Российские фильмы на 42-м ММКФ: обзор «Культуромании»

Кино-театр

Российские фильмы на 42-м ММКФ: обзор «Культуромании»
19 Октября 2020, 12:11

В октябре состоялся очередной Московский Международный кинофестиваль – флагман кинофестивального движения в нашей стране. «Культуромания» рассказывает о русскоязычных фильмах, попавших в основную конкурсную программу.

У 42-го ММКФ очень много особенностей. И дело даже не том, что смотр пришлось проводить в условиях, «приближенных к боевым»: новые санитарные нормы, конечно, имели место, но не они стали определяющими. Да, звезды дефилировали по красной ковровой дорожке в масках, а зрители рассаживались в зале на максимальном расстоянии друг от друга. Да, аккредитованных гостей и журналистов стало меньше в разы, а многие показы проходили с минимальной аудиторией. Но гораздо важнее другое: ярких фильмов, привезенных с крупных международных смотров, было до обидного мало (сказывается «заморозка» всей фестивальной жизни), а состав основного конкурса изменился чересчур радикально.

Отсутствие звучных фестивальных хитов во внеконкурсных программах ММКФ предсказать было несложно: таким хитам в нынешней ситуации просто неоткуда взяться. Каннский смотр в своем традиционном формате не состоялся, Венецианский прошел скомканно и при минимальном количестве журналистов, Торонто был проведен online и так далее. А вот «мимикрия» игрового конкурса ММКФ все-таки оказалась сюрпризом.

Дело вот в чем. Как правило, в основную конкурсную программу Московского Международного фестиваля попадает от одного до трех русских фильмов. В этот раз их было пять, а если добавить новую «поделку» от Ким Ки Дука, снятую на русском языке, то можно говорить о шести русскоязычных проектах. А это почти половина всех «конкурсантов», общее число которых – тринадцать.

На первый взгляд, ничего страшного в таком раскладе нет. Да и объяснить выбор отборочной комиссии очень легко: в условиях закрытых границ съемочным группам из других стран добраться до Москвы не так просто. Поэтому количество стран-участниц вынужденно сократилось. Образовавшиеся «пустоты» пришлось заполнять отечественным контентом. С одной стороны, это хорошо: те проекты, которым при других условиях прорваться в конкурс было бы сложно, внезапно получили серьезный шанс. Однако программу явно собирали по принципу «я ее слепила из того, что было», поэтому результат получился весьма специфический.

Конечно, игровой конкурс ММКФ давно перестал быть чем-то значительным: умудренные опытом синефилы бегают от него, как от чумы, предпочитая внеконкурсные программы. Однако встречались там и вполне приличные проекты, в том числе наши: к примеру, «Мешок без дна» Рустама Хамдамова, «Карп отмороженный» Владимира Котта, якутские «Надо мною солнце не садится» Любови Борисовой и «Царь-птица» Эдуарда Новикова. Но в этом году ММКФ превзошел сам себя, опустив уровень фестивальных фильмов до критической точки.

Как ни странно, больше всего вопросов вызывает новый (русскоязычный!) проект Ким Ки Дука – единственного режиссера с мировым именем, попавшего в конкурс. Ким Ки Дук привез на фестиваль «Растворяться» – историю двух девиц, одна из которых живет довольно вольготно, с мужчинами спит за деньги и считает себя роковой нимфеткой. Вторая чтит все заповеди домостроя, терпит токсичных родителей, контролирующих каждый ее вздох, и падает в обморок от малейшего прикосновения особи противоположного пола. Играет двух барышень одна и та же актриса – Динара Жумагалиева, она же единственный продюсер проекта. И, простите за откровенность, такое впечатление, что именно Жумагалиева была инициатором данного опуса: придумала для себя, любимой, эффектный сюжет-бенефис, нашла полторы копейки, чтобы его отснять, и наняла именитого режиссера. Режиссер, однако, за полторы копейки утруждаться не стал: выдал совершенно сырой сценарий и потратил на съемки полного метра всего несколько дней, наплевав на такие мелочи как режиссура, операторская работа, работа со светом, композиция кадра и прочее. При этом очень сильно чувствуется, что русского языка Ким Ки Дук не знает – и даже не догадывается о том, что его актеры постоянно забывают текст, звучат неестественно и изъясняются невыносимо книжными фразами. В итоге возникает ощущение откровенной халтуры, которую никак не ждешь от международного фестиваля категории «А».

Другой, не менее спорный фильм ММКФ – «Блокадный дневник» Андрея Зайцева. Кстати, именно он получил Гран При (статуэтку «Золотого Святого Георгия») из рук председателя жюри Тимура Бекмамбетова. Однако такой выбор удивил многих.

«Блокадный дневник», снятый по воспоминаниям Ольги Берггольц и Даниила Гранина, взорвал медиа-повестку еще полгода назад, как только в Сети появился первый трейлер. Кому-то показалось, что Зайцев будто бы оскверняет память блокадников, превращая из в зомби, готовых отнять последнюю корку хлеба у умирающего ребенка. На самом деле, никакого осквернения в фильме нет: да, одна из героинь, спасая жизнь другим своим детям, отказывается кормить грудную дочь, но это персонаж единичный. Проблема в другом: «Блокадный дневник» попросту плохо сделан.

Невразумительная компьютерная графика, из-за которой промерзший Ленинград выглядит, как декорация к оперному спектаклю; примитивная режиссура, которая сводит действие к иллюстрированию закадрового текста; актеры, которым нужен педагог по сценическому движению, потому что убедительно передать пластику смертельно уставших людей они не могут… Это лишь некоторые из претензий, которые можно предъявить к фильму. Тогда почему «Золотой Св. Георгий»? Тимур Бекмамбетов объяснил это так: «Мы много спорили…а потом задумались над тем, что значит главный приз. И пришли к выводу, что это награда не за профессиональное мастерство, а за послание». Впрочем, к «посланию» тоже есть пара вопросов. К примеру, как относиться к краеугольной идее фильма «блокада послана нам в качестве испытания»? А вот за выбор темы Андрею Зайцеву действительно можно сказать спасибо: у нас снимают помпезно-патриотические и псевдо исторические блокбастеры (к примеру «Танки», «Т-34»), но о блокаде предпочитают не говорить. Тем не менее, давать главный приз за выбор темы все-таки странно.

На фоне этих фильмов некоторые другие русские проекты из конкурса ММКФ смотрятся, как гора Эверест рядом с куличом из детской песочницы. К примеру, Валерий Тодоровский представил свой новый фильм «Гипноз» – историю шестнадцатилетнего пацана, который попал под влияние гипнолога (Максим Суханов), после чего стал путать сон и реальность. Это драма с элементами триллера, снятая в холодноватой стилистике скандинавского нуара (ее снимали в сотрудничестве с Финляндией), сделана она крепко, добротно, однако ничего кардинально нового в ней, к сожалению, нет.

Также в основной конкурс ММКФ попали два дебютных проекта: «Дочь рыбака» Исмаила Сафарали (совместное производство России и Азербайджана) и «На дальних рубежах» Максима Дашкина. В первом случае перед нами фильм, снятый на стыке притчи и этнической драмы: его главная героиня – девушка-бунтарка, которая нарушает обычаи рыбацкой деревни и решает не подчиняться старейшинам. «На дальних рубежах», наоборот, рассказывает о женщине, «плывущей по течению» (Виктория Толстоганова): вместе с мужем-офицером она живет на российской военной базе в Киргизстане, привычно наслаждается рутинными буднями и вдруг внезапно влюбляется. Что делать с этой любовью она не знает – из-за чего рутина сменяется настоящей трагедией.

Как бы то ни было, частичку эксперимента можно найти только в «Мелодии струнного дерева» Ирины Евтеевой. Это визуально-поэтическая фантазия по произведениям Велимира Хлебникова, сделанная по необычным авторским технологиям: режиссер сначала снимает игровые сцены, а потом разрисовывает и обрабатывает кадры вручную, используя краски, подручные материалы, стекло, световые проекции и т.д. Правда, «Мелодия струнного дерева» – далеко не первый фильм, который Ирина Евтеева сняла в этой технике: она работает в ней с конца восьмидесятых. И это не первое ее появление на ММКФ: она дебютировала на фестивале в 2003-м с проектом «Петербург», а в 2015-м получила «Серебряного Святого Георгия» (специальный приз) за «Арвентур». Так что попадание работы Евтеевой в конкурс это, скорее, уже своего рода традиция, а не новаторство.

Вера Аленушкина

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни