Монир Шахруди Фарманфармаян. Зеркальная мистика Ирана

Современное искусство

Монир Шахруди Фарманфармаян. Зеркальная мистика Ирана
11 Декабря 2020, 11:53

Монир Шахруди Фарманфармаян - самая известная художница Ирана, соединившая в своем творчестве геометрическую абстракцию с классическими искусствами и ремеслами Персии и Ирана.


Монир родилась в 1922 году в иранском Казвине. Он находится всего в 60 км северо-западнее Тегерана, на полпути от него к Каспийскому море. Живописью она увлекалась с детства, окончила факультет изобразительных искусств в Тегеране и думала продолжить обучение во Франции, но Вторая Мировая война разрушила эти планы. Художница переезжает в США.

После короткой (в основном языковой) стажировке в Корнеллском Университете, Монир смогла попасть в тогда уже довольно знаменитую Школу дизайна Parsons (Parsons New School for Design) в Нью-Йорке, но отделение “иллюстрации моды”. В какой-то момент Монир очень повезло – один из её рисунков (цветов, а точнее, персидских фиалок), проданный ей одному из агентов, очень понравился магазину Bonwit Teller, который начал использовать его для самых разных своих товаров. Как пишет Монир, “В какой-то момент мои персидские фиалки были повсюду – от сумок и туфель до белья!” В результате её взяли в отдел дизайна этого универмага, довольно престижного в то время.

Работая в этом магазине, Монир познакомилась с молодым Энди Уорхолом, который тоже там подрабатывал, а через него, и через некоторе время, со многими другими авангардными художниками Нью-Йорка того времени – например, Джексоном Поллоком, Виллем де Кунингом, Джоан Митчелл и многими другими. Как признавалась потом сама Монир, именно общение с этой арт-тусовкой стало для неё настоящими “арт университетами”.

В этой же среде она познакомилась со своим первых мужем, художником из Ирана Манушером Ектаем (Manoucher Yektai). Они поженились в 1950 году, но развелись уже в 1953. От брака осталась дочь Нима.

В Иран она вернулась в 1957 году, чтобы там выйти замуж за Аболбашара Фарманфармаяна, и с этого времени навсегда станет Монир Фарманфармаян. Фарманфармаяны (иногда пишется Фарман Фармаян) – очень известная в Иране аристократическое семейство, потомки одного из принцев Каджарской династии.

Правление шаха Резе Пехлеви в те годы было и оставалось про-американским, поэтому “известная художница”, только что вернувшаяся из Америке, попала в фавор. Успех Монир, теперь уже Фарманфармаян, по возвращению на родину был сногсшибательным – уже в 1958 году её работы попали в иранский павильон Венецианской биеннале, где она выиграла золотую медаль, и в том же году приняла участие в первой Тегеранской биеннале, а вскоре после этого прошла большая выставка в её alma mater, Тегеранском университете.

По словам самой Монир, в это время она “переоткрыла” для себя традиционные персидские ремёсла, не только живопись или те же росписи, но и, например, ювелирное мастерство. Вместе с мужем она много путешествует по Ирану, собирая во время этих поездок самые разные артефакты. Например, в какой-то момент она запала на так называемые “картины из кофеен”. Кофейни в Персии традиционно выполняли роль общественных клубов, где собирались не только для ‘попить кофе’, сколько для бесед.

Стоит заметить, что Монир не создавала свои работы от и до. Конечно, она и сама возилась со стеклом, но всё-таки основную работу делали опытные мастера. Монир рисовала эскизы и рисунки своих работ и уже потом контролировала создание реальных образцов из зеркал. Понятно, что с некоторыми из мастеров у неё сложились довольно симбиотические отношения: и рисунки создавались, с пониманием, что может сделать мастер, и мастера лучше понимали, что хочет получить художник в конце.

Исламская революция 1979 года застала Монир в семейной поездке в Америку. Так началось её многолетнее добровольное изгнание. Однако творческая жизнь в США не была радужной. Художницу ограничивало отсутствие привычных материалов и неопытность местных мастеров в их обработке. В Иране традиции мозаичного искусства передавались от отца к сыну.

Были и другие проблемы: «В Америке после революции, после войны, никто не хотел иметь ничего общего с Ираном. Ни одна галерея не хотела разговаривать со мной. А после 11 сентября – Бог мой. Ни за что».

Свою новую студию в Тегеране Монир Фарманфармаян смогла открыть только в 2004 году, уже в лет. Следующие 15 лет будут очень плодотворными, художница восстановила свою мастерскую, а в 2017 году в её честь в Тегеране был открыт музей.

«В зеркалах есть чудо: мы видим себя в них, но на самом деле нас там нет, мы проходим мимо них и исчезаем; всё было миражом. Что такое реальность? Какова наша связь с миром? Кто есть мы?”

Монир Шахруди Фарманфармайан ушла из жизни в своём доме в Тегеране в возрасте 96 лет. Сейчас её работы хранятся в музеях по всему миру.

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни