Выставка «Тату» в Пушкинском музее: красиво и провокационно

Музеи и выставки

Выставка «Тату» в Пушкинском музее: красиво и провокационно
4 Марта 2020, 12:53

Весенний период Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина начал с беспроигрышной темы, которую, несомненно, будут обсуждать и которая должна привлечь новых зрителей, особенно молодежь. Татуировки сегодня – это и особая субкультура, и яркая самоидентификация, и почти искусство. Тысячелетняя история тату охватывает все материки и страны. Выразить всё богатство культурной традиции тату и стало целью новой выставки.

За неделю до открытия выставки первый зампредседателя Комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко заявил, что татуировки – «проявление духовного интеллектуального кризиса» и «вообще все эти татуировки нужно запрещать». Лучшей рекламы для новой экспозиции придумать было сложно. Директор ГМИИ Марина Лошак на открытии отметила, что сама эта выставка и есть комментарий на подобные высказывания.

Международные кураторы выставки Жульен Дэфлиск и Анн Ришар решили, что история тату заслуживает того, чтобы рассказать о ней миру. И в 2014 году первая выставка «Тату» прошла во французском Музее на набережной Бранли имени Жака Ширака. После Франции выставка побывала в музеях Торонто, Чикаго, Лос-Анджелесе и т.д.

Московская экспозиция «Тату» дополнилась экспонатами из собственной коллекции Пушкинского музея, а также предметами из Эрмитажа, Кунсткамеры, частных коллекций, сообщила Марина Лошак.

По ее словам, выставка, сделанная музеем Бранли, дает возможность глубже понять тему тату, которая значительно сложнее, чем кажется на первый взгляд. Экспозиция рассказывает, как складывалось искусство татуировки, как цивилизация использовала и интерпретировала символы тату. Еще один важный момент, по мнению г-жи Лошак, - это использование тату как способа демонстрации своего мнения и самоидентификации. Люди всего мира, от Японии до Америки, и сегодня по-прежнему наносят на свои тела татуировки, и, похоже, это явление только набирает обороты по популярности.

«Задача выставки – рассказать больше, разрушить табу и, главное, перестать относиться к татуировке предосудительно», - считает глава ГМИИ. Она объясняет, что во времена СССР самое распространенное понятие о тату было связано с «клеймом уголовного мира», когда, действительно, криминальный мир использовал нательные рисунки как знак самоидентификации. Это закрепилось в нашем сознании и является уже частью социокультурной системы. При этом общественное табу есть не только у нас, но и, например, в Японии. Там человек с татуировкой не может, по закону, пойти в общественную баню. А вот у народов Океании татуировки – несомненная часть искусства и культуры. Одним словом, тема татуировки объединяет и антропологов, и искусствоведов, и современных художников.

Марина Лошак отметила, что музеем выпущена книга «Тату», где собрано большое количество интереснейших статей о предмете выставке.

Один из кураторов московской экспозиции Александра Савенкова поговорила с «Культуроманией» о специфике пространства:

- Выставка включает заключительный зал с мраморными статуями, который не был в задумке французского музея. Почему он появился именно у нас, в России?

- Этот зал необычен тем, что здесь мы рассказываем о татуировке как языке, которым пользуются современные художники, выполняя работы в более привычных для музея техниках. Мы хотели, чтобы зритель оказался в пространстве вот такого культурного диалога, где был бы поставлен вопрос соединения высокого искусства и татуировок. Например, есть выставки декоративно-прикладного искусства, выставки костюмов, и это не смущает, хотя по сути там показываются повседневные вещи, выполненные ремесленниками. Искусство татуировки тоже может встать в этот ряд.

- И для показа тату здесь выбраны классические формы и мрамор.

- Да, итальянский мастер Фабио Виале сначала воссоздает знаменитые скульптурные формы, а потом нарушает святость этих памятников, покрывая их татуировками. Так же вольно интерпретирует тату и бельгиец Вим Дельвуа.

- Этих двух художников пригласил именно Пушкинский?

- Да, мы привлекли их к этой выставке. На предыдущих показах этого отдела не существовало. Французский музей даже немного сопротивлялся, потому что французские кураторы долго боролись за утверждение татуировки как самодостаточного явления и не хотели вот этого сравнения с традиционными формами искусства. Но мы не видели в этом ничего, что принизило бы художественное достоинство татуировки. Нам кажется, что работы многих тату-мастеров, которые здесь представлены, ничуть не менее интересны, чем работы современных художников. Татуировка сохраняет аспект искусства, который, возможно, в самом современном искусстве немного утерян. Этот аспект заключается в том, что люди многие годы тратят на овладение своим мастерством: они сначала становятся подмастерьями у серьезных, именитых татуировщиков, и только потом начинают практиковать сами. А многие современные художники не проходят этот долгий и сложный путь перед тем, как прославиться.

- Не могу не спросить про экспонаты, где тату набито на кожу свиней и оформлено в золоченые рамы. Вы же понимаете, что у нас такие предметы могут вызвать негативные высказывания?

- Я сама строгий вегетарианец. И они у меня вызывают неоднозначные эмоции. Тем не менее, когда затрагивается тема татуировок, всегда всплывают эти работы Дельвуа как самые знаменитые и яркие. Здесь татуировки используются не просто как образный язык.

С одной стороны, конечно, жалко свиней, которые не давали своего согласия на тату, а с другой стороны Дельвуа, сам являясь вегетарианцем, таким способом хотел привлечь внимание к ним, как живым существам, а не просто как к предмету человеческого потребления.

- И эти свиньи, вы говорили, счастливо дожили свою жизнь, а не сделались частью нашего рациона?

- Совершенно верно. Дельвуа организовал арт-ферму, где эти свинки до своей естественной смерти прожили жизнь гораздо более счастливую, чем ту, которая их ожидала бы на обычной ферме.

- И всё же это вполне провокационная выставка. Но у нее и явная познавательная цель?

- Люди так или иначе видят татуировки каждый день. Это популярное сегодня явление. Мы хотели показать, что это не просто часть современной поп-культуры – вспомним тату Анджелины Джоли, например, - но что это традиция, имеющая древние корни, многогранное значение, широчайшую географию. Чтобы посетители осмыслили татуировки в этом ключе.

Один из участников выставки, тату-мастер Дмитрий Бабахин тоже ответил на вопросы «Культуромании»:

- Вы занимаетесь полинезийской татуировкой, но, кроме этого, глубоко интересуетесь и антропологическими вопросами?

- Да, я практикующий мастер, и, так как специализируюсь на определенном географическом направлении, то татуировка интересна мне и как культурный аспект.

- Можете описать портрет человека, который заказывает такую татуировку?

- Я работаю в Санкт-Петербурге. У нас клиентом может быть кто угодно.

- Больше мужчин или девушек?

- Лично у меня 50 на 50.

- Где вы практиковались, возможно, специально ездили на родину этих татуировок?

- Да, часто езжу в Полинезию. У меня большое количество клиентов среди местного населения Маркизских островов. Ведь это бывшие французские колонии. И в 1856 году татуировка там была официально запрещена, так как воспринималась как дикарство, язычество. Возрождать традиции жители начали только с конца 80-х – начала 90-х годов XX века. И возрожденному племенному искусству в том регионе не так много лет. Поэтому все мы, кто этим профессионально занимается, тесно общаемся, поддерживаем друг друга.

- Вы сказали про восприятие татуировок европейцами как элемента язычества. И тут не могу не вспомнить недавние слова Онищенко.

- Да, но так же тату воспринималось лет 200 назад! Я считаю, что сегодня не стоит подобные заявления рассматривать как-то серьезно. Во-вторых, традиции татуировки уже несколько тысяч лет. И это всегда идет в ногу со временем, развивается в соответствии с культурой. Это всегда было и будет присутствовать.

- На ваш взгляд, татуировка поднялась ближе к искусству сегодня?

- Я думаю, каждый это определяет для себя сам. Для кого-то это искусство, для кого-то - способ самовыражения, а для кого-то – способ провокации. Это как вопрос о красоте – у любого человека будет свое мнение о ней.

Любовь Мартынова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни