На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников

Креативные индустрии

На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников

8 Февраля 2022, 19:04

Цифровые платформы, поисковики, агрегаторы, маркетплейсы и социальные сети за последние годы перестали быть похожими на нейтральных информационных посредников, какими их когда-то признало российское законодательство. Теперь это сильная, а иногда и доминирующая сторона в отношениях с пользователями и бизнесом. Где проходит граница их ответственности? Ответы на вопросы искали участники сессии «Кто такие сегодня информационные посредники: право имеют или соблюдают?» Международной образовательной конференции Distant & Digital.

Из нейтрального инструмента передачи сведений информационные посредники превратились в полноценных участников рынка, направляющих потоки пользовательского внимания и извлекающих прибыль из сбора и анализа данных, рекламы и других экономических активностей. С таким тезисом выступил модератор сессии президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев: «Мы понемногу начинаем осознавать, что информационные посредники — это не совсем те посредники, которых мы имели в виду, когда было положено начало законодательным конструкциям в этой сфере. Сегодня таких практически не встретить — это скорее сильные экономические игроки, платформы, в генетике которых изначально лежит стремление к монополизации. Если ты не схватил и не удержал клиента, пользователя, трафик, ты не платформа. Удержи всех внутри своей экосистемы, управляй потоками и данными! Это другая экономическая сущность».

Законодательство об информационных посредниках постепенно совершенствуется и в США, и в ЕС, и в России. За платформами все более жестко закрепляется обязанность следить за легальностью контента, например за соблюдением интеллектуальных прав. Но зачастую закон в гигантах вроде «Яндекса» или Facebook видит простых «почтальонов». На это обратил внимание заместитель председателя Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России, к.ю.н., заместитель генерального директора по правовым вопросам Института развития интернета (ИРИ) Борис Едидин: «То, что мы опираемся на те нормы, которые создавались, когда информационный посредник понимался не так, как сейчас, создает дисбаланс. Часто пользовательские соглашения сервисов содержат дискриминирующие положения как по отношению к пользователям, так и по отношению к тем, кто распространяет через них контент на коммерческой основе».

К тому же, по словам Бориса Едидина, нормы Гражданского кодекса и закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» мало соотносятся между собой. В частности, гражданско-правовое регулирование ограничивается вопросами интеллектуальной собственности, не затрагивая вопросы договора присоединения, публичной оферты и т. д. Правовая неопределенность создает проблемы для отрасли.

Руководитель направления по взаимодействию с органами государственной власти ПАО «МТС» Наталья Великородняя заметила, что избыточное нормотворчество не всегда эффективно и отношения между информационными посредниками, пользователями и бизнесом вполне может спасти секторальная сделка. «Крупный бизнес постепенно цивилизуется. Там уже сложилось представление об ответственном социальном поведении. Например, „Яндекс“, может быть, и не рад был подписывать Антипиратский меморандум, но репутационные обстоятельства, давление бизнес-среды, примеры поведения западных корпораций привели к тому, что компания пошла на уступки», — сказала эксперт. Она добавила, что саморегулирование уже применяется в отрасли не только в вопросах интеллектуальной собственности, но и в том, что касается борьбы с фейками, защиты детей.

Подводя итог встречи, юридический советник Национальной федерации музыкальной индустрии (НФМИ) Роман Лукьянов отметил, что, несмотря на законодательные лакуны и отсутствие исчерпывающего механизма саморегулирования на уровне правоприменительной практики, уже есть механизмы определения ответственности информационных посредников: «И в российской, и в зарубежной судебной практике используется критерий имущественной заинтересованности. Если информационный посредник имеет выгоду от использования контента, то, как правило, это детерминирует его ответственность. Если платформа сама не использует контент, но ее экономика в значительной мере основана на том, что он имеется в наличии, встает вопрос о том, информационный посредник ли это вообще?»

Эксперты сошлись в том, что необходимо формировать стандарты соглашений, не допускающие дискриминации пользователей, — информационные посредники не должны пользоваться доминирующим положением, чтобы навязывать свои условия слабой стороне. Что же касается дальнейших действий, здесь пока можно положиться на суд, который в каждом конкретном случае будет определять, была ли у платформы имущественная заинтересованность.

Фото: предоставлено пресс-службой Distant & Digital
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников

<br> Цифровые платформы, поисковики, агрегаторы, маркетплейсы и социальные сети за последние годы перестали быть похожими на нейтральных информационных посредников, какими их когда-то признало российское законодательство. Теперь это сильная, а иногда и доминирующая сторона в отношениях с пользователями и бизнесом. Где проходит граница их ответственности? Ответы на вопросы искали участники сессии «Кто такие сегодня информационные посредники: право имеют или соблюдают?» Международной образовательной конференции Distant &amp; Digital.<br> <br> Из нейтрального инструмента передачи сведений информационные посредники превратились в полноценных участников рынка, направляющих потоки пользовательского внимания и извлекающих прибыль из сбора и анализа данных, рекламы и других экономических активностей. С таким тезисом выступил модератор сессии президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев: «Мы понемногу начинаем осознавать, что информационные посредники — это не совсем те посредники, которых мы имели в виду, когда было положено начало законодательным конструкциям в этой сфере. Сегодня таких практически не встретить — это скорее сильные экономические игроки, платформы, в генетике которых изначально лежит стремление к монополизации. Если ты не схватил и не удержал клиента, пользователя, трафик, ты не платформа. Удержи всех внутри своей экосистемы, управляй потоками и данными! Это другая экономическая сущность».<br> <br> Законодательство об информационных посредниках постепенно совершенствуется и в США, и в ЕС, и в России. За платформами все более жестко закрепляется обязанность следить за легальностью контента, например за соблюдением интеллектуальных прав. Но зачастую закон в гигантах вроде «Яндекса» или Facebook видит простых «почтальонов». На это обратил внимание заместитель председателя Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России, к.ю.н., заместитель генерального директора по правовым вопросам Института развития интернета (ИРИ) Борис Едидин: «То, что мы опираемся на те нормы, которые создавались, когда информационный посредник понимался не так, как сейчас, создает дисбаланс. Часто пользовательские соглашения сервисов содержат дискриминирующие положения как по отношению к пользователям, так и по отношению к тем, кто распространяет через них контент на коммерческой основе».<br> <br> К тому же, по словам Бориса Едидина, нормы Гражданского кодекса и закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» мало соотносятся между собой. В частности, гражданско-правовое регулирование ограничивается вопросами интеллектуальной собственности, не затрагивая вопросы договора присоединения, публичной оферты и т. д. Правовая неопределенность создает проблемы для отрасли.<br> <br> Руководитель направления по взаимодействию с органами государственной власти ПАО «МТС» Наталья Великородняя заметила, что избыточное нормотворчество не всегда эффективно и отношения между информационными посредниками, пользователями и бизнесом вполне может спасти секторальная сделка. «Крупный бизнес постепенно цивилизуется. Там уже сложилось представление об ответственном социальном поведении. Например, „Яндекс“, может быть, и не рад был подписывать Антипиратский меморандум, но репутационные обстоятельства, давление бизнес-среды, примеры поведения западных корпораций привели к тому, что компания пошла на уступки», — сказала эксперт. Она добавила, что саморегулирование уже применяется в отрасли не только в вопросах интеллектуальной собственности, но и в том, что касается борьбы с фейками, защиты детей.<br> <br> Подводя итог встречи, юридический советник Национальной федерации музыкальной индустрии (НФМИ) Роман Лукьянов отметил, что, несмотря на законодательные лакуны и отсутствие исчерпывающего механизма саморегулирования на уровне правоприменительной практики, уже есть механизмы определения ответственности информационных посредников: «И в российской, и в зарубежной судебной практике используется критерий имущественной заинтересованности. Если информационный посредник имеет выгоду от использования контента, то, как правило, это детерминирует его ответственность. Если платформа сама не использует контент, но ее экономика в значительной мере основана на том, что он имеется в наличии, встает вопрос о том, информационный посредник ли это вообще?»<br> <br> Эксперты сошлись в том, что необходимо формировать стандарты соглашений, не допускающие дискриминации пользователей, — информационные посредники не должны пользоваться доминирующим положением, чтобы навязывать свои условия слабой стороне. Что же касается дальнейших действий, здесь пока можно положиться на суд, который в каждом конкретном случае будет определять, была ли у платформы имущественная заинтересованность.<br> <h6><br> </h6> <h6>Фото: предоставлено пресс-службой Distant &amp; Digital</h6>

На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников

На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников

На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников

На Distant & Digital обсудили современную роль информационных посредников