Ольга Дворецкая: «Будущее цифрового искусства - за VR и гейм-артом»

Креативные индустрии

Ольга Дворецкая: «Будущее цифрового искусства - за VR и гейм-артом»
21 Сентября 2020, 14:42
С 26 по 30 октября в Москве пройдет ярмарка цифрового искусства Disartive, которая объединит сразу несколько площадок, среди которых отель «Националь», технопарк «Сколково» и ARENA SPACE, а ведущим выступит самый настоящий цифровой человек, аватар Максим, созданный компанией «Ланит-Интеграция».

Сооснователь Disartive Ольга Дворецкая рассказала «Культуромании», как возник этот проект и что можно от него ожидать.

- Судя по презентации вашего проекта, история Disartive укладывается в один год.

- Идея появилась в 2019 году, но у нее есть предыстория. В 2017 году мы с художницей Анастасией Копытцевой создали экспериментальный биткоин арт-аукцион, где была представлена только одна работа – «Красная акула». Потом мы сделали серию под названием СryptoShark #1-8, привязав стоимость к цене биткоина. "Акула" стала символом московской криптожизни и пользовалась большим спросом. Вечеринки с аукционом стали набирать популярность, картины продавались, биткоин рос, а вместе с ним и стоимость картин. Капитализация составила больше 50 000 долларов, а начали мы с двух. Мы это делали без каких-то серьезных планов, ради развлечения, но многих заинтересовали, и стали получать различные предложения.

Появился Алексей Машкеев и его проект Viarium, с которыми мы создали в 2018 году VR-галерею и представили ее на международной ярмарке современного искусства RAAF в Манеже. Потом к нам присоединились мои коллеги из блокчейн-индустрии, они начали исследовать возможности блокчейн-площадок, сделали прототип, но так его и не запустили, потому что продавать искусство офлайн в тот момент было проще. Потом мы устроили продажу картин, созданных искусственным интеллектом Data Gallery. В общем, я поняла, что это направление мне нравится и пора сделать отдельный проект, который я назвала Disartive. Идея была окончательно сформулирована в 2019 году, ее поддержал Евгений Добровольский, основатель платформы Arround.World и мой партнер по Disartive.

Что я хотела сделать? Фестиваль, посвященный цифровому искусству, показывающий его возможности, его разные направления. Этих направлений очень много и они сильно отличаются одно от другого как визуально, так и в смысловом контексте, и в производстве.

Рынок цифрового искусства развивается давно, но моя задача была объединить разные направления. Я выбрала название Disartive, потому что та часть, которую захватывает Art, она небольшая. А та часть, которая не является искусством, но является потенциальным рынком цифрового искусства, --  огромная, и мне захотелось этот рынок исследовать.

Мы планировали провести фестиваль цифрового искусства в этом году, в апреле, но началась пандемия, и нам пришлось от него отказаться и полностью поменять концепцию. Знаете, организовывать большое мероприятие в условиях неопределенности – это все равно что лететь на самолете в условиях турбулентности. Мы протестировали множество идей, и решили сделать событие смешанного формата, онлайн и офлайн.

Наша ярмарка будет проходить на нескольких площадках, среди которых отель “Националь”, Технопарк “Сколково”и ARENA SPACE. Онлайн-площадка будет представлять художников нескольких направлений. Мы готовим закрытый аукцион, на котором можно будет купить работы этих художников, и вручение премии New Medici, которую учредили для начинающих. Поскольку ярмарка Disartive – это частная инициатива, участники делают небольшой вступительный взнос, и эти деньги, плюс спонсорские, пойдут в фонд премии New Medici. Премия будет вручаться по нескольким направлениям: мы, например, разделяем художников и не-художников.

- Кто попадает во вторую группу?

- Студии дизайна, которые создают очень крутой контент и продают его за огромные деньги.

Disartive является также коммуникационной платформой, потому что большая часть представленного цифрового искусства еще не исследована, это новые направления. Как их продавать, как их монетизировать, пока непонятно. Мы, например, будем представлять VR-скульптуры для городских пространств, которые можно использовать для украшения городов. Я считаю, что это знаковый проект. Как выглядит такая скульптура, можно посмотреть на ярмарке в отеле «Националь», там будем их презентовать. 

Мы покажем цифровое искусство с разных сторон: будем продавать VR-картины художников не как принты, а как целые виртуальные миры. Покупатель приобретет иммерсивный опыт взаимоотношения с искусством – он будет погружен с помощью VR-очков в пространство, где вокруг него развернется арт-объект, созданный художником.

В разделе не-искусства меня больше всего интересует рынок гейм-арта, потому что там люди привыкли к цифровым персонажам, продают их и покупают непосредственно в игре. Рынок игр оценивается в 148 миллиардов долларов, из них 70 миллиардов - консольные сетевые игры. Мы берем именно это направление, потому что визуализация игры – это тоже арт. Это очень красиво.

С апреля мы провели много онлайн-встреч с экспертами в сфере искусства и пришли к выводу, что будущее цифрового искусства за VR и гейм-артом.

Вопрос в том, как же все это сохранять. Сейчас ведутся разработки по проектам сохранения контента, создаются хранилища для кодов, которые используются при разработке видео и так далее.

- Несколько лет назад на Christie’s была продана работа, созданная при помощи искусственного интеллекта, и произошел скандал, потому что выяснилось, что создатели не поделились деньгами с программистом, который, собственно, все это и сделал. Как будет обеспечиваться авторское право на цифровое искусство?

- Смотрите, в чем суть этой истории. Когда программист выложил код в открытый доступ, он не думал, что из него сделают картину. Берите, пользуйтесь, заявил программист. Создатели картины могли сами решать, делиться с ним или нет, это было на их совести. Почему они решили не делиться, я не знаю, видимо, у этого кода не было никакого копирайта.

Что касается передачи авторского права, это большая, наверное, самая объемная тема в цифровом искусстве, но мы работаем с платформами и сами имеем договор о передаче авторского права. То есть художник, размещая у нас свою работу, соглашается на передачу нам прав на нее на время выставки, и продажа идет через нашу платформу.

- Правильно я поняла, что вы будете работать как постоянная торговая площадка?

- Мы сейчас открываем ярмарку, а дальше посмотрим. Мы уже получаем заказы на составление контента, на консалтинг и другие услуги. Я думаю, ярмарка покажет, что сейчас пользуется спросом, и, соответственно, мы это направление будем развивать.

- Как вы думаете, какое место в ближайшем будущем займет цифровое искусство? Какую полочку оно будет занимать в условном общем хранилище, где собраны живопись, графика и скульптура?

- Все зависит от владельца. Сейчас, знаете, модно перемешать старое искусство с ультрасовременными вещами. Для коллекционера это может быть его особенной чертой, новым взглядом на мир. Раньше все носили золотые часы, а теперь Apple Watch, потому что золотые часы теперь моветон. Поэтому что тут можно сказать? Все очень просто. Когда у человека есть предметы классического искусства, то рядом, в этом же пространстве могут быть и цифровые.

Цифровое искусство может быть и в альтернативных пространствах. Если человек возьмет VR-очки, у него там может быть своя VR-галерея, как вариант. У него может быть VR-коллекция, которую он будет смотреть через телефон. Взгрустнулось, открыл камеру, нырнул в другой мир, подзарядился и пошел дальше. Цифровое искусство может быть в специальных гаджетах, в телевизорах. Оно может быть встроено в определенные материалы, которые будут использовать дизайнеры.

Единственное, что непонятно, - как это новое искусство коллекционировать. Люди, которые его покупают, руководствуются двумя критериями, социальным и эмоциональным. Самые дорогие покупки – это все-таки эмоциональные, цифровое искусство покупают ради удовольствия. Я считаю, что людей, которые получают удовольствие от таких вещей, с каждым днем будет все больше и больше.

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни