Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени

Кино-театр

Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени
20 Декабря 2021, 07:32

Ответы на сегодняшние вопросы режиссеры ищут в произведениях классиков. Подробности - в обзоре нашего театрального репортера Татьяны Филипповой. 

«Война и мир» в Театре имени Евгения Вахтангова

Главная премьера сезона – и самая загадочная. Обычно режиссеры признают невозможность вместить большой роман в рамки театральной постановки и выбирают какую-нибудь одну линию, чтобы разобрать ее как можно подробнее. Худрук театра имени Вахтангова Римас Туминас не стал резать великий роман на части, но рассказал о том, что кажется ему главным в «Войне и мире» Толстого. Если говорить коротко, это счастье жизни, которое особенно остро ощущается рядом со смертью. Главные герои спектакля – это Андрей Болконский (Виктор Добронравов) и Пьер Безухов (Павел Попов), близость смерти заставляет каждого из них измениться, почувствовать не страх и ужас, а любовь. И это очень по-толстовски. Уже сейчас понятно, что некоторые мизансцены из «Войны и мира» войдут в историю российского театра, но споры вокруг этого спектакля не прекращаются, и это еще один повод для того, чтобы его посмотреть и сделать собственные выводы. Как вы, наверное, уже знаете, он идет пять часов.

   «Балалайкин и Ко» на «Прогресс Сцене» Армена Джигарханяна

Сергей Газаров, новый худрук театра Армена Джигарханяна, в названии которого с его приходом появились два важных слова – «прогресс» и «сцена», в октябре выпустил первую премьеру – спектакль «Балалайкин и Ко». Вскоре после этого события Газаров был назначен художественным руководителем Театра Сатиры, и теперь «Балалайкин и Ко» будет идти на обеих сценах, а чуть позже, когда «Прогресс Сцену» закроют на ремонт, окончательно переберется в здание на Триумфальной площади.

Театру Сатиры «Балалайкин и Ко» будет кстати, потому что изначально он для этой сцены и задумывался: Александр Ширвиндт с Сергеем Газаровым вели переговоры об этой постановке, но по разным причинам ее пришлось отложить.

«Балалайкин и Ко» – пьеса Сергея Михалкова. Да, автор советского гимна написал эту пьесу по мотивам сатирического романа Салтыкова-Щедрина «Современная идиллия» в начале семидесятых, и для эпохи застоя она оказалась настолько злободневной, что от Большого драматического театра, где «Балалайкин» был впервые поставлен, власти потребовали написать в программке, что действие происходит сто лет назад.

Салтыков-Щедрин – один из тех классиков, которые поняли о России что-то главное, Сергей Михалков был человеком умным и жестким, поэтому пьеса не стареет. Читать ее страшновато, потому что она как зеркало, в котором российский обыватель видит свое отражение: если что-то непонятное происходит в государстве, нужно не высовываться, а погодить. Как «годить», Салтыков-Щедрин с Сергеем Михалковым знают и рассказывают всем. Читать, как уже было сказано, грустно, а вот смотреть – весело. Особенно в постановке Газарова, который главные роли отдал Сергею Чонишвили и Сергею Климову, создавать сценографию пригласил Владимира Арефьева, а ставить хореографические номера – Сергея Землянского. Слухи и страхи в этом спектакле оживают, все происходящее с его героями уморительно смешно, а о том, что в России столетиями ничего не меняется, зритель задумается уже потом, вернувшись домой. 

«Собака с дамочкой» в Школе драматического искусства.

Никто не умеет так бережно перенести на сцену классику, как ученики Сергея Женовача. Но здесь немного другой случай: студент пятого курса ГИТИСа Георгий Мнацаканов (в этом спектакле он режиссер, автор идеи и композитор) решил разобрать чеховскую «Даму с собачкой» на части и заново собрать, добавив фрагменты из других чеховских произведений. Помочь ему в этой игре согласился его сокурсник Александр Антипенко, который в этом спектакле играет главную роль – собаки, у которой появилось имя – Бром Исаевич – и возможность высказать свой взгляд на происходящее. Безымянный и малозначительный белый шпиц здесь выполняет роль рассказчика, то есть всю историю любви Анны Сергеевны (Алина Ходжеванова) и Гурова (Максим Маминов) мы видим его глазами. Больше того, у него есть собственная любовная история – и героиню зовут Каштанкой. Собаки, как известно, намного добрее людей, поэтому чеховский сюжет в пересказе Брома Исаевича уже не так безнадежен.

«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» в МХТ имени Чехова

Классик ли Веничка Ерофеев? Так и представляешь себе, как бы ответил на этот вопрос автор поэмы «Москва – Петушки». Министерство образования в этом вопросе еще не определилось: Ерофеев вошел в школьную программу факультативно.

У пьесы «Вальпургиева ночь», поставленной на сцене МХТ режиссером Уланбеком Баялиевым, такая же сложная судьба, как и у бессмертной поэмы: она очень мало ставилась на родине, поскольку откровенность ее была неуместна во все времена. За пределами отечества пьеса, видимо, была непонятна, хотя у нее есть очевидное сходство с романом Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом». Но в романе американского писателя пациенты сумасшедшего дома заключили себя в его стенах добровольно, а в пьесе Ерофеева они пленники советской медицины.

Жанр пьесы режиссер перевел из трагедии в трагикомедию, главную роль доверил актеру, который по своим данным бесспорный трагик, но зрителю известен по комической роли в многолетнем сериале «Кухня». И финал совсем другой – герой Дмитрия Назарова идет на встречу с Командором, и его не остановить. Что сказал бы Веничка, если бы увидел такой финал своей трагической пьесы? Возможно, что-нибудь типа «Оставь свои выспренности, все еще только начинается».

Татьяна Филиппова

автор фото Лена Морозова

предоставлено пресс-службой театра Прогресс Сцена для использования на сайте «Культуромания»

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени

<h2> Ответы на сегодняшние вопросы режиссеры ищут в произведениях классиков. Подробности - в обзоре нашего театрального репортера Татьяны Филипповой. </h2> <p> <b>«Война и мир» в Театре имени Евгения Вахтангова</b> </p> <p> Главная премьера сезона – и самая загадочная. Обычно режиссеры признают невозможность вместить большой роман в рамки театральной постановки и выбирают какую-нибудь одну линию, чтобы разобрать ее как можно подробнее. Худрук театра имени Вахтангова Римас Туминас не стал резать великий роман на части, но рассказал о том, что кажется ему главным в «Войне и мире» Толстого. Если говорить коротко, это счастье жизни, которое особенно остро ощущается рядом со смертью. Главные герои спектакля – это Андрей Болконский (Виктор Добронравов) и Пьер Безухов (Павел Попов), близость смерти заставляет каждого из них измениться, почувствовать не страх и ужас, а любовь. И это очень по-толстовски. Уже сейчас понятно, что некоторые мизансцены из «Войны и мира» войдут в историю российского театра, но споры вокруг этого спектакля не прекращаются, и это еще один повод для того, чтобы его посмотреть и сделать собственные выводы. Как вы, наверное, уже знаете, он идет пять часов. </p> <p>    <b>«Балалайкин и Ко» на «Прогресс Сцене» Армена Джигарханяна</b> </p> <p> Сергей Газаров, новый худрук театра Армена Джигарханяна, в названии которого с его приходом появились два важных слова – «прогресс» и «сцена», в октябре выпустил первую премьеру – спектакль «Балалайкин и Ко». Вскоре после этого события Газаров был назначен художественным руководителем Театра Сатиры, и теперь «Балалайкин и Ко» будет идти на обеих сценах, а чуть позже, когда «Прогресс Сцену» закроют на ремонт, окончательно переберется в здание на Триумфальной площади. </p> <p> Театру Сатиры «Балалайкин и Ко» будет кстати, потому что изначально он для этой сцены и задумывался: Александр Ширвиндт с Сергеем Газаровым вели переговоры об этой постановке, но по разным причинам ее пришлось отложить. </p> <p> «Балалайкин и Ко» – пьеса Сергея Михалкова. Да, автор советского гимна написал эту пьесу по мотивам сатирического романа Салтыкова-Щедрина «Современная идиллия» в начале семидесятых, и для эпохи застоя она оказалась настолько злободневной, что от Большого драматического театра, где «Балалайкин» был впервые поставлен, власти потребовали написать в программке, что действие происходит сто лет назад. </p> <p> Салтыков-Щедрин – один из тех классиков, которые поняли о России что-то главное, Сергей Михалков был человеком умным и жестким, поэтому пьеса не стареет. Читать ее страшновато, потому что она как зеркало, в котором российский обыватель видит свое отражение: если что-то непонятное происходит в государстве, нужно не высовываться, а погодить. Как «годить», Салтыков-Щедрин с Сергеем Михалковым знают и рассказывают всем. Читать, как уже было сказано, грустно, а вот смотреть – весело. Особенно в постановке Газарова, который главные роли отдал Сергею Чонишвили и Сергею Климову, создавать сценографию пригласил Владимира Арефьева, а ставить хореографические номера – Сергея Землянского. Слухи и страхи в этом спектакле оживают, все происходящее с его героями уморительно смешно, а о том, что в России столетиями ничего не меняется, зритель задумается уже потом, вернувшись домой.<b> </b> </p> <p> <b>«Собака с дамочкой» в Школе драматического искусства.</b> </p> <p> Никто не умеет так бережно перенести на сцену классику, как ученики Сергея Женовача. Но здесь немного другой случай: студент пятого курса ГИТИСа Георгий Мнацаканов (в этом спектакле он режиссер, автор идеи и композитор) решил разобрать чеховскую «Даму с собачкой» на части и заново собрать, добавив фрагменты из других чеховских произведений. Помочь ему в этой игре согласился его сокурсник Александр Антипенко, который в этом спектакле играет главную роль – собаки, у которой появилось имя – Бром Исаевич – и возможность высказать свой взгляд на происходящее. Безымянный и малозначительный белый шпиц здесь выполняет роль рассказчика, то есть всю историю любви Анны Сергеевны (Алина Ходжеванова) и Гурова (Максим Маминов) мы видим его глазами. Больше того, у него есть собственная любовная история – и героиню зовут Каштанкой. Собаки, как известно, намного добрее людей, поэтому чеховский сюжет в пересказе Брома Исаевича уже не так безнадежен. </p> <p> </p> <p> <b>«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» в МХТ имени Чехова</b> </p> <p> Классик ли Веничка Ерофеев? Так и представляешь себе, как бы ответил на этот вопрос автор поэмы «Москва – Петушки». Министерство образования в этом вопросе еще не определилось: Ерофеев вошел в школьную программу факультативно. </p> <p> У пьесы «Вальпургиева ночь», поставленной на сцене МХТ режиссером Уланбеком Баялиевым, такая же сложная судьба, как и у бессмертной поэмы: она очень мало ставилась на родине, поскольку откровенность ее была неуместна во все времена. За пределами отечества пьеса, видимо, была непонятна, хотя у нее есть очевидное сходство с романом Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом». Но в романе американского писателя пациенты сумасшедшего дома заключили себя в его стенах добровольно, а в пьесе Ерофеева они пленники советской медицины. </p> <p> Жанр пьесы режиссер перевел из трагедии в трагикомедию, главную роль доверил актеру, который по своим данным бесспорный трагик, но зрителю известен по комической роли в многолетнем сериале «Кухня». И финал совсем другой – герой Дмитрия Назарова идет на встречу с Командором, и его не остановить. Что сказал бы Веничка, если бы увидел такой финал своей трагической пьесы? Возможно, что-нибудь типа «Оставь свои выспренности, все еще только начинается». </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b> </p> <p> <b>автор фото Лена Морозова</b> </p> <p> <b> </b> </p> <p> <b>предоставлено пресс-службой театра Прогресс Сцена для использования на сайте «Культуромания»</b> </p>

Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени

Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени

Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени

Война, мир и сумасшедший дом: театральные премьеры минувшей осени