Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?

Креативные индустрии

Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?

13 Июля 2022, 12:33
В рамках «Российской креативной недели» на площадке «Новые медиа» состоялась дискуссия о роли средств массовой информации в жизни креативных индустрий и влиянии журналистов и инфлюенсеров на реальный сектор экономики.

В беседе, которую озаглавили «Культурно поговорили. Новые медиа и креативные индустр.ии», приняли участие управляющий директор проектов The Voice Mag Мария Колмакова, главный редактор просветительского медиа «Теории и практики» Наталия Алекса, креативный редактор портала Sostav.ru Анастасия Дроздова, исполнительный директор журнала «КиноРепортер» Алексей Говорухин, руководитель медиапроекта The City Евгения Смурыгина, директор по маркетингу и коммуникациям RTVI Лариса Погонина, генеральный директор порталов «Вокруг ТВ» Алексей Федорко и главный редактор издания IPQuorum Евгения Дорофеева. Модератором сессии выступила креативный продюсер редакционных проектов медиапроекта «Сноб» Мария Маханова.

Креативные индустрии — это бизнес

Несмотря на то, что официальное понятие «креативные индустрии» впервые появилось в «Основах государственной культурной политики» еще в 2014 году, а в 2021-м утверждена Концепция развития творческих индустрий до 2030 года и статистика утверждает, что в отрасли трудится порядка 748 000 компаний, четкого определения, что же это такое, до сих пор нет. А потому любая дискуссия на эту тему начинается с выяснения, что же мы все-таки называем креативными индустриями. Музыкальный редактор «Нового Радио» Катя Худошина задалась вопросом: «Если креативные индустрии — это бизнес, в основе которого лежит интеллектуальная составляющая, то чем это принципиально отличается от медиапроекта?»

На помощь Екатерине пришел Алексей Говорухин, отметивший, что медиа —лишь составная часть креативных индустрий, куда помимо этого входит работа дизайнеров, художников, артистов, архитекторов и инженеров — всех, кто создает то, чего прежде не существовало. Однако он согласился с тем, что в массовом сознании понимание, что из себя представляют креаторы и творческие индустрии, до сих пор не сформировано. «В качестве креативного класса мы представляем себе людей, тусующихся на „Стрелке“ или в другом модном месте, задвигая в сторону, чем же они собственно занимаются. Та же проблема связана с креативными индустриями, так как креатив составляет существенную долю любой индустрии. В том же автомобилестроении существует как креативная часть — работа дизайнеров, инженеров, так и чисто техническая».

Евгения Смурыгина, напротив, призвала причислять к креативным индустриям исключительно творческие специальности — театр, кино, музыку, вынеся за скобки как инженерные профессии, так и собственно медиа. Более четкий критерий предложила Мария Колмакова: «Мне кажется, что есть такая профессия — создатель. Когда креативная мысль воплощается в чем-то реальном. И вот это как раз очень важно, когда изначально ничего не было, а затем появился качественный продукт, некая услуга». Ее поддержала Евгения Дорофеева: «Мы специализируемся на сфере интеллектуальной собственности и ее взаимосвязи с креативными индустриями. И хотя само наше издание молодое,  в тематику мы погружены более шести лет. С самого начала мы сформулировали для себя креативные индустрии как часть экономики, отрасли, создающие идею, которая при воплощении способна к монетизации и тиражированию. Нужно четко понимать, что в словосочетании „креативные индустрии“ главное слово — „индустрии“. Это бизнес. Это возможность зарабатывать, создавать продукт и потенциально — рабочие места. Соответственно, сужать креативные индустрии исключительно до творческого процесса в корне неверно».

Такой же точки зрения придерживается Наталия Алекса: «Мы формулируем креативные индустрии как область, способную превращать творчество в высококачественную услугу».

Задача медиа

— Роль средств массовой информации в области креативных индустрий я осознала через нашу работу, — заявила Мария Колмакова. — В 2019‒2020 годах у нас состоялся колоссальный проект «Мода без границ», где мы соединили фабрики и других представителей легкой промышленности с дизайнерами, художниками, швеями, закройщиками, модельерами и другими людьми, обладающими креативной мыслью, но о которых никто не знал. Мы дали креаторам возможность заявить о себе, а легкую промышленность насытили компетентными кадрами. По сути, мы создали коллаборацию инвентаря и творческой мысли. В этом году мы планируем сделать еще один проект «Знай наших». Я убеждена, что без нас, без СМИ наладить такую работу невозможно, потому что мало что-то создать, нужно еще и уметь об этом рассказать. Креативные индустрии нужно сделать модными, а значит, их надо активно и грамотно продвигать, — заявила Мария Колмакова.

К сожалению, в общественном сознании так и не сформировалась мысль о том, что зарабатывать на собственных способностях и результатах интеллектуального труда не просто можно, но и нужно.

— В России очень маленькая доля занятых в креативных индустриях. Эта цифра едва составляет 5% от общего населения. А доля ВВП не превышает 2,4%. В остальном мире данный показатель в три раза выше. Задача медиа — увеличивать этот процент. Чтобы люди, которые нас читают, начинали двигать креативную экономику, — отметила креативный редактор портала Sostav.ru Анастасия Дроздова.

Главный редактор IPQuorum Евгения Дорофеева видит задачу медиа в том, чтобы налаживать коммуникацию между креативным сообществом и крупным бизнесом, что в конечном итоге стимулирует рост доли креативных отраслей в ВВП.

— У нас сегодня в реестре свыше 150 000 СМИ. Мы провели большое исследование и выяснили, что о проблематике креативных индустрий пишет менее 1%. И когда мы говорим о нашей роли, то должны определиться, для кого мы пишем и с кем хотим разговаривать. Мне бы хотелось поддержать коллег из The Voice, так как с самого начала одной из задач, которую мы ставили перед собой, было соединить креаторов с реальным бизнесом. Творческое сообщество не всегда понимает, как найти инвестиции, а бизнес — какую пользу ему может принести тот или иной креатор. И потому мне кажется, что наша задача в первую очередь поддержать тех, кто сегодня задействован в креативных отраслях экономики, и помогать им доносить до бизнеса, какую экономическую выгоду может приносить коллаборация креативных индустрий с традиционными секторами экономики.

В свою очередь Евгения Смурыгина подчеркнула, как порой после рецензии влиятельного журналиста писатель может проснуться знаменитым.

— Индустрии — это не только авиа и сталелитейная промышленность. Например, издательское дело напрямую связано с креаторами. Несколько лет назад литературный критик Галина Юзефович написала рецензию на роман Алексей Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него». Тогда Сальников еще не был популярным писателем, а его книга была обыкновенным самиздатом. Юзефович даже обвиняли в конъюнктуре и в том, что она стриггерила процесс — издательство выкупило рукопись, а Сальников был номинирован на множество литературных премий. Но важно то, что сигналом к выпуску книги послужила рецензия, напечатанная в СМИ. Этот кейс свидетельствует о том, что существует влияние конкретного журналиста на индустрию, — сказал Смурыгина.

Ей возразил Алексей Говорухин, отметивший:

— Многие блогеры имеют и охват, и влияние гораздо большее, чем журналисты. Мы как издание о кино испытываем огромное давление, так как про премьеры пишут все: начиная от профильных СМИ и заканчивая любителями. Те же блогеры, которые рассказывают про тот или иной фильм, собирают довольно солидное количество просмотров. Поэтому говорить, что мы как медиа продолжаем оказывать такое же влияние, как было раньше, не слишком актуально. Мы больше не являемся единственными маяками, на которые люди ориентируются при принятии решений. Но блогер популярен в течение какого-то времени, одни приходят, другие уходят. Ротация очень стремительна.

—Тогда как рассматривать Сергея Минаева: как блогера, учитывая стотысячную аудиторию в Telegram-канале, или как журналиста и главного редактора журнала «Правила жизни»? — парировала Смурыгина.

— Как инфлюенсера, чью экспертность подтверждает то, что он журналист, — сказал Алексей Федорко. — В принципе, появление на страницах классических медиа фиксирует уровень того или иного инфлюенсера, сколько бы просмотров в соцсетях у него ни было.

— Но в нашей дискуссии принципиальный вопрос — это рынок. У нас очень маленький рынок креативных индустрий, и нет никаких драйверов, чтобы его увеличить. Одним из драйверов развития могли бы стать медиа во всем многообразии, — продолжил Говорухин.

Такой же позиции придерживается Мария Колмакова. Она убеждена, что медиа должны выступать лоббистами в хорошем смысле слова и оказывать поддержку креаторам, которым порой не хватает умения и возможностей заявить о себе на большую аудиторию и привлечь внимание потенциальных инвесторов.

— Давайте скинемся нашей экспертностью и поможем креативному сообществу занять его нишу в экономике. Если мы им не поможем, то этого никто не сделает. Кроме того, мы умеем выстраивать отношения с инфлюенсерами. Зачем противопоставлять блогеров журналистам, когда можно объединиться, — сказала Колмакова.

— Мы начинали свою работу как коммуникационный бренд, регулярно проводили крупные международные мероприятия для профессионального сообщества. То есть собирали на одной площадке бизнес и креаторов. На одном из первых форумов в Калининграде мы столкнулись с интересной историей: топовых креаторов знают все, а региональных — практически никто. И тогда мы поняли, что очень важно искать региональных креаторов и рассказывать о них. При этом есть еще один момент. Когда мы обращаемся за интервью или комментарием к каким-то известным дизайнерам, художникам, режиссерам, ученым, они легко идут на контакт. Когда же мы обращаемся к не слишком известным, но достойным, на наш взгляд, креативным предпринимателям, то первое, что мы слышим: «Сколько будет стоить публикация?!» Никто не верит, что нам искренне и безвозмездно хочется подсветить то, что они делают. Откуда это взялось? Ответ понятен: в федеральный медиабренд просто так не попадешь. И это тоже то, что требует поиска путей решения, — отметила Евгения Дорофеева.

По итогам дискуссии стало понятно, что, если мы хотим, чтобы креативные индустрии развивались и стали существенной частью экономики, нужно не только поддерживать их финансово, но и выстроить грамотную, эффективную информационную повестку. Это позволит изменить не только то, какой образ креаторов складывается в обществе, но и какими они сами видят свою роль в развитии страны.

Фото: IPQuorum
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?

В рамках «Российской креативной недели» на площадке «Новые медиа» состоялась дискуссия о роли средств массовой информации в жизни креативных индустрий и влиянии журналистов и инфлюенсеров на реальный сектор экономики. <br> <br> В беседе, которую озаглавили «Культурно поговорили. Новые медиа и креативные индустр.ии», приняли участие управляющий директор проектов The Voice Mag Мария Колмакова, главный редактор просветительского медиа «Теории и практики» Наталия Алекса, креативный редактор портала Sostav.ru Анастасия Дроздова, исполнительный директор журнала «КиноРепортер» Алексей Говорухин, руководитель медиапроекта The City Евгения Смурыгина, директор по маркетингу и коммуникациям RTVI Лариса Погонина, генеральный директор порталов «Вокруг ТВ» Алексей Федорко и главный редактор издания IPQuorum Евгения Дорофеева. Модератором сессии выступила креативный продюсер редакционных проектов медиапроекта «Сноб» Мария Маханова. <br> <br> <h2>Креативные индустрии — это бизнес </h2> Несмотря на то, что официальное понятие «креативные индустрии» впервые появилось в «Основах государственной культурной политики» еще в 2014 году, а в 2021-м утверждена Концепция развития творческих индустрий до 2030 года и статистика утверждает, что в отрасли трудится порядка 748 000 компаний, четкого определения, что же это такое, до сих пор нет. А потому любая дискуссия на эту тему начинается с выяснения, что же мы все-таки называем креативными индустриями. Музыкальный редактор «Нового Радио» Катя Худошина задалась вопросом: «Если креативные индустрии — это бизнес, в основе которого лежит интеллектуальная составляющая, то чем это принципиально отличается от медиапроекта?»<br> <br> На помощь Екатерине пришел Алексей Говорухин, отметивший, что медиа —лишь составная часть креативных индустрий, куда помимо этого входит работа дизайнеров, художников, артистов, архитекторов и инженеров — всех, кто создает то, чего прежде не существовало. Однако он согласился с тем, что в массовом сознании понимание, что из себя представляют креаторы и творческие индустрии, до сих пор не сформировано. «В качестве креативного класса мы представляем себе людей, тусующихся на „Стрелке“ или в другом модном месте, задвигая в сторону, чем же они собственно занимаются. Та же проблема связана с креативными индустриями, так как креатив составляет существенную долю любой индустрии. В том же автомобилестроении существует как креативная часть — работа дизайнеров, инженеров, так и чисто техническая».<br> <br> Евгения Смурыгина, напротив, призвала причислять к креативным индустриям исключительно творческие специальности — театр, кино, музыку, вынеся за скобки как инженерные профессии, так и собственно медиа. Более четкий критерий предложила Мария Колмакова: «Мне кажется, что есть такая профессия — создатель. Когда креативная мысль воплощается в чем-то реальном. И вот это как раз очень важно, когда изначально ничего не было, а затем появился качественный продукт, некая услуга». Ее поддержала Евгения Дорофеева: «Мы специализируемся на сфере интеллектуальной собственности и ее взаимосвязи с креативными индустриями. И хотя само наше издание молодое,  в тематику мы погружены более шести лет. С самого начала мы сформулировали для себя креативные индустрии как часть экономики, отрасли, создающие идею, которая при воплощении способна к монетизации и тиражированию. Нужно четко понимать, что в словосочетании „креативные индустрии“ главное слово — „индустрии“. Это бизнес. Это возможность зарабатывать, создавать продукт и потенциально — рабочие места. Соответственно, сужать креативные индустрии исключительно до творческого процесса в корне неверно».<br> <br> Такой же точки зрения придерживается Наталия Алекса: «Мы формулируем креативные индустрии как область, способную превращать творчество в высококачественную услугу».<br> <h2>Задача медиа </h2> — Роль средств массовой информации в области креативных индустрий я осознала через нашу работу, — заявила Мария Колмакова. — В 2019‒2020 годах у нас состоялся колоссальный проект «Мода без границ», где мы соединили фабрики и других представителей легкой промышленности с дизайнерами, художниками, швеями, закройщиками, модельерами и другими людьми, обладающими креативной мыслью, но о которых никто не знал. Мы дали креаторам возможность заявить о себе, а легкую промышленность насытили компетентными кадрами. По сути, мы создали коллаборацию инвентаря и творческой мысли. В этом году мы планируем сделать еще один проект «Знай наших». Я убеждена, что без нас, без СМИ наладить такую работу невозможно, потому что мало что-то создать, нужно еще и уметь об этом рассказать. Креативные индустрии нужно сделать модными, а значит, их надо активно и грамотно продвигать, — заявила Мария Колмакова. <br> <br> К сожалению, в общественном сознании так и не сформировалась мысль о том, что зарабатывать на собственных способностях и результатах интеллектуального труда не просто можно, но и нужно. <br> <br> — В России очень маленькая доля занятых в креативных индустриях. Эта цифра едва составляет 5% от общего населения. А доля ВВП не превышает 2,4%. В остальном мире данный показатель в три раза выше. Задача медиа — увеличивать этот процент. Чтобы люди, которые нас читают, начинали двигать креативную экономику, — отметила креативный редактор портала Sostav.ru Анастасия Дроздова. <br> <br> Главный редактор IPQuorum Евгения Дорофеева видит задачу медиа в том, чтобы налаживать коммуникацию между креативным сообществом и крупным бизнесом, что в конечном итоге стимулирует рост доли креативных отраслей в ВВП. <br> <br> — У нас сегодня в реестре свыше 150 000 СМИ. Мы провели большое исследование и выяснили, что о проблематике креативных индустрий пишет менее 1%. И когда мы говорим о нашей роли, то должны определиться, для кого мы пишем и с кем хотим разговаривать. Мне бы хотелось поддержать коллег из The Voice, так как с самого начала одной из задач, которую мы ставили перед собой, было соединить креаторов с реальным бизнесом. Творческое сообщество не всегда понимает, как найти инвестиции, а бизнес — какую пользу ему может принести тот или иной креатор. И потому мне кажется, что наша задача в первую очередь поддержать тех, кто сегодня задействован в креативных отраслях экономики, и помогать им доносить до бизнеса, какую экономическую выгоду может приносить коллаборация креативных индустрий с традиционными секторами экономики.<br> <br> В свою очередь Евгения Смурыгина подчеркнула, как порой после рецензии влиятельного журналиста писатель может проснуться знаменитым. <br> <br> — Индустрии — это не только авиа и сталелитейная промышленность. Например, издательское дело напрямую связано с креаторами. Несколько лет назад литературный критик Галина Юзефович написала рецензию на роман Алексей Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него». Тогда Сальников еще не был популярным писателем, а его книга была обыкновенным самиздатом. Юзефович даже обвиняли в конъюнктуре и в том, что она стриггерила процесс — издательство выкупило рукопись, а Сальников был номинирован на множество литературных премий. Но важно то, что сигналом к выпуску книги послужила рецензия, напечатанная в СМИ. Этот кейс свидетельствует о том, что существует влияние конкретного журналиста на индустрию, — сказал Смурыгина.<br> <br> Ей возразил Алексей Говорухин, отметивший: <br> <br> — Многие блогеры имеют и охват, и влияние гораздо большее, чем журналисты. Мы как издание о кино испытываем огромное давление, так как про премьеры пишут все: начиная от профильных СМИ и заканчивая любителями. Те же блогеры, которые рассказывают про тот или иной фильм, собирают довольно солидное количество просмотров. Поэтому говорить, что мы как медиа продолжаем оказывать такое же влияние, как было раньше, не слишком актуально. Мы больше не являемся единственными маяками, на которые люди ориентируются при принятии решений. Но блогер популярен в течение какого-то времени, одни приходят, другие уходят. Ротация очень стремительна. <br> <br> —Тогда как рассматривать Сергея Минаева: как блогера, учитывая стотысячную аудиторию в Telegram-канале, или как журналиста и главного редактора журнала «Правила жизни»? — парировала Смурыгина. <br> <br> — Как инфлюенсера, чью экспертность подтверждает то, что он журналист, — сказал Алексей Федорко. — В принципе, появление на страницах классических медиа фиксирует уровень того или иного инфлюенсера, сколько бы просмотров в соцсетях у него ни было. <br> <br> — Но в нашей дискуссии принципиальный вопрос — это рынок. У нас очень маленький рынок креативных индустрий, и нет никаких драйверов, чтобы его увеличить. Одним из драйверов развития могли бы стать медиа во всем многообразии, — продолжил Говорухин.<br> <br> Такой же позиции придерживается Мария Колмакова. Она убеждена, что медиа должны выступать лоббистами в хорошем смысле слова и оказывать поддержку креаторам, которым порой не хватает умения и возможностей заявить о себе на большую аудиторию и привлечь внимание потенциальных инвесторов. <br> <br> — Давайте скинемся нашей экспертностью и поможем креативному сообществу занять его нишу в экономике. Если мы им не поможем, то этого никто не сделает. Кроме того, мы умеем выстраивать отношения с инфлюенсерами. Зачем противопоставлять блогеров журналистам, когда можно объединиться, — сказала Колмакова.<br> <br> — Мы начинали свою работу как коммуникационный бренд, регулярно проводили крупные международные мероприятия для профессионального сообщества. То есть собирали на одной площадке бизнес и креаторов. На одном из первых форумов в Калининграде мы столкнулись с интересной историей: топовых креаторов знают все, а региональных — практически никто. И тогда мы поняли, что очень важно искать региональных креаторов и рассказывать о них. При этом есть еще один момент. Когда мы обращаемся за интервью или комментарием к каким-то известным дизайнерам, художникам, режиссерам, ученым, они легко идут на контакт. Когда же мы обращаемся к не слишком известным, но достойным, на наш взгляд, креативным предпринимателям, то первое, что мы слышим: «Сколько будет стоить публикация?!» Никто не верит, что нам искренне и безвозмездно хочется подсветить то, что они делают. Откуда это взялось? Ответ понятен: в федеральный медиабренд просто так не попадешь. И это тоже то, что требует поиска путей решения, — отметила Евгения Дорофеева. <br> <br> По итогам дискуссии стало понятно, что, если мы хотим, чтобы креативные индустрии развивались и стали существенной частью экономики, нужно не только поддерживать их финансово, но и выстроить грамотную, эффективную информационную повестку. Это позволит изменить не только то, какой образ креаторов складывается в обществе, но и какими они сами видят свою роль в развитии страны.<br> <br> <h6>Фото: IPQuorum</h6>

Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?

Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?

Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?

Креативный контент: нужны ли специализированные медиа о творческих индустриях?