Цифровые платформы и будущее больших городов

Креативные индустрии

Цифровые платформы и будущее больших городов
18 Июня 2021, 14:20

В июле 2021 года в шести городах России впервые пройдет фестиваль цифрового паблик-арта Rosbank Future Cities.

Фестиваль «Города будущего», специальный проект Московской международной биеннале молодого искусства, объединит кураторов, художников и урбанистов. Разговор будет идти о городской инфраструктуре, которая в городах-мегаполисах, при всех отличиях, имеет много общего. «Культуромания» поговорила с куратором фестиваля – это куратор исследований Garage Digital Музея современного искусства «Гараж» Никита Нечаев.

- Никита, фестиваль цифрового паблик-арта в России проводится впервые. Какую форму выбрали для него кураторы?

- Идея фестиваля – демократизация и децентрализация искусства, и он будет идти одновременно в шести городах – Москве, Краснодаре, Красноярске, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде  –  в формате выставки с дополненной реальностью.

Было предложено, чтобы художники показывали одну и ту же работу во всех городах, соответственно одна из задач  –  попробовать найти какое-то совпадающее место в совершенно разных с точки зрения истории, культуры и урбанистики городах.

Поскольку медиа в данном случае – это дополненная реальность, я предложил поработать с цифровой инфраструктурой городов, которая всегда присутствует во внимании городского жителя, причем присутствует не до конца явно. Это значит, что мы, будучи в Москве, Краснодаре, Питере или где угодно, испытываем примерно один и тот же пользовательский опыт при встрече с большими цифровыми платформами. Это могут быть локальные приложения, распределяющие заказы на доставку еды, вызов такси или веб-платформы, предлагающие услуги переводчика, корректора или графического дизайнера.

Как общаться с такими средами, не очень понятно, потому что они на самом деле очень большие, их язык – алгоритмический язык, который в человеческую речь не всегда хорошо экспонируется. При этом занимаются они тем, что в очень больших масштабах перераспределяют труд и время людей, перераспределяют наш ежедневный опыт, осуществляют забор данных, если, например, мы входим в метро, где лицо каждого человека регистрируется.

Проблемы этой зоны являются общими, поскольку цифровая инфраструктура очень легко масштабируется и на это, собственно, и делает ставку технологический капитал. Чтобы масштабировать цифровые услуги, достаточно продублировать код на какой-нибудь удаленный сервер.

Бурный рост цифровых услуг приводит к разного рода эксцессам – все помнят волнения, вызванные строительством вышек 5G, которые раздают интернет. Они начали строиться во всем мире в первые месяцы пандемии и быстро стали узнаваемым символом городской инфраструктуры.

- Я бы сказала, что вышки стали объектом всеобщей ненависти – в Великобритании жители начали их поджигать, поскольку сигнал, по мнению британских граждан, снижает иммунитет и способствует распространению коронавируса.

- Да, возникла теория заговора, люди верили, что через эти вышли распространяется вирус или Билл Гейтс чипирует всех, и эти вышки начали жечь, как в Средневековье.

Эта история подтверждает два тезиса, которые я обозначил. Цифровая инфраструктура невидима и, как бы мы к ней ни привыкли, мы не знаем, как о ней говорить, и в ней явно видна болевая общественная точка.

Поэтому наше предложение для художников звучало так. Поработать в каком-то смысле в site-specific среде, но не в привычной, когда мы имеем дело с каким-то конкретным городом или зданием, а поработать с алгоритмической инфраструктурой как с местом, которое распределено по очень многим другим местам. Подумать, как она меняет наше отношение к жизни, как нам начать о ней говорить, как увидеть какой-то образ алгоритма, как с ним встретиться.

Собственно, это мы и предлагали вместе с экспертным советом фестиваля какому-то количеству художников, которое отбиралось жюри. Получился очень крутой список: Кирилл Макаров, Ян Посадский, Саша Пучкова, Анна Леонова, Софья Скидан, Анна Таганцева-Кобзева. Работы этих художников одновременно будут представлены в AR-пространстве в различных локациях городов-участников.

- Работы уже готовы или авторам предстоит их создать?

- Сейчас они на финальном этапе, дорабатываются. Мне нравится, что работы получились крайне разными и вытекающими из практики художников.

Например, Анна Таганцева-Кобзева, художница, которая работает как с цифровыми медиа, так и с живописью, скульптурой, инсталляцией, использует в своей работе образ бабочки, делает работу о пыльце как о носителе информации. Если мы говорим о биологических средах, пыльца – это нечто такое, что позволяет популяции растений распространять информацию о себе и воспроизводить себя. Похожими свойствами обладают и большие данные, которые так же незримо присутствуют вокруг нас. Мы их не видим, но они есть, они являются каналами передачи информации о нас, о том, как мы живем, о нашей среде, и насыщенность или ненасыщенность этого канала что-то говорит о популяции.

Такой подход позволяет ей смотреть на человека как на вид, что актуально для ее практики, потому что она думает о пост-антропоцене, о том, что происходит после того, как человек подчиняет себе окружающую среду, планету. Планетарный взгляд возникает из образа незаметной пыльцы.

Работа Софьи Скидан тоже вытекает из ее практики, она в основном занимается скульптурой, делает объекты, как бы рожденные из цифровой среды. Объекты Софья располагает в городах, предлагает делать их своеобразными маркерами, которые позволят людям замедлиться. Это связано с другой ее деятельностью – она является профессиональным преподавателем йоги и у нее много телесных практик, практик замедления существования. Используя алгоритмический интерфейс, она перераспределяет его, чтобы услышать себя, остаться собой. Это такая петля, которая возвращает нас к себе через цифровую прослойку.

- В вашем списке очень разные города, в Краснодаре, например, более консервативная публика, чем в Москве или Екатеринбурге. Вы рассчитываете на общественную поддержку?

- Не уверен, что соглашусь с консервативностью по отношении к искусству в Краснодаре. Там есть прекрасный центр современного искусства «Типография», который здорово работает и расширяется, у него классное комьюнити.

На самом деле во всех шести городах есть свои крутые инициативы и своя аудитория, и мы рассчитываем объединить их вокруг цифрового искусства.

Одновременно с публичной программой, в рамках которой художники и урбанисты встретятся, чтобы обсудить проблемы, возникающие с развитием цифровой инфраструктуры, будет идти live-программа с перформансами. Фестиваль нацелен на максимальное включение аудитории, мы приглашаем всех в нем поучаствовать. Возможно, это позволит увидеть в жизни своего города что-то новое.

Татьяна Филиппова

Фото предоставлено организаторами: Rosbank Future Cities 3. Работа  Анны Таганцевой-Кобзевой
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Цифровые платформы и будущее больших городов

<h2> <b>В июле 2021 года в шести городах России впервые пройдет фестиваль цифрового паблик-арта Rosbank Future Cities. </b> </h2> <p> <b> </b> </p> <p> Фестиваль «Города будущего», специальный проект Московской международной биеннале молодого искусства, объединит кураторов, художников и урбанистов. Разговор будет идти о городской инфраструктуре, которая в городах-мегаполисах, при всех отличиях, имеет много общего. «Культуромания» поговорила с куратором фестиваля – это <b>куратор исследований Garage Digital Музея современного искусства «Гараж» Никита Нечаев</b>. </p> <p> </p> <p> <b>- Никита, фестиваль цифрового паблик-арта в России проводится впервые. Какую форму выбрали для него кураторы?</b> </p> <p> - Идея фестиваля – демократизация и децентрализация искусства, и он будет идти одновременно в шести городах – Москве, Краснодаре, Красноярске, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде  –  в формате выставки с дополненной реальностью. </p> <p> Было предложено, чтобы художники показывали одну и ту же работу во всех городах, соответственно одна из задач  –  попробовать найти какое-то совпадающее место в совершенно разных с точки зрения истории, культуры и урбанистики городах. </p> <p> </p> <p> Поскольку медиа в данном случае – это дополненная реальность, я предложил поработать с цифровой инфраструктурой городов, которая всегда присутствует во внимании городского жителя, причем присутствует не до конца явно. Это значит, что мы, будучи в Москве, Краснодаре, Питере или где угодно, испытываем примерно один и тот же пользовательский опыт при встрече с большими цифровыми платформами. Это могут быть локальные приложения, распределяющие заказы на доставку еды, вызов такси или веб-платформы, предлагающие услуги переводчика, корректора или графического дизайнера. </p> <p> Как общаться с такими средами, не очень понятно, потому что они на самом деле очень большие, их язык – алгоритмический язык, который в человеческую речь не всегда хорошо экспонируется. При этом занимаются они тем, что в очень больших масштабах перераспределяют труд и время людей, перераспределяют наш ежедневный опыт, осуществляют забор данных, если, например, мы входим в метро, где лицо каждого человека регистрируется. </p> <p> Проблемы этой зоны являются общими, поскольку цифровая инфраструктура очень легко масштабируется и на это, собственно, и делает ставку технологический капитал. Чтобы масштабировать цифровые услуги, достаточно продублировать код на какой-нибудь удаленный сервер. </p> <p> Бурный рост цифровых услуг приводит к разного рода эксцессам – все помнят волнения, вызванные строительством вышек 5G, которые раздают интернет. Они начали строиться во всем мире в первые месяцы пандемии и быстро стали узнаваемым символом городской инфраструктуры. </p> <p> <b>- Я бы сказала, что вышки стали объектом всеобщей ненависти – в Великобритании жители начали их поджигать, поскольку сигнал, по мнению британских граждан, снижает иммунитет и способствует распространению коронавируса.</b> </p> <p> - Да, возникла теория заговора, люди верили, что через эти вышли распространяется вирус или Билл Гейтс чипирует всех, и эти вышки начали жечь, как в Средневековье. </p> <p> Эта история подтверждает два тезиса, которые я обозначил. Цифровая инфраструктура невидима и, как бы мы к ней ни привыкли, мы не знаем, как о ней говорить, и в ней явно видна болевая общественная точка. </p> <p> Поэтому наше предложение для художников звучало так. Поработать в каком-то смысле в site-specific среде, но не в привычной, когда мы имеем дело с каким-то конкретным городом или зданием, а поработать с алгоритмической инфраструктурой как с местом, которое распределено по очень многим другим местам. Подумать, как она меняет наше отношение к жизни, как нам начать о ней говорить, как увидеть какой-то образ алгоритма, как с ним встретиться. </p> <p> Собственно, это мы и предлагали вместе с экспертным советом фестиваля какому-то количеству художников, которое отбиралось жюри. Получился очень крутой список: Кирилл Макаров, Ян Посадский, Саша Пучкова, Анна Леонова, Софья Скидан, Анна Таганцева-Кобзева. Работы этих художников одновременно будут представлены в AR-пространстве в различных локациях городов-участников. </p> <p> <b>- Работы уже готовы или авторам предстоит их создать?</b> </p> <p> - Сейчас они на финальном этапе, дорабатываются. Мне нравится, что работы получились крайне разными и вытекающими из практики художников. </p> <p> Например, Анна Таганцева-Кобзева, художница, которая работает как с цифровыми медиа, так и с живописью, скульптурой, инсталляцией, использует в своей работе образ бабочки, делает работу о пыльце как о носителе информации. Если мы говорим о биологических средах, пыльца – это нечто такое, что позволяет популяции растений распространять информацию о себе и воспроизводить себя. Похожими свойствами обладают и большие данные, которые так же незримо присутствуют вокруг нас. Мы их не видим, но они есть, они являются каналами передачи информации о нас, о том, как мы живем, о нашей среде, и насыщенность или ненасыщенность этого канала что-то говорит о популяции. </p> <p> Такой подход позволяет ей смотреть на человека как на вид, что актуально для ее практики, потому что она думает о пост-антропоцене, о том, что происходит после того, как человек подчиняет себе окружающую среду, планету. Планетарный взгляд возникает из образа незаметной пыльцы. </p> <p> Работа Софьи Скидан тоже вытекает из ее практики, она в основном занимается скульптурой, делает объекты, как бы рожденные из цифровой среды. Объекты Софья располагает в городах, предлагает делать их своеобразными маркерами, которые позволят людям замедлиться. Это связано с другой ее деятельностью – она является профессиональным преподавателем йоги и у нее много телесных практик, практик замедления существования. Используя алгоритмический интерфейс, она перераспределяет его, чтобы услышать себя, остаться собой. Это такая петля, которая возвращает нас к себе через цифровую прослойку. </p> <p> <b>- В вашем списке очень разные города, в Краснодаре, например, более консервативная публика, чем в Москве или Екатеринбурге. Вы рассчитываете на общественную поддержку?</b> </p> <p> - Не уверен, что соглашусь с консервативностью по отношении к искусству в Краснодаре. Там есть прекрасный центр современного искусства «Типография», который здорово работает и расширяется, у него классное комьюнити. </p> <p> На самом деле во всех шести городах есть свои крутые инициативы и своя аудитория, и мы рассчитываем объединить их вокруг цифрового искусства. </p> <p> Одновременно с публичной программой, в рамках которой художники и урбанисты встретятся, чтобы обсудить проблемы, возникающие с развитием цифровой инфраструктуры, будет идти live-программа с перформансами. Фестиваль нацелен на максимальное включение аудитории, мы приглашаем всех в нем поучаствовать. Возможно, это позволит увидеть в жизни своего города что-то новое. </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b> </p> <b><i>Фото предоставлено организаторами: Rosbank Future Cities 3. Работа  Анны Таганцевой-Кобзевой</i></b>

Цифровые платформы и будущее больших городов

Цифровые платформы и будущее больших городов

Цифровые платформы и будущее больших городов

Цифровые платформы и будущее больших городов