Владимир Гусев, директор Русского музея: «Русский музей появился благодаря конкуренции с Москвой и Третьяковым»

Музеи и выставки

Владимир Гусев, директор Русского музея: «Русский музей появился благодаря конкуренции с Москвой и Третьяковым»
18 Февраля 2020, 10:28

Директор Русского музея Владимир Гусев и его зам по науке Евгения Петрова рассказали, как собираются отметить тройной юбилей. В этом году исполняется 175 лет со дня рождения императора Александра III, своей личной коллекцией положившего начало музею. 125 лет назад его сын, Николай II, выпустил указ о создании «Русского музея Александра III» и передачи ему Михайловского дворца. И, наконец, третья юбилейная дата – 200 лет со дня освящения Михайловского замка, который в этом году откроет все свои залы для публики.

«Я говорю: больше дворцов не предлагать», - шутит Владимир Гусев, перечисляя нынешние владения Русского музея, ставшего крупнейшим латифундистом. Если четверть века назад, в год своего столетия, музей владел четырьмя зданиями, то сегодня ему принадлежит четырнадцать исторических дворцов и садов, включая любимый петербуржцами Летний сад. Вход в него по-прежнему будет бесплатным.

Завершается реставрация Михайловского замка, связанного с именем «русского Гамлета» - императора Павла I. Военно-морская библиотека наконец-то освободила его парадные помещения, и в ноябре после реставрации в них откроется выставка «Три поколения Романовых». Там будут вещи, которые никто никогда не видел: например, четыре огромных полотна размером шесть метров на четыре, которые Павел I заказал художникам Угрюмову и Аткинсону. Две работы последнего в 30-х годах попали в Третьяковскую галерею и хранились там на валах, поэтому о них не знали даже специалисты. Теперь они возвращаются в Михайловский замок.

Ключевые события юбилейного года произойдут в апреле: во всех дворцах одновременно будут представлены дары Русскому музею – то есть то, из чего создавалась его коллекция. Руководители музея напоминают, что она складывалась, подобно тому как здание храма строится из отдельных кирпичей и блоков, из добровольных даров, причем среди дарителей были люди всех сословий, от крестьянина до императора, от купца Плюшкина до княгини Тенишевой. Сегодня, кстати, эта традиция сохраняется – коллекция русского искусства пополняется в основном дарами. Хотя музей этим не слишком доволен – ему хотелось бы иметь возможность покупать те работы, которые важны для его развития, - но дары принимает с благодарностью. Последний по времени – коллекция произведений современного искусства, поступившая от Союза художников в прошлом году.

Одному из самых крупных дарителей в истории Русского музея посвящена выставка «Александр III: император и коллекционер», которой открывается юбилейный год. Она будет работать в Михайловском замке с 12 февраля по 10 мая. Владимир Гусев рассказал «Культуромании» о тех открытиях, которые она обещает зрителям, и о том, как полезна бывает вечная конкуренция между двумя российскими столицами, Санкт-Петербургом и Москвой.

- Владимир Александрович, вы говорили, что Русский музей постепенно осваивает императорские дворцы и сады, присоединенные к его территории в последние четверть века. Меняется ли ваше отношение к их владельцам?

- Конечно. С тех пор, как мы получили дворцы, для меня абсолютным открытием стал Павел I – действительно интересный человек с трагической судьбой, никак не то, что я себе представлял до этого. Николай I, которого у нас всегда представляли держимордой и фельдфебелем – тоже интереснейший человек, много сделавший для России, в том числе и для искусства. И Александр III, о котором писали как о солдафоне, любителе выпить, на самом деле многое сделал для русской культуры, для русского искусства.

Когда мы начали готовить серию выставок «Художники и коллекционеры – Русскому музею», выяснилось, что среди тех работ, которые он подарил Русскому музею, были совершенно неожиданные. Скажем, «Оттепель» Федора Васильева – социально заостренная вещь. И вот это отражает отношение российских императоров к культуре – они делали государственный музей, поэтому относились к нему не как к личной коллекции, где могли собирать вещи, которые лично им нравились, а серьезные работы крупных мастеров.

В области культуры Александр III тоже был миротворцем: пытался примирить передвижников и академистов, членов Академии художеств. Художник Боголюбов, создатель одного из музеев России, пишет о беседе с Александром Третьим. «Ваши товарищи передвижники, - сказал государь, - все время перекочевывают из одного городского зала в другой, а потому я часто и серьезно думаю о создании в Петербурге музея русского искусства. Москва имеет, положим, частную, но прекрасную галерею Третьякова, которую, я слышал, он завещает городу. А у нас ничего нет». Благодаря конкуренции с Москвой, с Третьяковым и появился Русский музей.

- Что на этой выставке может стать сюрпризом для зрителей?

- Там будут произведения членов императорской семьи, например, Марии Федоровны, жены Александра III. Датская принцесса Дагмар была очень неплохим художником. У нас есть замечательный «Портрет кучера Григория», сделанный императрицей. Художник Боголюбов укорял ее за излишнюю прилежность, но она была талантливым человеком. Поэтому ее работы – тоже часть выставки.

Стоит добавить, что Третьяковская галерея на этой выставке – не только давний конкурент, но и партнер. Евгения Петрова, замдиректора Русского музея по науке, предлагает обратить внимание на огромные панно в русском стиле, которые предоставила для экспозиции Третьяковка: они будут показываться неподалеку от Храма Спаса на Крови, который был выстроен по указанию Александра III по образу и подобию древнерусского храма.

- Мы показываем императора прежде всего коллекционером, в экспозиции все будет выстроено в этом ключе. Его ранние коллекции, ранние путешествия, русский стиль, проявившийся при Александре Третьем.

- Сейчас очень популярны новые способы построения экспозиции - иммерсивные выставки, движущиеся инсталляции. Использовали ли вы что-то из новаций?

- У нас все определяют дворцы, к сожалению, поэтому мы многого себе не можем позволить. Что можем, то делаем, но в данном случае все построено классически. Все находится в огромном зале Михайловского замка. Но вообще-то дворцы – это хорошо. Тем более что они все такие разные.

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни