему музейного учёта, которая называется "Камис".
А в контексте реальных выставок, мы, конечно же, делаем и "дополнительную реальность" и электронные гиды. У каждой картины вы можете увидеть довольно длинные этикетки. А вот у рисунков  -- маленькие, только имя автора и название самой работы. Но к таким этикеткам можно поднести устройство для считывания QR-кода и получить развернутую информацию. Ещё можно ознакомиться с подробным каталогом, который содержит массу интересной информации.

Анна Маганет-Юрова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: "То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга"

<h2>Отдел старых мастеров Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина - один из самых важных экспозиционных и реставрационных мест в России. Ежегодно через него проходят сотни образцов живописи, архитектуры, швейного дела и других видов искусства из самых разных эпох и точек земного шара. Одно из последних достижений отдела - выставка картин Якоба Йорданса, собранная из различных музеев России. О том, как работает отдел, корреспонденту "Культуроманиии" рассказал его заведующий Вадим Садков.</h2> <br> <b>- С чем связан запуск выставки именно Якоба Йорданса?</b><br> <br> - Наша цель - показать историю русского коллекционирования. В том числе - художественное наследие тех мастеров, которые представлены не только в Эрмитаже и в нашем музее, но и в русской провинции. В то же время далеко не все художники представлены в регионах. Например, мне очень хотелось бы сделать выставку Пуссена, но он есть только в Эрмитаже и в Пушкинском музее. И так можно говорить об очень многих живописцах: Веронезе, Рембрандте, Тициане и других. <br> <br> Следующей у нас будет выставка Джордано, потом египетских древностей. Потому что они тоже есть и в провинциях. Мумии, например, есть в Воронеже и в целом ряде университетских центров. То же самое и с Лукой Джордано, чьи работы представлены во многих провинциальных музеях. И так, поставив в основу картины Москвы и Санкт-Петербурга, мы в едином контексте показываем коллекции всей России. <br> <br> <b>- Какие из картин Йо</b><b>рданса прибыли </b><b>на выставку из областных</b> <b>музеев?</b><br> <br> - Большинство картин и рисунков у нас из Эрмитажа. Сюда не попал только  "Бобовый король", потому что эту работу никогда не вывозят из Санкт-Петербурга, она слишком хрупкая. Но у нас представлено пять картин из трёх музеев. Они прибыли из Нижнего Новгорода, из Александро-Невской лавры и две из Перми. Ещё есть одна работа из Екатеринбурга.<br> <br> <b>- Остались ли ещё картины этого мастера в частных</b> <b>коллекциях?</b><br> <br> - В частных собраниях есть одна копия картины художника, его автопортрета. Но всё остальное коллекционеры продали Эрмитажу и Пушкинскому музею. <br> <br> <b>- </b><b>Пушкинский музей меняется на глазах. В каком направлении развивается отдел старых мастеров?</b><br> <br> - Мы активно развиваемся с точки зрения углубления. Ведь то, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга. Вдали от их взгляда мы изучаем коллекции, публикуем научные работы. Сейчас мы работаем со сферой декоративно-прикладного искусства, в частности, показываем наши результаты на выставке Дмитрия Ивановича Щукина. Изучение его коллекции, особенно провенанс (истории происхождения вещей), заставило приложить немало усилий. Особенно это касалось старых картин. В отличие от его брата Сергея, страсть которого к импрессионистам известна, так же как и понятна история картин. А тут нужно было выяснить, как эти произведения приобретались. Коллекция Дмитрия Ивановича в разных книгах кочует из одного направления в другое, и даже сейчас на разных интернет-порталах о ней пишут по-разному. Там очень много неточностей и принципиально неверных суждений. Считалось, что Дмитрий Иванович приобретал работы в Германии, Австрии, Испании. Но большую часть он всё-таки купил у нас в России. И вот это пример того, чем наш отдел занимается сейчас.<br> <br> <b> - Часто ли приходится</b><b> реставрировать экспонаты</b><b>?</b><br> <br> -  Конечно. Сейчас у нас на реставрацию стоит целая очередь картин - и старых, и новых. Но эта очередь иногда нарушается по причине того, что с какой-то картиной происходит что-то неприятное и её нужно срочно реставрировать. Когда мы готовим выставки, то тоже приходится сдвигать "очередников". И вот, например, работа  Йорданса "Сатир в гостях у крестьянина" лет семь назад отреставрирована. А другая находится прямо в процессе реставрации, мы не успели её доделать. После окончания выставки продолжим этот процесс. <br> <br> <b>- А как обстоят дела с оцифровкой работ отдела старых мастеров, переноса их на электронные носители информации?</b><br> <br> - У нас есть музейная система, для неё мы проводим съёмку всех экспонатов. Но для полноценной оцифровки всего мы ограничены авторскими правами, это очень непростой процесс. Поэтому делаем, но пока просто помещаем в общую систему музейного учёта, которая называется "Камис".<br> А в контексте реальных выставок, мы, конечно же, делаем и "дополнительную реальность" и электронные гиды. У каждой картины вы можете увидеть довольно длинные этикетки. А вот у рисунков  -- маленькие, только имя автора и название самой работы. Но к таким этикеткам можно поднести устройство для считывания QR-кода и получить развернутую информацию. Ещё можно ознакомиться с подробным каталогом, который содержит массу интересной информации.<br> <br> <b>Анна Маганет-Юрова</b><br> <br>

Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: &amp;quot;То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга&amp;quot;

Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: &amp;quot;То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга&amp;quot;

Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: &amp;quot;То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга&amp;quot;

Вадим Садков, завотделом старых мастеров ГМИИ имени Пушкина: &amp;quot;То, что видят посетители, можно сравнить с видимой частью айсберга&amp;quot;