Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»

Кино-театр

Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»
16 Мая 2022, 13:13

В прокат вышел самый смелый фильм прошлогоднего «Кинотавра» — «Оторви и выбрось». Это безбашенная комедия о трех поколениях женщин в одной семье: мать (Виктория Короткова) и бабушка (Анна Михалкова) ведут друг с другом кровопролитные бои за свою внучку.

О том, как снималось это кино и чего от него ждать, «Культуромания» поговорила с режиссером Кириллом Соколовым (КС) и актрисой Викторией Коротковой (ВК).

— Кирилл, «Оторви и выбрось» — это история очень странной семейки: все персонажи искренне любят друг друга, вот только выражают свою любовь исключительно через агрессию. «Папа, сдохни!» (дебют Соколова, победивший на фестивале «Окно в Европу» в 2018-м, прим. редакции) тоже был о семье…

(КС) Да, но эмоционально это очень разные проекты, хотя и сделаны одной рукой и с одинаковым чувством юмора. При этом они оба об отсутствии диалога между людьми. И о том, что, если ты не умеешь говорить и договариваться, единственный язык, который у тебя остается, это язык насилия.

— С вашими персонажами не больно-то поговоришь: на первый взгляд, среди них нет ни одного положительного…

(КС) Это только на первый! К тому же я очень люблю своих героев и переживаю за каждого из них. Все они по-своему хорошие люди, просто они не в состоянии друг друга понять. А еще мне кажется, что кино получилось довольно трогательным. Ведь оно дает возможность посочувствовать любому участнику событий: ты можешь встать на его место и понять, почему он так поступает. Это принципиальная вещь для меня.

— Виктория, а вы тоже считаете эту историю трогательной?

(ВК) Мы с Соней Круговой — нашей девочкой, сыгравшей самую юную героиню, были уверены, что снимаемся в боевике (смеется). А если серьезно, то для меня этот фильм прежде всего о заботе. Поэтому трогательным я могла бы его назвать. Да, персонажи иногда кажутся отталкивающими из-за своего маниакального стремления поступать по-своему. Но, к примеру, главная цель моей героини — спасти своего ребенка. А так как она девушка безбашенная и без тормозов, то идет напролом.

Как бы то ни было, некоторые по-прежнему уверены, что выпускать в прокат такие безбашенные комедии — это своего рода риск…

— (КС) Я об этом не думаю. Я просто стараюсь снимать кино, которое бы меня самого цепляло. А риск это или нет — спросите у тех, кто так считает (смеется).

(ВК) А для меня элемент риска в данном случае все-таки есть. И он связан с тем, что эта история напоминает мне эпизод из моего детства…

— Интересное у вас было детство!

(ВК) Нет, напрямую с реальными событиями «Оторви и выбрось» никак не связан. Но в моей жизни была довольно интересная история, о которой я рассказала Кириллу — и после моего рассказа он начал разрабатывать этот сюжет. Так что наш фильм — это новый уровень искренности для меня.

(КС) Кстати, по поводу «реальных событий». Мои фильмы, конечно, завернуты в жанровую оболочку, чтобы их воспринимали как легкое зрелище. Тем не менее, мне важно, чтобы они точно отрефлексировали ту реальность, в которой мы сейчас существуем. Чтобы на экране не было какой-то странной лубочной Россией в вакууме. А если вы хоть немного сталкивались с тем, как живут семьи в регионах, то, скорее всего, понимаете, что конфликты и ссоры такого рода — это общее место. Вот о них я и рассказываю, только с большой долей иронии.

(ВК). А мне кажется, что в этом фильме есть попытка увидеть за агрессорами людей. И, на мой взгляд, в этом есть какая-то надежда…

Кирилл также говорил о том, что его персонажам трудно найти общий язык. А как в жизни научиться договариваться друг с другом?

— (оба, хором) Слушать!

— Но что делать, если не слышит тебя человек, сидящий напротив?

(КС) Если вас не слышит человек, сидящий напротив, значит, это вы пытаетесь ему что-то сказать. А нужно наоборот: попытаться услышать то, что говорит он. Начать с себя. Не заставлять слушать других, а расслышать то, что пытаются донести до тебя. Это действительно очень важно.

— А вас не смущает, что женщины в «Оторви и выбрось» явно сильнее мужчин?

— (ВК) А не важно, кто кого сильнее: женщина или мужчина. Если в семье есть какой-либо гендерный дисбаланс, всегда возникает проблема или даже беда. Нужна гармония, нужно слышать друг друга.

— Кирилл, тогда с вашего разрешения задам банальный вопрос. Что было самым трудным во время работы над «Оторви и выбрось»?

(КС) Все! Мы даже в шоке, что этот фильм наконец-то выходит в кинотеатрах (смеется)! Он делался через такую боль и такое количество проблем, что мы даже поверить не можем, что дошли до конца. Мы три раза останавливались из-за пандемии, делали перекастинги, работали на износ… При этом основная часть съемок проходила в лесу, из-за чего у нас были постоянные логистические проблемы: что-то не доезжало, что-то терялось, погода капризничала… В общем, это было очень длительное и очень болезненное переживание.

— Но я знаю, что близким людям работать в одной команде довольно проблематично. Вы вместе уже около десяти лет. Совместные съемочные будни не стали для вас проблемой?

— (ВК) Мы с Кириллом работали в паре, когда он еще учился на Высших режиссерских курсах. Поэтому к трудностям такого рода мы были готовы.

— (КС) Конечно, в эмоциональном плане это иногда тяжело. Потому что любая критика воспринимается чуть более лично, чем в других случаях. С другой стороны, мне важно доверять актерам и четко видеть их ресурс. Вике я, естественно, доверяю (улыбается). Плюс то, что делает в кадре наша маленькая звезда Соня — это на 80 процентов заслуга Вики. Они начали работать в одной связке еще до начала съемок: у них был коуч-период, когда они сами встречались и репетировали какие-то сцены. И на площадке они тоже не расставались. Поэтому иногда мне было удобнее ставить задачи не Соне, а Вике, чтобы она помогала в работе с ребенком и сама Соню настраивала. Так что, если бы не Вика, то и не знаю, что бы я делал.

— Кирилл, а Анну Михалкову как вам удалось уговорить сняться в «Оторви и выбрось»?

— (КС) А я и не уговаривал! Но это очень смешная история. Я же изначально предлагал ей роль надзирательницы. Но она прочитала сценарий и сказала, что хочет играть бабушку. Я попытался возражать: «Вы же моложе, красивее, ухоженнее». Но она настаивала, и тогда мы сделали парную пробу с Сашей Яценко. Сразу же стало понятно, что это будет невероятно круто: смешно и энергично. Но я все равно поставил условие: «Анна, мы превратим вас в нечесаную замухрышку с желтыми зубами и синяками». К моему удивлению, она согласилась и все съемки мужественно ползала по лесу в грязи. Но не пожаловалась ни разу.

— Она рисковая!

— (КС) Да! И мне кажется, что это важное качество для любого актера. Они должны быть рисковыми. И им всегда должно быть интересно пробовать то, что они еще не делали, и заходить на незнакомую для них территорию.

— Но есть огромное количество актеров, которые всю жизнь тусуются только на своей территории — и даже через забор не заглядывают.

(ВК) Знаете, мне говорили в театральной школе, что это особенность актерского инструмента. Есть актеры, которые всю жизнь играют самих себя — и это их природа. А есть актеры, которым нужно меняться. И в этом ничьей вины нет, просто актерский аппарат так устроен…

— Виктория, а вы из какой категории?

(ВК) Я рассчитываю на то, что я исключение (улыбается).

Вера Аленушкина

«Оторви и выбрось» в прокате с 21 апреля

Фото: Феодосий Скарвелис, публикуется с разрешения правообладателя

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»

<h2> В прокат вышел самый смелый фильм прошлогоднего «Кинотавра» — «Оторви и выбрось». Это безбашенная комедия о трех поколениях женщин в одной семье: мать (Виктория Короткова) и бабушка (Анна Михалкова) ведут друг с другом кровопролитные бои за свою внучку. </h2> <p> О том, как снималось это кино и чего от него ждать, «Культуромания» поговорила с режиссером Кириллом Соколовым (КС) и актрисой Викторией Коротковой (ВК). </p> <p> <b>— Кирилл, «Оторви и выбрось» — это история очень странной семейки: все персонажи искренне любят друг друга, вот только выражают свою любовь исключительно через агрессию. «Папа, сдохни!» </b><b>(</b><i>дебют Соколова, победивший на фестивале «Окно в Европу» в 2018-м, прим. редакции</i><b>) </b><b>тоже был о семье… </b> </p> <p> — <b>(КС)</b> Да, но эмоционально это очень разные проекты, хотя и сделаны одной рукой и с одинаковым чувством юмора. При этом они оба об отсутствии диалога между людьми. И о том, что, если ты не умеешь говорить и договариваться, единственный язык, который у тебя остается, это язык насилия. </p> <p> <b>— С вашими персонажами не больно-то поговоришь: на первый взгляд, среди них нет ни одного положительного… </b> </p> <p> — <b>(КС)</b> Это только на первый! К тому же я очень люблю своих героев и переживаю за каждого из них. Все они по-своему хорошие люди, просто они не в состоянии друг друга понять. А еще мне кажется, что кино получилось довольно трогательным. Ведь оно дает возможность посочувствовать любому участнику событий: ты можешь встать на его место и понять, почему он так поступает. Это принципиальная вещь для меня. </p> <p> <b>— Виктория, а вы тоже считаете эту историю трогательной? </b> </p> <p> — <b>(ВК)</b> Мы с Соней Круговой — нашей девочкой, сыгравшей самую юную героиню, были уверены, что снимаемся в боевике (<i>смеется</i>). А если серьезно, то для меня этот фильм прежде всего о заботе. Поэтому трогательным я могла бы его назвать. Да, персонажи иногда кажутся отталкивающими из-за своего маниакального стремления поступать по-своему. Но, к примеру, главная цель моей героини — спасти своего ребенка. А так как она девушка безбашенная и без тормозов, то идет напролом. </p> <p> — <b>Как бы то ни было, </b><b>некоторые</b><b> по-прежнему </b><b>уверены</b><b>, что выпускать в прокат такие безбашенные комедии — это своего рода риск… </b> </p> <p> <b>— (КС) </b>Я об этом не думаю. Я просто<b> </b>стараюсь снимать кино, которое бы меня самого цепляло. А риск это или нет — спросите у тех, кто так считает (<i>смеется</i>). </p> <p> — <b>(ВК)</b> А для меня элемент риска в данном случае все-таки есть. И он связан с тем, что эта история напоминает мне эпизод из моего детства… </p> <p> <b>— Интересное у вас было детство! </b> </p> <p> — <b>(ВК)</b> Нет, напрямую с реальными событиями «Оторви и выбрось» никак не связан. Но в моей жизни была довольно интересная история, о которой я рассказала Кириллу — и после моего рассказа он начал разрабатывать этот сюжет. Так что наш фильм — это новый уровень искренности для меня. </p> <p> — <b>(КС)</b> Кстати, по поводу «реальных событий». Мои фильмы, конечно, завернуты в жанровую оболочку, чтобы их воспринимали как легкое зрелище. Тем не менее, мне важно, чтобы они точно отрефлексировали ту реальность, в которой мы сейчас существуем. Чтобы на экране не было какой-то странной лубочной Россией в вакууме. А если вы хоть немного сталкивались с тем, как живут семьи в регионах, то, скорее всего, понимаете, что конфликты и ссоры такого рода — это общее место. Вот о них я и рассказываю, только с большой долей иронии. </p> <p> — <b>(ВК)</b>. А мне кажется, что в этом фильме есть попытка увидеть за агрессорами людей. И, на мой взгляд, в этом есть какая-то надежда… </p> <p> — <b>Кирилл также говорил о том, что его персонажам трудно найти общий язык. А как в жизни научиться договариваться друг с другом? </b> </p> <p> <b>— (оба, хором) </b>Слушать! </p> <p> <b>— Но что делать, если не слышит тебя человек, сидящий напротив? </b> </p> <p> — <b>(КС)</b> Если вас не слышит человек, сидящий напротив, значит, это вы пытаетесь ему что-то сказать. А нужно наоборот: попытаться услышать то, что говорит он. Начать с себя. Не заставлять слушать других, а расслышать то, что пытаются донести до тебя. Это действительно очень важно. </p> <p> <b>— А вас не смущает, что женщины в «Оторви и выбрось» явно сильнее мужчин?</b> </p> <p> <b>— (ВК)</b> А не важно, кто кого сильнее: женщина или мужчина. Если в семье есть какой-либо гендерный дисбаланс, всегда возникает проблема или даже беда. Нужна гармония, нужно слышать друг друга. </p> <p> <b>— Кирилл, тогда с вашего разрешения задам банальный вопрос. Что было самым трудным во время работы над «Оторви и выбрось»? </b> </p> <p> — <b>(КС)</b> Все! Мы даже в шоке, что этот фильм наконец-то выходит в кинотеатрах (<i>смеется</i>)! Он делался через такую боль и такое количество проблем, что мы даже поверить не можем, что дошли до конца. Мы три раза останавливались из-за пандемии, делали перекастинги, работали на износ… При этом основная часть съемок проходила в лесу, из-за чего у нас были постоянные логистические проблемы: что-то не доезжало, что-то терялось, погода капризничала… В общем, это было очень длительное и очень болезненное переживание. </p> <p> <b>— Но я знаю, что близким людям работать в одной команде довольно проблематично. Вы вместе уже </b><b>около десяти </b><b>лет. Совместные съемочные будни не стали для вас проблемой? </b> </p> <p> <b>— (ВК) </b>Мы с Кириллом работали в паре, когда он еще учился на Высших режиссерских курсах. Поэтому к трудностям такого рода мы были готовы. </p> <p> <b>— (КС)</b> Конечно, в эмоциональном плане это иногда тяжело. Потому что любая критика воспринимается чуть более лично, чем в других случаях. С другой стороны, мне важно доверять актерам и четко видеть их ресурс. Вике я, естественно, доверяю (<i>улыбается</i>). Плюс то, что делает в кадре наша маленькая звезда Соня — это на 80 процентов заслуга Вики. Они начали работать в одной связке еще до начала съемок: у них был коуч-период, когда они сами встречались и репетировали какие-то сцены. И на площадке они тоже не расставались. Поэтому иногда мне было удобнее ставить задачи не Соне, а Вике, чтобы она помогала в работе с ребенком и сама Соню настраивала. Так что, если бы не Вика, то и не знаю, что бы я делал. </p> <p> <b>— Кирилл, а Анну Михалкову как вам удалось уговорить сняться в «Оторви и выбрось»? </b> </p> <p> <b>— (КС)</b> А я и не уговаривал! Но это очень смешная история. Я же изначально предлагал ей роль надзирательницы. Но она прочитала сценарий и сказала, что хочет играть бабушку. Я попытался возражать: «Вы же моложе, красивее, ухоженнее». Но она настаивала, и тогда мы сделали парную пробу с Сашей Яценко. Сразу же стало понятно, что это будет невероятно круто: смешно и энергично. Но я все равно поставил условие: «Анна, мы превратим вас в нечесаную замухрышку с желтыми зубами и синяками». К моему удивлению, она согласилась и все съемки мужественно ползала по лесу в грязи. Но не пожаловалась ни разу. </p> <p> <b>— Она рисковая! </b> </p> <p> <b>— (КС)</b> Да! И мне кажется, что это важное качество для любого актера. Они должны быть рисковыми. И им всегда должно быть интересно пробовать то, что они еще не делали, и заходить на незнакомую для них территорию. </p> <p> <b>— Но есть огромное количество актеров, которые всю жизнь тусуются только на своей территории — и даже через забор не заглядывают. </b> </p> <p> — <b>(ВК)</b> Знаете, мне говорили в театральной школе, что это особенность актерского инструмента. Есть актеры, которые всю жизнь играют самих себя — и это их природа. А есть актеры, которым нужно меняться. И в этом ничьей вины нет, просто актерский аппарат так устроен… </p> <p> <b>— Виктория, а вы из какой категории? </b> </p> <p> — <b>(ВК)</b> Я рассчитываю на то, что я исключение (<i>улыбается</i>). </p> <p> <b>Вера Аленушкина </b> </p> <p> <b>«Оторви и выбрось» в прокате с 21 апреля </b> </p> <p> <b>Фото: Феодосий Скарвелис, публикуется с разрешения правообладателя</b> </p>

Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»

Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»

Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»

Кирилл Соколов, режиссер фильма «Оторви и выбрось»: «Если ты не умеешь договариваться, единственный язык, который у тебя остается — это язык насилия»