Выставка Виноградова в Музее русского импрессионизма: «Зритель уйдет с ощущением счастья и радости»

Музеи и выставки

Выставка Виноградова в Музее русского импрессионизма: «Зритель уйдет с ощущением счастья и радости»
11 Сентября 2020, 11:25

Столичный Музей русского импрессионизма открывает новый сезон чудесной выставкой «Нарисованная жизнь». На ней представлено более 60 работ Сергея Виноградова — одного из лучших российских колористов. «Культуромания» уверена, что созерцание залитых светом и излучающих счастье картин художника — лучшее лекарство от вирусов и осенней хандры.

Сергей Виноградов входил в круг московской творческой интеллигенции и серьезно повлиял на расстановку сил в истории отечественного искусства как один из организаторов «Союза русских художников» и первой Выставки русского искусства в США в 1924 году. В этом же году он уехал из СССР в Латвию, где прожил последние 14 лет своей жизни, и где сейчас находится часть его картин. Впервые за долгое время посетители смогут увидеть эти произведения.

Кроме работ из Прибалтики, Москвы и Санкт-Петербурга в экспозицию вошли картины из частных коллекция Иркутска, Барнаула и Казани. Особое место на выставке уделено усадебной теме, пожалуй, выставку можно было бы назвать «Не в Москву, а на дачу» — настолько Виноградов любил усадебный быт.

Интересной задумкой музея оказалось онлайн-открытие экспозиции, в котором приняли участие актриса Александра Ревенко («Гоголь-центр») и рэпер Хамиль («Каста»). Так музей пытался говорить с молодой аудиторией на актуальном языке, предлагая по-новому взглянуть на историю русского искусства рубежа XIX-XX веков.

Сотрудник выставочного отдела Музея Русского импрессионизма и куратор экспозиции «Нарисованная жизнь» Ольга Юркина рассказала «Культуромании» о выставке, отметив, что работы Сергея Виноградова дают «ощущение счастья и радости».

— В чем уникальность этой выставки?

— Уникальность в том, что, к сожалению, в Советском Союзе не проводилось выставок, посвященных творчеству Сергея Арсеньевича Виноградова. В постсоветский период до него, видимо, что называется, не дошли руки. А у нас дошли, мы решили сделать такую замечательную экспозицию и рассказать об этом человеке, о его творчестве.   

— То есть такая масштабная выставка проводится впервые?

— Да.

— И все-таки — Сергей Виноградов — импрессионист или нет?

— Скорее, все-таки, нет. По гамбургскому счету, в России был единственный импрессионист — Константин Алексеевич Коровин. Вот он полностью воспринял импрессионизм как метод. Все остальные художники лишь в той или иной мере использовали отдельные приемы. Сергей Арсеньевич, безусловно, был очень последовательным в использовании импрессионистических приемов.

— Интересно его отношение к авангарду.

— Он, судя по всему, не до конца понимал это течение. В своих дневниковых записях, письмах Виноградов пишет, что он не видит в авангарде никакого смысла и не до конца понимает, для чего это нужно.

— Расскажите, пожалуйста, о его отношениях со Львом Толстым. Художник разделял его взгляды?

— Он, безусловно, высоко ценил Толстого и, как он сам пишет, испытывал большой пиетет перед писателем. Но в то же время Виноградов -- из семьи священнослужителей, верующий человек. И, конечно, в отношении к религии со Львом Николаевичем в каких-то вещах не сходился. Но Сергей Арсеньевич был деликатным человеком, никогда резко не высказывался. При этом в конфликте Льва Толстого и его жены он встал на сторону Софьи Андреевны.     

— Залитые солнцем картины, рисующие идиллическую жизнь, нелюбовь к авангарду, даже то, что в конфликте Льва Николаевича и его жены он встал на сторону супруги. Можно ли назвать Виноградова певцом мещанства?

— Вы знаете, мещанство в русском языке имеет коннотацию отрицательную. Я бы сказала, что он скорее был буржуа. Не в советской терминологии, а в таком хорошем смысле слова. Это люди, которые много работают сами, добились многого благодаря своему труду и таланту, и, соответственно, считают справедливым рассчитывать на какие-то блага и радости жизни. Мне кажется, вот это больше описывает его как человека.

— У выставки было онлайн-открытие. И достаточно экстравагантное, на мой взгляд. Как творчество такого консервативного в чем-то художника оказалось связано с таким радикальным перформансом? Почему выбран именно такой формат?

— Вы знаете, Виноградов всегда был адекватен тому времени, которое вокруг него разворачивалось. Например, в той же Америке, где он организовывал первую Выставку русского искусства, Сергей Арсеньевич был потрясен небоскребами, кинематографом, машинами, да всем на свете — ему это очень понравилось. Он всегда был современным и сейчас остается современным.

— То есть такое открытие экспозиции раскрывает его актуальность?

— Да, и мы просто хотели привлечь людей, которые могли бы разговаривать с молодежью. Знаете, у нас до этого была выставка Анненкова. Так я после экскурсии для молодых людей уходила вся в мыле.

— Почему?

— Приходилось рассказывать, кто такие народовольцы, кто такой Владимир Ильич Ленин. Они ничего этого не знают. А у меня есть утвержденный текст экскурсии, он рассчитан на то, что люди обладают каким-то минимумом знаний истории. Но, видите, сейчас с этим возникают трудности. Поэтому я делаю всегда много пояснений, чтобы люди поняли контекст той или иной работы. Мы в Музее русского импрессионизма поняли, что надо как-то работать с молодежью, рассказывать им о том времени, и о той стране, которая была.

— Музей взял на себя еще и образовательную функцию?

— Безусловно, мы хотим это делать. Я рассказываю не только о художнике, но и о времени, и о стране. Потому что его судьба, его биография, безусловно, была связана со всеми теми событиями, которые разворачивались тогда.

— С какими ощущениями уйдет человек с экспозиции?  

— Я надеюсь, что зритель уйдет с ощущением счастья и радости. Того, что есть искусство и есть жизнь. И достаточно этих двух понятий, чтобы продолжать и жить, и радоваться жизни, и испытывать удовольствие от того, что происходит.   

Елена Сердечнова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни