«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно

Музеи и выставки

«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно
30 Июня 2021, 14:29

Государственный музей-заповедник «Царицыно» с 8-го июля станет площадкой для Триеннале текстильного искусства. Среди участников – ткачи из Латвии, Литвы, Белоруссии, Польши, Финляндии, Германии, Норвегии и Казахстана.

Триеннале в «Царицыно» пройдет уже в четвертый раз, но многое в этом году будет впервые. В этом году художественный текстиль будет экспонироваться не только в музейных залах, но и в царицынском парке, на прудах, на островах и даже в подземном археологическом пространстве.

На выставке можно будет увидеть, как изменился гобелен – из тканой картины он превращается в арт-объект, который может иметь любую форму, в том числе объемную. Чтобы подчеркнуть этот тренд, организаторы Триеннале решили доверить отбор произведений и создание экспозиции известному архитектору, работающему в разных городах России и Европы, Сергею Чобану. В интервью «Культуромании» Сергей Чобан и его соавтор Александра Шейнер рассказали, как она будет построена.

Сергей Чобан: Когда руководство музея-заповедника «Царицыно» предложило нам сделать экспозицию Триеннале текстиля, а мне еще и провести отбор участников, мы согласились не раздумывая. В том числе и потому, что это уникальная возможность лучше узнать, как сегодня развивается это материальнейшее из искусств. Ведь практически все виды искусства сегодня уходят в виртуальную реальность, а текстиль – одна из тех немногих сфер, где материальность по-прежнему играет решающую роль.

Мне было интересно поучаствовать в отборе и понять, куда движется это традиционное искусство, требующее большого терпения, большого умения. И найти такое решение экспозиции, которое позволило бы наиболее интересно представить эти произведения публике. 

Александра Шейнер:

В этом стремлении мы совпали и с желанием кураторов как-то иначе показать эту классическую сферу декоративно-прикладного искусства и помочь прозвучать новым темам. В частности, мы уходим от шпалерной развески вдоль стен, создаем объемно-пространственное решение, более динамичное, пульсирующее. Вместо традиционных глухих стен используем прозрачные металлические конструкции. 

- В тех работах, которые вы видели, работая над этим проектом, что-то вас поразило? 

Сергей Чобан: Меня поразило, насколько текстиль может быть скульптурным. В экспозиции много работ, соединивших мягкость текстиля с такой, я бы сказал, монументальностью воплощения. Часть из них, кстати, будет выставляться в парке. Такой подход к текстилю я, пожалуй, увидел впервые. Мне был привычен текстиль как плоскостная, часто имитирующая глубину тактильная картина. В октябре прошлого года я, например, был в музеях Ватикана, шел по длинному коридору, где выставлены только гобелены, и очень хорошо прочувствовал, как эти произведения придают стенам совершенно иную мягкость и глубину, чем, скажем, картины или росписи. Но в данном случае, повторюсь, речь идет о некоей не просто глубине, но особой, я бы сказал, мягкой скульптурности. Мне кажется, таких работ прежде не было, или я их просто не видел.

Мы предложили использовать для развески прозрачные решетки из просечного металла, которые по своей структуре визуально воспринимаются как некое продолжение текстильной поверхности. Кроме того, это позволило нам показать гобелен и с обратной стороны тоже, показать большое количество труда, вложенного в создание этих произведений. 

В первый раз я увидел такой способ развески в Мехико, в музее Соумайя, построенном на средства Карлоса Слима. На одном из этажей картины были развешены таким образом, чтобы можно было увидеть не только их лицевую, но и обратную сторону. Как коллекционер, я обожаю рассматривать обратную сторону произведения искусства, потому что она рассказывает его историю - ты видишь, какая основа использовалась, какие печати коллекционеров там стоят, где произведение выставлялось и так далее. У текстиля эта история еще более интересна, так как она раскрывает тайну создания произведения. 

- Как будут экспонироваться работы классиков, которые не желают выходить за пределы традиции? 

Сергей Чобан: Примерно треть экспозиции занимают работы художницы из Латвии Эдит Паулс-Вигнере, которая является классиком и ориентиром для многих участников Триеннале. Для ее работ мы выбрали в качестве фонового белый цвет. Белизна, чистота замысла, духовный ориентир…. Для остальных работ фон будет нейтрально темным, он подходит для экспонирования произведений искусства широкого спектра цветов. 

- Есть ли в новой архитектуре место для больших текстильных произведений? 

Сергей Чобан: Я уверен, что есть. Безусловно, это очень важная нота – произведения текстиля в интерьере, как монументальные, так и камерные, концентрирующие на себе внимание. Сегодня я был на стройке одного здания, возводящегося по моему проекту, в котором применяются видимые деревянные конструкции и предусмотрен довольно крупный репрезентативный входной холл, где эти конструкции являются частью интерьера, и я как раз подумал, что текстильная поверхность идеально подошла бы к теплой поверхности дерева. 

С другой стороны, нужно четко понимать, что материальность вообще любого искусства – живописи, графики, текстиля, скульптуры – сегодня поставлена под сомнение, потому что мир становится все более виртуальным, мы все больше воспринимаем его по фотографиям. И как раз сочетание материальной поверхности архитектуры и материальной поверхности искусства могут в хорошем смысле противостоять этой тенденции. 

Александра Шейнер: Сейчас в мире, который нас окружает, преобладают лаконичные геометричные поверхности, произведенные, как правило, фабричным способом. Именно в такой среде на контрасте с ней формируется запрос на тактильные произведения, которые вызывают какие-то глубинные воспоминания и ассоциации. Может возникнуть очень интересный диалог современного интерьера – лаконичного, минималистичного – с каким-то ярким акцентом, рукотворным, теплым, мягким. Мне кажется, именно поэтому текстильное искусство обладает большим потенциалом и в будущем. 

Татьяна Филиппова

 Фото предоставлено организаторами, автор Василий Буланов

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно

<h2> Государственный музей-заповедник «Царицыно» с 8-го июля станет площадкой для Триеннале текстильного искусства. Среди участников – ткачи из Латвии, Литвы, Белоруссии, Польши, Финляндии, Германии, Норвегии и Казахстана. </h2> <p> Триеннале в «Царицыно» пройдет уже в четвертый раз, но многое в этом году будет впервые. В этом году художественный текстиль будет экспонироваться не только в музейных залах, но и в царицынском парке, на прудах, на островах и даже в подземном археологическом пространстве. </p> <p> На выставке можно будет увидеть, как изменился гобелен – из тканой картины он превращается в арт-объект, который может иметь любую форму, в том числе объемную. Чтобы подчеркнуть этот тренд, организаторы Триеннале решили доверить отбор произведений и создание экспозиции известному архитектору, работающему в разных городах России и Европы, Сергею Чобану. В интервью «Культуромании» Сергей Чобан и его соавтор Александра Шейнер рассказали, как она будет построена. </p> <p> <b>Сергей Чобан:</b> Когда руководство музея-заповедника «Царицыно» предложило нам сделать экспозицию Триеннале текстиля, а мне еще и провести отбор участников, мы согласились не раздумывая. В том числе и потому, что это уникальная возможность лучше узнать, как сегодня развивается это материальнейшее из искусств. Ведь практически все виды искусства сегодня уходят в виртуальную реальность, а текстиль – одна из тех немногих сфер, где материальность по-прежнему играет решающую роль. </p> <p> Мне было интересно поучаствовать в отборе и понять, куда движется это традиционное искусство, требующее большого терпения, большого умения. И найти такое решение экспозиции, которое позволило бы наиболее интересно представить эти произведения публике.  </p> <p> <b>Александра Шейнер: </b> </p> <p> В этом стремлении мы совпали и с желанием кураторов как-то иначе показать эту классическую сферу декоративно-прикладного искусства и помочь прозвучать новым темам. В частности, мы уходим от шпалерной развески вдоль стен, создаем объемно-пространственное решение, более динамичное, пульсирующее. Вместо традиционных глухих стен используем прозрачные металлические конструкции.  </p> <p> <b>- В тех работах, которые вы видели, работая над этим проектом, что-то вас поразило?</b>  </p> <p> <b>Сергей Чобан</b>: Меня поразило, насколько текстиль может быть скульптурным. В экспозиции много работ, соединивших мягкость текстиля с такой, я бы сказал, монументальностью воплощения. Часть из них, кстати, будет выставляться в парке. Такой подход к текстилю я, пожалуй, увидел впервые. Мне был привычен текстиль как плоскостная, часто имитирующая глубину тактильная картина. В октябре прошлого года я, например, был в музеях Ватикана, шел по длинному коридору, где выставлены только гобелены, и очень хорошо прочувствовал, как эти произведения придают стенам совершенно иную мягкость и глубину, чем, скажем, картины или росписи. Но в данном случае, повторюсь, речь идет о некоей не просто глубине, но особой, я бы сказал, мягкой скульптурности. Мне кажется, таких работ прежде не было, или я их просто не видел. </p> <p> Мы предложили использовать для развески прозрачные решетки из просечного металла, которые по своей структуре визуально воспринимаются как некое продолжение текстильной поверхности. Кроме того, это позволило нам показать гобелен и с обратной стороны тоже, показать большое количество труда, вложенного в создание этих произведений.  </p> <p> В первый раз я увидел такой способ развески в Мехико, в музее Соумайя, построенном на средства Карлоса Слима. На одном из этажей картины были развешены таким образом, чтобы можно было увидеть не только их лицевую, но и обратную сторону. Как коллекционер, я обожаю рассматривать обратную сторону произведения искусства, потому что она рассказывает его историю - ты видишь, какая основа использовалась, какие печати коллекционеров там стоят, где произведение выставлялось и так далее. У текстиля эта история еще более интересна, так как она раскрывает тайну создания произведения.  </p> <p> <b>- Как будут экспонироваться работы классиков, которые не желают выходить за пределы традиции?</b>  </p> <p> <b>Сергей Чобан</b>: Примерно треть экспозиции занимают работы художницы из Латвии Эдит Паулс-Вигнере, которая является классиком и ориентиром для многих участников Триеннале. Для ее работ мы выбрали в качестве фонового белый цвет. Белизна, чистота замысла, духовный ориентир…. Для остальных работ фон будет нейтрально темным, он подходит для экспонирования произведений искусства широкого спектра цветов.  </p> <p> <b>- Есть ли в новой архитектуре место для больших текстильных произведений?</b>  </p> <p> <b>Сергей Чобан:</b> Я уверен, что есть. Безусловно, это очень важная нота – произведения текстиля в интерьере, как монументальные, так и камерные, концентрирующие на себе внимание. Сегодня я был на стройке одного здания, возводящегося по моему проекту, в котором применяются видимые деревянные конструкции и предусмотрен довольно крупный репрезентативный входной холл, где эти конструкции являются частью интерьера, и я как раз подумал, что текстильная поверхность идеально подошла бы к теплой поверхности дерева.  </p> <p> С другой стороны, нужно четко понимать, что материальность вообще любого искусства – живописи, графики, текстиля, скульптуры – сегодня поставлена под сомнение, потому что мир становится все более виртуальным, мы все больше воспринимаем его по фотографиям. И как раз сочетание материальной поверхности архитектуры и материальной поверхности искусства могут в хорошем смысле противостоять этой тенденции.  </p> <p> <b>Александра Шейнер</b>: Сейчас в мире, который нас окружает, преобладают лаконичные геометричные поверхности, произведенные, как правило, фабричным способом. Именно в такой среде на контрасте с ней формируется запрос на тактильные произведения, которые вызывают какие-то глубинные воспоминания и ассоциации. Может возникнуть очень интересный диалог современного интерьера – лаконичного, минималистичного – с каким-то ярким акцентом, рукотворным, теплым, мягким. Мне кажется, именно поэтому текстильное искусство обладает большим потенциалом и в будущем.  </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b> </p> <p> <b> </b><b>Фото предоставлено организаторами, автор Василий Буланов</b> </p>

«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно

«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно

«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно

«Мягкая скульптурность текстиля – для меня новое понятие»: архитектор Сергей Чобан о Триеннале текстиля в Царицыно