Глава Эрмитажа Михаил Пиотровский: «Нынешние палачи культуры всё чаще люди с образованием»

Мировое наследие

Глава Эрмитажа Михаил Пиотровский: «Нынешние палачи культуры всё чаще люди с образованием»
5 Февраля 2021, 07:47

Мероприятия по подготовке начала реставрационных и восстановительных работ в сирийской Пальмире стали темой недавних двух конференций, проведённых под эгидой Государственного Эрмитажа. Напомним, что после захвата города терррористами, большинство его памятников были взорваны, хранитель музея казнён. Были разрушены до основания шедевры архитектуры, внесённые в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Своим мнением о возможности восстановления разрушенных памятников Пальмиры с нами поделился специалист по Востоку, академик РАН, директор Государственного Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский.

Сирийские памятники, как и вопрос их восстановления, не стоят во главе угла эрмитажной повестки, но имеют большое значение для сохранения ведущей роли нашего музея на мировой арене, что, в целом, работает и на Россию, на её имидж страны, имеющей беспрецедентные научные и реставрационные возможности, что, как известно, является ещё и одним из постулатов культурного обогащения наций. Культурные памятники древнейших цивилизаций, расположенные на территории Ирака, Ливии, Сирии, других арабских государств, вперемежку с памятниками римской эпохи, пережившие время, то и дело оказываются под прицелом современных вандалов, а ведь они ровесники Греции и Египта: Пальмире - три с половиной тысячи лет, Алеппо и Босра - на тысячу лет старше, но их состояние в последние годы, естественно, вызывает боль - памятники рушат, и это всё чаще бывает делом рук даже не вандалов. Нынешние палачи культуры всё чаще люди, которые чему-то где-то учились. Сначала это происходило действительно на Востоке, но бацилла разрушения, желание пополнить ряды Геростратов, перебралось через океан, и уже, ни где-нибудь, а Америке начали разрушать массово, это же подхватила и Европа.

В настоящее время недугом заработать на противопоставлении истории, и её «отражения» в каком-то «новом сознании» поражены не самые отсталые страны. Люди вдруг начинают отрекаться от своего прошлого, не имея на это права, потому что человеческое прошлое, отражённое в искусстве, в памятниках культуры материальной, письменной, и других, принадлежит всем - всему человечеству. И человечество, если надо, силой, обязано вмешиваться там, где разрушаются культурные памятники. Так это произошло с Пальмирой, освобождённой от людей, которые её уничтожали, но им удалось многое - Пальмира стоит в руинах. Надо сказать, она всегда стояла в руинах, это только очередной этап, но это говорит и о том, что варварство передаётся не только в пространстве, но и во времени. Потому ясно, как важно добиться понимания того, что памятники не просто привычная часть пейзажа, или туристический бизнес, но они то, что потом надо будет кому-то предавать, как это передавали нам.

Когда дело касается только политики или экономики, во многих вопросах можно и промолчать, но когда разрушается историческое наследие всего человечества, то страны и организации, включённые в культурный процесс, должны, отбросив противоречия, сиё защитить, а потом всем вместе решать, что с этим делать дальше, и пример Пальмиры, в этом случае, показателен.

Я, посетив освобождённую Пальмиру до повторного захвата боевиками, конечно, оценил всю сложность восстановления теперь уже её руин - без участия специалистов России такое вряд ли возможно. На моём прежнем месте работы в Институте материальной культуры изготовлена 3D модель древней Парфянской Столицы, начаты работы по первому этапу её восстановления.

Но, по порядку: сейчас все вместе - Эрмитаж, Институт истории материальной культуры, представители европейской реставрационной школы, эксперты ЮНЕСКО и представители Музея Пальмиры -- готовят материалы для того, чтобы возродить «Пальмирский музей» - так этот проект называется. Для этого моя коллега, Наталья Соловьёва, руководитель проекта «Пальмира» в Институте материальной культуры, и её коллектив, как я уже сказал, создали и передали сирийской стороне потрясающую 3D модель древней «Пальмиры», жемчужины Востока, уничтоженной боевиками в 2015 году. Она объединила детальную информацию обо всех разрушениях, которым подвергся памятник. А разрабатываемая на ее основе динамическая геоинформационная система Palmyra GIS - это и документ, фиксирующий варварское уничтожение культурных ценностей человечества, и исследовательский инструмент, превосходящий в своей универсальности все применявшиеся до сих пор методы. Это часть современной технологии, делающая возможным обсуждение практически всех вопросов, где требуется оценить мельчайшие детали объекта, сделать выводы об участках, требующих реставрации, и спроектировать реставрационные работы.                                                                   

Чтобы зафиксировать масштаб бедствия, команда исследователей из Санкт-Петербурга в сентябре 2016 года предприняла экспедицию в сирийскую Пальмиру. На фотосъемку всего архитектурно-ландшафтного комплекса, и построение 3D-модели у российских специалистов ушло около года. На сегодняшний день она содержит самую полную и актуальную информацию о состоянии Пальмиры, и позволяет, не ступая на городище, посмотреть вещи, как они лежат.

18 ноября 2017 года в рамках Санкт-Петербургского международного культурного форума в Белом Зале Главного штабе Эрмитажа мы передали сирийской стороне трехмерную модель древнего города. А год назад в ЮНЕСКО, в Париже, прошло рабочее совещание по возрождению Пальмиры, целью которого было определение оптимальных подходов к проблеме возрождения объекта Всемирного наследия. Выступили эксперты 34 стран, в том числе Франции, Германии, Японии, Польши, Шри-Ланки, Сирии, Швейцарии и Соединенного Королевства. Россию представляли мы с Наталией Фёдоровной Соловьёвой, и известный петербургский архитектор Максим Атаянц, который принимает участие в цифровой реконструкции храма Бэла - утраченной святыни, не подлежащей физическому восстановлению, и то, что мы представили всему миру, было блестящим новым шагом в дискуссии о культурном наследии.

На форуме мы обсудили, что надо реставрировать - что не надо, что восстанавливать, а что нет, основываясь на «Венецианской хартии» - это новые правила реставрации, по которым реставрировать можно, но восстанавливать разрушенное не нужно, если у тебя нет в наличии, стопроцентно, всех материалов. Это очень жёсткие правила, и, наверное, правильные. Но, с другой стороны, если не восстанавливать, то необходимо хотя бы сохранить развалины Пальмиры, не превращая этот процесс в уборку улиц. Так когда - то были сохранены руины Римского форума, и то, что осталось от Парфенона.

Вышло так, что на протяжении четырёх лет модель уточнялась и дорабатывалась, в связи с тем, что Пальмира неоднократно оказывалась в руках разрушителей, и работа проходила ряд этапов - с новыми выездами в зону военных действий, уточнениями, дополнительными съемками. Но, несмотря на все риски и сложности, мы довели проект до конца, и 20 августа прошлого года в Санкт-Петербурге была представлена завершенная 3D-модель древней Пальмиры, являющаяся самой точной и детальной. Мы передали её (на арабском языке) как дар Сирийской Арабской Республике и всему миру, и с этого момента действительно можно начинать практическую работу по восстановлению её памятников. Есть надежда на то, что с учетом полученного материала, мы сможем восстановить Пальмиру в том виде, в котором она существовала. Между музеем и Департаментом древностей Сирии уже заключено соглашение: эрмитажные реставраторы готовы обучать коллег из Сирии. Пока эти планы не реализовались из-за пандемии, но они осуществятся в будущем, для приближения которого у нас 2 декабря, в режиме онлайн, состоялся Международный культурный форум - «День Пальмиры».

За его импровизированным круглым столом собрались все, кто заинтересован в скорейшем возврате этого мирового шедевра на его место в «культурном строю». Мы поговорили о роли её в мировой культуре в разные века, обсудили, с чего начать реставрацию, ведь Пальмира это собирательное название, включающее в себя храмы Бэла и Баалшамина, Триумфальную арку, колонны Зенобии, некрополи и Погребальную башню, лагерь Диоклетиана и крепость Фахр-Ад-Дина. Ключевой на конференции стала тема «Двух Пальмир» - Северной и Южной, как примера жизни памятника, и его образа.

Это и про Петербург, о том, как в «Северной Пальмире» петербургские архитекторы вдохновлялись примерами «Пальмиры исторической» в своих великолепных работах. В частности, это знаменитая, гениально построенная, «Триумфальная Арка» Росси, которая с помощью сочетания элементов, созвучных одной из триумфальных арок «Пальмиры», выравнивает кривое движение улиц, и многое другое.

Мы кратко рассказали об изучении Пальмиры, о ценности для её восстановления материалов и артефактов, хранящихся в Государственном Эрмитаже, коллекция которого включает в себя погребальные рельефы Пальмиры, монеты, фрагменты скульптур. И о том, как в Пальмире в начале прошлого века был спасён знаменитый «Таможенный тариф» - уникальная плита, с надписями на арамейском и греческом языках - абсолютная музейная редкость. К счастью, теперь эта реликвия в Эрмитаже - мы знаем, что бы с ней сделали боевики. И всё это произошло в Петербурге - Ленинграде, городе, пригороды которого были разрушены во время войны до основания. Тогда речь о реставрации не шла - шла речь о воссоздании, и было принято очень не простое, но материально сложное   решение - восстанавливать. Сейчас мы знаем, что в тот момент, для той ситуации, это было правильное решение - это было важно для поднятия духа ленинградцев, для укрепления самосознания всех жителей разорённой войной страны. - Что, в целом, страна может восстать из руин - всей стране нужно было восставать из руин…

Вот в таком ключе мы обсудили «пальмирские вещи», судьбу развалин, а практическим сюжетом, кроме трех выставок, был разговор о восстановлении музея Пальмиры, который должен вернуть жизнь как памятнику и памяти, так и современному городу, нуждающемуся в рабочих местах, гостях, и в смысле существования. Но не будем торопиться, и гнать - сразу всё обратно поставить. Мы должны разговором об этом, дискуссией помочь, в целом, Сирии, во - первых, в восстановлении мира, во - вторых, в возрождении Сирии, как страны.

К слову, «Пальмира» не единственный объект в Сирии, в восстановлении которого мы участвуем. Например, последняя по времени реставрация ещё одной её жемчужины, «Дамаской цитадели», которая до 1986 года, вообще, выполняла роль тюрьмы, и казармы, проводилась с 1980-х годов, и так и не была завершена даже в относительно спокойные для республики годы. Толчком в работе по реставрации и сохранению памятника семнадцативековой давности могло бы стать изготовление нашими специалистами его 3D модели. Также специалисты Эрмитажа и ИИМК РАН помогут сирийским коллегам в восстановлении памятников древнего Алеппо. Кроме того, предполагается, что российские ученые смогут в будущем передать свой опыт молодым сирийским археологам и реставраторам.

В этом и состоит часть нашей музейной миссии – большая трудная задача сохранять культурное наследие, превращая его в старца-наставителя, мудрого учителя для всех, кто в музей приходят, или в него не приходят, а смотрят на него в интернете. Миссия сохранять и давать людям возможность учиться на том, что мы им рассказываем.

Записал Игорь Киселёв

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни