Великий Эль Лисицкий. Первая выставка художника-авангардиста на родине

Музеи и выставки

Великий Эль Лисицкий. Первая выставка художника-авангардиста на родине
21 Ноября 2017, 13:32

Его имя навсегда вписано в мировую историю авангарда. Но так сложилось, что в России нет ни одной живописной работы художника. Именно поэтому выставка «Эль Лисицкий. El Lissitzky» в здании Новой Третьяковки на Крымском Валу – историческое событие. До 18 января следующего года мы имеем возможность увидеть проекты того, что впоследствии воплотилось в передовой архитектуре XX века, стало хрестоматийным в выставочном и полиграфическом дизайне.

Живописные и графические работы Лисицкого привезены на выставку из многих западных музеев – из Центра Жоржа Помпиду в Париже, Художественного музея Базеля в Швейцарии, музеев Нидерландов, Германии. А также из бакинского Национального музея искусств Азербайджана имени Р. Мустафаева.

Чтобы понять значимость Лисицкого для страны, перечислим ряд фактов: в 1929 году он назначен главным архитектором Центрального парка культуры и отдыха в Москве, в 1927 году оформляет экспозицию Всесоюзной полиграфической выставки, в разные годы также оформляет советские павильоны на заграничных выставках по авиации, гигиене, пушнине. В 1936 году - руководит группой художников по оформлению павильона СССР на Всемирной выставке в Париже. В 1937 году – ведущий художник Главного павильона Всесоюзной сельхозвыставки.

Персональные выставки Лисицкого проводились только за рубежом, в частности, в Ганновере в 1923 году, в Берлине в 1924 году.

Возможно, нашим согражданам он больше запомнился как талантливый автор плакатов. Его последнюю работу знал почти каждый советский человек: в военном 1941 году именно Лисицкий выпустил плакат «Все для фронта! Все для победы!».
Сегодняшняя выставка одновременно идет на двух площадках: в здании Третьяковской галереи на Крымском Валу и в Еврейском музее и центре толерантности. В Еврейском музее экспонируется более раннее творчество Лисицкого. В частности, можно увидеть его иллюстрации к детским книгам на идише.

Экспозиция на Крымском Валу включает порядка 200 работ. Это знаменитые проуны (проекты утверждения нового), эскизы архитектурных проектов и выставочного дизайна, фотоработы, плакаты.

Генеральный директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова на открытии сообщила, что идея сделать большую серьезную выставку Лисицкого была предложена коллегами из Еврейского музея. «В нашей стране никогда не было полноценной ретроспективы Лисицкого. Мы приняли решение начать работу над этим сложнейшим проектом, и сегодня мы представляем его на ваше внимание и на ваш суд», - сказала она. Основная сложность заключалась именно в том, что в России нет ни одной живописной работы Лисицкого. И в этом отчасти и объяснение, почему до сих пор не предпринималось серьезных попыток сделать масштабный проект по творчеству художника.

Благодаря проделанной работе из мировых музеев в Москву приехали лучшие работы Лисицкого, отметила Трегулова.
Куратор выставки Татьяна Горячева в свою очередь рассказала представителям прессы о личности самого художника. «Он позиционировал себя как художник-изобретатель. Он чутко улавливал тенденции современного искусства, но выводил из них собственные формулы и превращал их в собственные открытия. Например, его полиграфические работы можно безошибочно узнать среди работ других конструктивистов», - сказала она.

Из уникальных архитектурных проектов Лисицкого в жизнь воплощен был только один – здание типографии журнала «Огонек» в 1-м Самотечном переулке. Тем не менее, эти удивительные проекты стали существенной частью мировой архитектуры, как, например, проекты горизонтальных небоскребов, которые предполагалось возвести на Бульварном кольце Москвы.

Художник Казимир Малевич поручил ему разработать объемную версию супрематизма - концепцию супрематической архитектуры. И за три недели Лисицкий выработал совершенно новое направление в живописи, которое чуть позже назвал проунами – «проектами утверждения нового». Про них он сам говорил: «Я назвал их проунами, чтобы не искали в них живопись. Это пересадочная станция из живописи в архитектуру».

По словам Горячевой, организаторы старались показать на выставке в первую очередь уникальность дарования Лисицкого в разных областях. Ведь для кого-то Лисицкий больше живописец и график, для кого-то - типограф, полиграфист, автор плакатов и книжных иллюстраций, автор выставочного дизайна и архитектурных проектов. «Я думаю, замысел нам удался», - сказала куратор.

