Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего

Современное искусство

Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего
26 Ноября 2020, 11:07

Она была первой — до Кандинского, Малевича и Мондриана. Общалась с духами и создавала никому не понятные картины. И в жизни, и в творчестве она опередила свое время: Хильма аф Клинт, первая в мире художница-абстракционистка. О ней вспомнили только через сто лет.


Хильма аф Клинт родилась в 1862 году в Швеции, недалеко от Стокгольма. Ее отец, Виктор аф Клинт, был протестантом, офицером и картографом. Семья жила в замке Карлберг, где располагалась военно-морская академия. Хильма была четвертым из пятерых детей в семье. Ее отец любил математику, играл на скрипке, и дочь росла в него: обожала музыку, точные и естественные науки, особенно труды Чарльза Дарвина и своего земляка Карла Линнея.

Когда Хильме исполнилось десять лет, семья переехала в Стокгольм. Девочка пошла учиться в Техническую школу (сегодня это школа прикладного искусства Konstfack), брала уроки живописи. В школе Хильма познакомилась с Анной Кассель — рыжеволосой красавицей, которая потом будет тесно связана с ней до конца жизни. Анна была родом из очень богатой семьи и тяжело болела астмой.

В подростковом возрасте подружки увлеклись мистикой — устраивали спиритические сеансы и вызывали духов. Когда Хильме было 18, от осложнений после гриппа умерла ее младшая сестра Хермина. Эта смерть потрясла девушку, и она еще сильнее углубилась в метафизику — стала изучать теософию, увлеклась трудами Елены Блаватской и Христиана Розенкрейца.

В возрасте 20 лет, в 1882 году, Хильма поступила в Шведскую королевскую академию художеств — Анна тоже там училась. А в 1889-м окончила ее с отличием и получила грант в виде мастерской в доме художников на улице Хамнгатан, 5. Вообще этот дом (жилой, но верхние его этажи занимали мастерские с большими окнами) был центром художественной жизни Стокгольма. В нем же располагалось Blanch’s Café, где происходили словесные баталии художников разных направлений.

Сама Хильма находилась тогда под влиянием экспрессионистской живописи Эдварда Мунка. Она писала пейзажи, портреты и ботанические зарисовки. Ее картины нравились публике и хорошо продавались. Для молодой незамужней женщины зарабатывать на жизнь искусством было дерзко для того времени, но финансовая независимость позволяла Хильме делать то, что она хочет, не отчитываться ни перед кем, в том числе и в личной жизни. А потом Хильма начала создавать совсем другое искусство.

В 1896 году Хильма, Анна и еще три художницы — Корнелия Седерберг, ее сестра Матильда Нильссон и Сигрид Хедман — создали группу De Fem («Пять»). Все женщины были также членами Стокгольмского общества «Эдельвейс» и Стокгольмской теософской ложи. Они встречались каждую пятницу, изучали Новый завет и проводили спиритические сеансы. А потом записывали то, что услышали. Согласно записям Хильмы, с ними вступали в контакт «высшие духи» по имени Грегор, Амалиель, Клемент и Ананда, а иногда их помощники.

Надо понимать, что в конце XIX века художественная среда хоть и была продвинута, но это был мужской мир. Хильма не была в него вхожа, ее не воспринимали всерьез, поэтому художницы и группировались вместе. Тогда считалось, что женщина в принципе не способна создать что-то новое, — она может либо сохранять то, что уже существует, либо повторять это.

Между тем пятерка не только записывала все, что говорили духи, но и зарисовывала. Хильма брала карандаш и в состоянии транса рисовала, не отдавая себе отчета в том, что именно рисует. Эту технику позже назвали автоматизм (создание художественного произведения через свободную ассоциацию, сон или состояние транса), и она была основной у художников-сюрреалистов.

В конце XIX века увлечение теософией и мистикой было увлечением интеллигенции. Малер, Йейтс, Мондриан, Кандинский, — все им увлекались. Это была эпоха, когда естественные науки шагнули в мир невидимого — в 1888 году открыли существование электромагнитных волн, в 1895-м — рентгеновского излучения. Вся интеллектуальная элита того времени была восхищена тем, что нас окружает мир невидимых, но абсолютно реальных, наукой доказанных вещей. Поэтому идеи о том, что существует намного больше, чем видит наш глаз, были не безумием, а вполне нормальной вещью».

Жизнь Хильмы делилась на две части: внешняя состояла из классической живописи, хорошо продающихся среднестатистических пейзажей и портретов, а внутренняя была наполнена странными духами и непонятным рисованием. Казалось бы, бессмысленным.

Но в какой-то момент духи стали конкретнее. Во время очередного сеанса один из них, Амалиель, указал Хильме на ее предназначение и дал задание написать серию картин «для храма». В дневниках она писала, что понятия не имеет, что это за храм и зачем для него нужны картины. Но подчинилась. Так в 1906 году она создала первые абстрактные работы. Она так их и назвала — «Картины для Храма». Сначала это были небольшие полотна под общим названием «Изначальный хаос». Некоторые напоминают странные пейзажи, другие изображают геометрические фигуры с буквами. В своих записях Хильма пишет: «Картины писались через меня, без предварительных эскизов, но с огромной силой. Я понятия не имела, что эти картины изображали или значили, но продолжала следовать этой силе и никогда потом не меняла в них ни мазка».

Это было за пять лет до того, как Василий Кандинский представил свою «Композицию V» в Мюнхене. А осенью следующего года Хильма начала работать над, пожалуй, самой грандиозной серией «Картин для Храма». С октября по декабрь 1907 года она создала «Десять самых больших» — 10 действительно огромных по размеру полотен: 2,4×3,2 метра. Она писала эти холсты стоя, а картины лежали на полу — на некоторых даже сохранились отпечатки ее ног. Эти десять картин символизируют 10 стадий жизни, от раннего младенчества до глубокой старости. Она работала очень быстро и не отвлекалась ни на что больше. Анна все время была рядом и помогала Хильме.

Еще один цикл, «Эволюция», был создан в 1908 году и посвящен происхождению жизни на земле и развитию человека. 16 картин серии отсылают и к «Происхождению видов» Дарвина, и к теософии. Серия «Картины для храма», законченная в 1915 году, включает в себя 193 работы.

Хильма изобрела свой художественный язык, новый и ни на что не похожий. Многое в них было зашифровано: буквы означали определенные состояния материи, а цвета — состояния энергии. Она исследует макрокосмос и микромир. Материя и дух едины, и оба участвуют в эволюции.

Еще в 1905 году Хильма зачитывалась эзотерическим текстом «Как познать высшие миры» австрийского философа Рудольфа Штайнера. Он был ее кумиром, а в 1908 году, после завершения «Эволюции», ей удалось с ним встретиться — он был проездом в Стокгольме и посетил ее студию. Штайнер посмотрел все, что Хильма показала, покачал головой и сказал, что ближайшие 50 лет такое творчество никто не поймет и выставлять его смысла нет. Хильма была убита. Разочарованная в своих способностях, расстроенная болезнями партнерши и матери Хильма бросила живопись.

Несмотря на скептическое отношение Штайнера к ее творчеству, он оставался ее кумиром. В 1912 году он создал Антропософское общество. Антропософия оказала большое влияние на Хильму, и она снова стала писать картины. В 1913 году начала серию «Древо познания» — в ней линии стали строже и геометричнее, чем в ранних работах. Согласно ее дневниковым записям, в 1915 году дух перестал диктовать Хильме, и серия «Картины для Храма» завершилась. Кстати, за год до этого она приняла участие в Балтийской выставке в Мальмё, но с классическим пейзажем, — абстрактные работы она никогда не выставляла, поэтому о них никто не знал. На той же выставке в русской секции был и Василий Кандинский, и, хотя оба были в одном месте и оба увлекались антропософией Штайнера, неизвестно, были ли они знакомы.

В 1920 году Хильма с Томасин переехали в Хельсинки. И примерно в то же время начали ездить в Дорнах к Рудольфу Штайнеру — на этот раз их общение было более плодотворным. Хильма вступила в Антропософское общество — изучала там теорию цвета Гете, а также плотно занялась исследованием растений, животных и мхов.

Работ и дневниковых записей следующего десятилетия почти не сохранилось. Но в 1932 году Хильма создает серию странных акварелей-карт, среди которых, например, «Блиц над Лондоном» (на ней вихрь несется со стороны континентальной Европы через Ливерпуль к Лондону), а на другой — «Бои в Средиземноморье» — коричневое облако распространяется над Северной Африкой, Южной Италией, Гибралтаром и Бордо. 1932 год. До начала Второй мировой войны еще семь лет.

Хильма аф Клинт умерла в 1944 году в возрасте почти 82 лет, но не от старости: она попала в автомобильную аварию.

После нее осталось 1200 картин и 125 записных книжек. Все это досталось ее племяннику Эрику аф Клинт. В своем завещании Хильма написала, что ее картин никто не должен видеть как минимум 20 лет после ее смерти. Эрик выполнил завещание и только в 1960-х годах занялся разбором наследия Хильмы. Спустя как раз примерно 50 лет с того самого судьбоносного разговора с Рудольфом Штайнером.

В 2013 году Музей современного искусства Стокгольма решился на персональную выставку. Она называлась «Пионер абстракции» и имела оглушительный успех. В 2016 году в лондонской галерее «Серпентайн» прошла ее выставка Painting the Unseen, а с октября 2018 года по апрель 2019 года прошла большая выставка «Картины для будущего» в нью-йоркском музее Гуггенхайма. Сейчас наследием художницы владеет Фонд Хильмы аф Клинт, который до недавнего времени возглавлял ее внучатый племянник Джон, сын Эрика. Сейчас все ее картины хранятся в подвале в пригороде Стокгольма. Они никогда не были на рынке, и их стоимость никому не известна.



Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего

<h2>Она была первой — до Кандинского, Малевича и Мондриана. Общалась с духами и создавала никому не понятные картины. И в жизни, и в творчестве она опередила свое время: Хильма аф Клинт, первая в мире художница-абстракционистка. О ней вспомнили только через сто лет.</h2> <br> <span style="font-size: 14pt;">Хильма аф Клинт родилась в 1862 году в Швеции, недалеко от Стокгольма. Ее отец, Виктор аф Клинт, был протестантом, офицером и картографом. Семья жила в замке Карлберг, где располагалась военно-морская академия. Хильма была четвертым из пятерых детей в семье. Ее отец любил математику, играл на скрипке, и дочь росла в него: обожала музыку, точные и естественные науки, особенно труды Чарльза Дарвина и своего земляка Карла Линнея. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Когда Хильме исполнилось десять лет, семья переехала в Стокгольм. Девочка пошла учиться в Техническую школу (сегодня это школа прикладного искусства Konstfack), брала уроки живописи. В школе Хильма познакомилась с Анной Кассель — рыжеволосой красавицей, которая потом будет тесно связана с ней до конца жизни. Анна была родом из очень богатой семьи и тяжело болела астмой.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В подростковом возрасте подружки увлеклись мистикой — устраивали спиритические сеансы и вызывали духов. Когда Хильме было 18, от осложнений после гриппа умерла ее младшая сестра Хермина. Эта смерть потрясла девушку, и она еще сильнее углубилась в метафизику — стала изучать теософию, увлеклась трудами Елены Блаватской и Христиана Розенкрейца.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В возрасте 20 лет, в 1882 году, Хильма поступила в Шведскую королевскую академию художеств — Анна тоже там училась. А в 1889-м окончила ее с отличием и получила грант в виде мастерской в доме художников на улице Хамнгатан, 5. Вообще этот дом (жилой, но верхние его этажи занимали мастерские с большими окнами) был центром художественной жизни Стокгольма. В нем же располагалось Blanch’s Café, где происходили словесные баталии художников разных направлений.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Сама Хильма находилась тогда под влиянием экспрессионистской живописи Эдварда Мунка. Она писала пейзажи, портреты и ботанические зарисовки. Ее картины нравились публике и хорошо продавались. Для молодой незамужней женщины зарабатывать на жизнь искусством было дерзко для того времени, но финансовая независимость позволяла Хильме делать то, что она хочет, не отчитываться ни перед кем, в том числе и в личной жизни. А потом Хильма начала создавать совсем другое искусство.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В 1896 году Хильма, Анна и еще три художницы — Корнелия Седерберг, ее сестра Матильда Нильссон и Сигрид Хедман — создали группу De Fem («Пять»). Все женщины были также членами Стокгольмского общества «Эдельвейс» и Стокгольмской теософской ложи. Они встречались каждую пятницу, изучали Новый завет и проводили спиритические сеансы. А потом записывали то, что услышали. Согласно записям Хильмы, с ними вступали в контакт «высшие духи» по имени Грегор, Амалиель, Клемент и Ананда, а иногда их помощники.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Надо понимать, что в конце XIX века художественная среда хоть и была продвинута, но это был мужской мир. Хильма не была в него вхожа, ее не воспринимали всерьез, поэтому художницы и группировались вместе. Тогда считалось, что женщина в принципе не способна создать что-то новое, — она может либо сохранять то, что уже существует, либо повторять это.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Между тем пятерка не только записывала все, что говорили духи, но и зарисовывала. Хильма брала карандаш и в состоянии транса рисовала, не отдавая себе отчета в том, что именно рисует. Эту технику позже назвали автоматизм (создание художественного произведения через свободную ассоциацию, сон или состояние транса), и она была основной у художников-сюрреалистов. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В конце XIX века увлечение теософией и мистикой было увлечением интеллигенции. Малер, Йейтс, Мондриан, Кандинский, — все им увлекались. Это была эпоха, когда естественные науки шагнули в мир невидимого — в 1888 году открыли существование электромагнитных волн, в 1895-м — рентгеновского излучения. Вся интеллектуальная элита того времени была восхищена тем, что нас окружает мир невидимых, но абсолютно реальных, наукой доказанных вещей. Поэтому идеи о том, что существует намного больше, чем видит наш глаз, были не безумием, а вполне нормальной вещью».</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Жизнь Хильмы делилась на две части: внешняя состояла из классической живописи, хорошо продающихся среднестатистических пейзажей и портретов, а внутренняя была наполнена странными духами и непонятным рисованием. Казалось бы, бессмысленным.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Но в какой-то момент духи стали конкретнее. Во время очередного сеанса один из них, Амалиель, указал Хильме на ее предназначение и дал задание написать серию картин «для храма». В дневниках она писала, что понятия не имеет, что это за храм и зачем для него нужны картины. Но подчинилась. Так в 1906 году она создала первые абстрактные работы. Она так их и назвала — «Картины для Храма». Сначала это были небольшие полотна под общим названием «Изначальный хаос». Некоторые напоминают странные пейзажи, другие изображают геометрические фигуры с буквами. В своих записях Хильма пишет: «Картины писались через меня, без предварительных эскизов, но с огромной силой. Я понятия не имела, что эти картины изображали или значили, но продолжала следовать этой силе и никогда потом не меняла в них ни мазка».</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Это было за пять лет до того, как Василий Кандинский представил свою «Композицию V» в Мюнхене. А осенью следующего года Хильма начала работать над, пожалуй, самой грандиозной серией «Картин для Храма». С октября по декабрь 1907 года она создала «Десять самых больших» — 10 действительно огромных по размеру полотен: 2,4×3,2 метра. Она писала эти холсты стоя, а картины лежали на полу — на некоторых даже сохранились отпечатки ее ног. Эти десять картин символизируют 10 стадий жизни, от раннего младенчества до глубокой старости. Она работала очень быстро и не отвлекалась ни на что больше. Анна все время была рядом и помогала Хильме.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Еще один цикл, «Эволюция», был создан в 1908 году и посвящен происхождению жизни на земле и развитию человека. 16 картин серии отсылают и к «Происхождению видов» Дарвина, и к теософии. Серия «Картины для храма», законченная в 1915 году, включает в себя 193 работы.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Хильма изобрела свой художественный язык, новый и ни на что не похожий. Многое в них было зашифровано: буквы означали определенные состояния материи, а цвета — состояния энергии. Она исследует макрокосмос и микромир. Материя и дух едины, и оба участвуют в эволюции.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Еще в 1905 году Хильма зачитывалась эзотерическим текстом «Как познать высшие миры» австрийского философа Рудольфа Штайнера. Он был ее кумиром, а в 1908 году, после завершения «Эволюции», ей удалось с ним встретиться — он был проездом в Стокгольме и посетил ее студию. Штайнер посмотрел все, что Хильма показала, покачал головой и сказал, что ближайшие 50 лет такое творчество никто не поймет и выставлять его смысла нет. Хильма была убита. Разочарованная в своих способностях, расстроенная болезнями партнерши и матери Хильма бросила живопись.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Несмотря на скептическое отношение Штайнера к ее творчеству, он оставался ее кумиром. В 1912 году он создал Антропософское общество. Антропософия оказала большое влияние на Хильму, и она снова стала писать картины. В 1913 году начала серию «Древо познания» — в ней линии стали строже и геометричнее, чем в ранних работах. Согласно ее дневниковым записям, в 1915 году дух перестал диктовать Хильме, и серия «Картины для Храма» завершилась. Кстати, за год до этого она приняла участие в Балтийской выставке в Мальмё, но с классическим пейзажем, — абстрактные работы она никогда не выставляла, поэтому о них никто не знал. На той же выставке в русской секции был и Василий Кандинский, и, хотя оба были в одном месте и оба увлекались антропософией Штайнера, неизвестно, были ли они знакомы.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В 1920 году Хильма с Томасин переехали в Хельсинки. И примерно в то же время начали ездить в Дорнах к Рудольфу Штайнеру — на этот раз их общение было более плодотворным. Хильма вступила в Антропософское общество — изучала там теорию цвета Гете, а также плотно занялась исследованием растений, животных и мхов.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Работ и дневниковых записей следующего десятилетия почти не сохранилось. Но в 1932 году Хильма создает серию странных акварелей-карт, среди которых, например, «Блиц над Лондоном» (на ней вихрь несется со стороны континентальной Европы через Ливерпуль к Лондону), а на другой — «Бои в Средиземноморье» — коричневое облако распространяется над Северной Африкой, Южной Италией, Гибралтаром и Бордо. 1932 год. До начала Второй мировой войны еще семь лет.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Хильма аф Клинт умерла в 1944 году в возрасте почти 82 лет, но не от старости: она попала в автомобильную аварию.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> После нее осталось 1200 картин и 125 записных книжек. Все это досталось ее племяннику Эрику аф Клинт. В своем завещании Хильма написала, что ее картин никто не должен видеть как минимум 20 лет после ее смерти. Эрик выполнил завещание и только в 1960-х годах занялся разбором наследия Хильмы. Спустя как раз примерно 50 лет с того самого судьбоносного разговора с Рудольфом Штайнером.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В 2013 году Музей современного искусства Стокгольма решился на персональную выставку. Она называлась «Пионер абстракции» и имела оглушительный успех. В 2016 году в лондонской галерее «Серпентайн» прошла ее выставка Painting the Unseen, а с октября 2018 года по апрель 2019 года прошла большая выставка «Картины для будущего» в нью-йоркском музее Гуггенхайма. Сейчас наследием художницы владеет Фонд Хильмы аф Клинт, который до недавнего времени возглавлял ее внучатый племянник Джон, сын Эрика. Сейчас все ее картины хранятся в подвале в пригороде Стокгольма. Они никогда не были на рынке, и их стоимость никому не известна.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"><iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/siKz3MmFFjw" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; clipboard-write; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe></span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> <iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/DUNOFzpb3cM" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; clipboard-write; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe>

Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего

Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего

Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего

Первая абстракционистка Хильма аф Клинт. Картины для будущего

Интересное по теме

Современное искусство

Фрэнсис де Эрдели. Отголоски войны
24 сентября 2021, 10:40

Современное искусство

Магические портреты испанского художника Серджи Каденаса
9 января 2021, 14:00

Современное искусство

Русский Север глазами архангельского самородка Юрия Васендина
28 апреля 2021, 14:38