В интервью порталу «Культуромания» Татьяна Горячева объяснила некоторые моменты творческой жизни художника.

- Татьяна Вадимовна, почему наследие Лисицкого больше востребовано на Западе, чем у нас?

- Эль Лисицкий в 1921 году уехал из России в Германию по заданию Наркомпроса для налаживания культурных связей с зарубежьем. И с собой он увез все свои живописные работы. В Германии они выставлялись, пользовались огромной популярностью. Там же он написал еще много живописных работ. И когда Лисицкий уезжал обратно в 1925 году в Москву, все работы остались там, в Германии. Что-то уже было продано, что-то на временном хранении в музеях. Лисицкий не привез в Россию ни одной живописной работы.

- Получается, это было его личное мотивированное чем-то решение?

- Не совсем. Во-первых, ко времени его возвращения очень много работ было раскуплено. К тому же, шансов продать такие работы в России практически не было. И, конечно, они были больше востребованы на Западе, где Лисицкий был уже известен как один из ведущих художников авангарда международного уровня. Во-вторых, в Москве он занялся архитектурой, плакатом, выставочным дизайном. И, конечно, в этой области пользовался огромным уважением и известностью, но уже не мог заслужить такой славы, какую он заслужил в Европе как художник.

- Как новые творческие приемы Лисицкого повлияли на западную архитектуру, искусство?

- Думаю, не стоит искать каких-то прямых попаданий. Это, действительно, скорее общие принципы. Как про него позже написал в воспоминаниях немецкий архитектор Ханс Шмидт, «Лисицкий не был для нас просто творческой личностью, он был для нас миром новых идей». То есть Лисицкий давал именно новые идеи, взгляды. Он также писал очень много теоретических статей и про архитектуру, и про новое искусство.

- Почему мы прекрасно знаем авангардиста Малевича и мало - Лисицкого?

- Зрители составляют представление о художнике по тем его произведениям, которые хранятся в музеях. Работ Малевича в России очень много: и в Русском музее, и в Третьяковке. Очень много замечательных произведений Малевича в региональных музеях. А картины Лисицкого остались на Западе. И то, что есть из работ Лисицкого у нас – это большое собрание графики в Третьяковской галерее и небольшое в РГАЛИ. И больше ничего.

- И значит, эта выставка - настоящее историческое событие для нас?

- Да, я считаю, что мы выполнили своего рода миссию возвращения имени замечательного художника.

Заместитель гендиректора Третьяковки по просветительской и издательской деятельности Марина Эльзессер также поделилась с «Культуроманией» своим восприятием выставки:

- Марина Эдгаровна, в России достаточно мало говорят о творчестве Лисицкого. В связи с этим как можно оценить значение сегодняшнего события?

- Выставка Эля Лисицкого – это, конечно, открытие. И даже странно, что это первая большая монографическая выставка нашего художника. Во многом это объясняется тем, что все живописные произведения волею судьбы оказались в Голландии, Германии, других странах. Надо сказать, что Лисицкий – это наша гордость. Это очень знаменитый русский художник. Его бесконечно почитают все европейские, американские архитекторы, дизайнеры, художники книги. Потому что он входит буквально в каждую хрестоматию, в каждый учебник. За 15 лет активной творческой жизни он изобрел столько всего, что до сих пор это является не просто художественным наследием, но и актуальным материалом для современных мастеров.

- Как Вы считаете, где его наследие востребовано в большей мере?

- Думаю, что оно востребовано везде, но где-то более осознано, а где-то на подсознательном уровне. Когда мы видим современную архитектуру, у нас не сразу возникают какие-то аллюзии, ассоциации с Лисицким. Мне кажется, это больше отрефлексировано в Европе. Например, в Германии Лисицкий – главный представитель русского авангарда. Его изобретения во многом повлияли на становление архитектурной школы Баухаус, потому что он был очень созвучен и современен тому явлению.

Сейчас мы открываем Лисицкого во всей полноте, знакомимся с его проунами, архитектурными эскизами, пусть нереализованными, но которые продвинули очень далеко представления архитекторов о возможности строительства новых зданий. Мне кажется, сегодняшнее событие – это замечательная история!

Автор статьи: Любовь Мартынова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни