Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства

Музеи и выставки

Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства
23 Мая 2022, 15:02

Известный коллекционер Татьяна Удрас представляет во Всероссийском музее декоративного искусства часть своего собрания – работы мастеров Ленинградского завода художественного стекла. Татьяна рассказала «Культуромании», как складывалась эта хрупкая коллекция и почему она появилась в ее жизни.

 - Татьяна, когда вы впервые почувствовали себя коллекционером? 

- Все начинается в семье. Папа собирал юбилейные пятирублевые монеты, брат из Монголии привёз кляссер с марками. А я, как многие советские девочки, собирала фантики от конфет, которые хранила почему-то в коробке из-под гаванских сигар, неизвестно как попавшей в наш дом, стереокалендарики и открытки. Последние стали моей самой настоящей любовью. Бабушка к каждому празднику их сотнями подписывала родственникам и друзьям, и у меня сформировалась отличная коллекция. Если в книжном я видела открытку, которой у меня не было, то обязательно покупала ее. Какими-то открытками менялась в школе с подругами. Можно сказать, что уже тогда я начала активную коллекционерскую деятельность. 

- Помните ли свои первые приобретения? 

- В 20 лет мы познакомились с мужем – он родился и вырос в Екатеринбурге и повез меня туда, представлять родителям и друзьям. Мы пошли в музей, и я впервые увидела Каслинский чугунный павильон – чудо, сотворенное уральскими мастерами к международной выставке в Париже в 1900 году. Это единственное в мире архитектурное сооружение из чугуна. Хотя художественное литье из чугуна родилось не в России, в конце XIX – начале XX века его отливали только в нашей стране. И эти фигурки животных, людей, мебель чугунная – они совершенно потрясли меня. Зашли в антикварный магазин по дороге домой и купили скульптуру «Мужик с цибиком чая». На ней стояли клейма КАС. З, 1907, Н. Тепляковъ. Так первый раз я увидела каслинские клейма. В течение нескольких лет после этой поездки если видела какие-то чугунные предметы в антикварных магазинах на Арбате, Тверской или у метро «Октябрьская», не могла пройти мимо, просила показать поближе, рассматривала, покупала, благо тогда это стоило совсем небольших денег. 

Зачастую коллекция сама тебя находит – это своего рода магический процесс. Помню, как много лет назад я гуляла по парижскому блошиному рынку, про который поет Джо Дассен, и совершенно случайно в витрине увидела чугунный каслинский дореволюционный нож. Это такая редкость, в Москве его невозможно было найти. Настоящее чудо. И тогда я почувствовала, что коллекционирование – это мое. И потом окончательно убедилась, когда в Государственном Историческом музее состоялась первая персональная выставка моей коллекции – «Ex Thesauris. Русский художественный чугун из коллекции Татьяны Удрас». 

- Сколько лет вы собираете стекло?

- Три года назад я решила подарить дочери рюмки, фужеры для вина, стаканы. Увидела комплект «Машенька» Екатерины Яновской – ведущего художника Ленинградского завода художественного стекла. Чем больше я на него смотрела, тем больше он мне нравился. Купила к нему еще салатник, блюда для торта и варенья. Дальше дошло дело до ваз, туалетных коробочек и пепельниц. В итоге сегодня у меня около двухсот предметов производства ЛЗХС. 

Размышляя о судьбе этой коллекции и о том, почему она появилась в моей жизни, я снова возвращаюсь к детству. Вспоминаю бабушкин буфет, где впервые увидела удивительные бокалы (сейчас я знаю, что это бокал «Кавказ» работы Адольфа Остроумова). Помню, как мама ставила цветы в вазу, фактура которой удивительно напоминала дерево, и мне всегда хотелось погладить ее – это была ваза Павла Зинченко «Кора». А на праздничном столе всегда присутствовала круглая ваза с салатом Оливье – ваза Александры Лавровой «Глазки». Все это не могло не повлиять на мою дальнейшую страсть к ЛЗХС, который при всех сложных перипетиях своей истории стал одним из родоначальников русского художественного стеклоделия. 

Более полувека там создавалась как качественная сортовая посуда, так и авторские работы, демонстрировавшие уровень владения всеми способами обработки и декорирования стекла. «Если есть нечто, ради чего стоить жить, то это созерцание прекрасного», – говорил Платон. Уверена, что стекло и хрусталь производства ЛЗХС вполне отвечает этой высокой цели. 

- Собираете ли вы предметы, выпущенные другими отечественными заводами? Интересно ли вам дореволюционное стекло или только советское? 

- Нет, продукцию других российских заводов не собираю. Есть несколько предметов производства фабрик Mozer, Saint Louis, Baccarat, Orrefors, привезенных из заграничных поездок в качестве памятных сувениров. Есть небольшая коллекция русского дореволюционного стекла – в свое время меня очень занимали предметы с маркой «отъ М.Ф. на 10 летъ 1901». Метка означает, что патент производителю (частному мастеру, заводу, фабрике) был выдан Министерством финансов сроком на 10 лет, начиная с 1901 года. 

- Какие предметы вы считаете жемчужинами своей коллекции? 

- В первую очередь, это, конечно, ваза «Венецианская» Бориса Еремина – ее можно увидеть на выставке «Воздух». На ЛЗХС была прекрасная традиция – тесное творческое содружество художников и самых разных мастеров (стеклодувов, алмазчиков, граверов). Выполнение в стекле произведений профессиональных художников, создававших эскизы, было бы невозможно без участия этих виртуозов. Они взаимно обогащали друг друга и иногда даже менялись местами. Маленькое чудо Бориса Еремина тому подтверждение. 

Татьяна Филиппова 

Фото предоставлено пресс-службой музея

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства

<h2> Известный коллекционер Татьяна Удрас представляет во Всероссийском музее декоративного искусства часть своего собрания – работы мастеров Ленинградского завода художественного стекла. Татьяна рассказала «Культуромании», как складывалась эта хрупкая коллекция и почему она появилась в ее жизни. </h2> <p> <b> </b><b>- Татьяна, когда вы впервые почувствовали себя коллекционером?</b><b> </b> </p> <p> - Все начинается в семье. Папа собирал юбилейные пятирублевые монеты, брат из Монголии привёз кляссер с марками. А я, как многие советские девочки, собирала фантики от конфет, которые хранила почему-то в коробке из-под гаванских сигар, неизвестно как попавшей в наш дом, стереокалендарики и открытки. Последние стали моей самой настоящей любовью. Бабушка к каждому празднику их сотнями подписывала родственникам и друзьям, и у меня сформировалась отличная коллекция. Если в книжном я видела открытку, которой у меня не было, то обязательно покупала ее. Какими-то открытками менялась в школе с подругами. Можно сказать, что уже тогда я начала активную коллекционерскую деятельность.  </p> <p> <b>- Помните ли свои первые приобретения?</b>  </p> <p> - В 20 лет мы познакомились с мужем – он родился и вырос в Екатеринбурге и повез меня туда, представлять родителям и друзьям. Мы пошли в музей, и я впервые увидела Каслинский чугунный павильон – чудо, сотворенное уральскими мастерами к международной выставке в Париже в 1900 году. Это единственное в мире архитектурное сооружение из чугуна. Хотя художественное литье из чугуна родилось не в России, в конце XIX – начале XX века его отливали только в нашей стране. И эти фигурки животных, людей, мебель чугунная – они совершенно потрясли меня. Зашли в антикварный магазин по дороге домой и купили скульптуру «Мужик с цибиком чая». На ней стояли клейма КАС. З, 1907, Н. Тепляковъ. Так первый раз я увидела каслинские клейма. В течение нескольких лет после этой поездки если видела какие-то чугунные предметы в антикварных магазинах на Арбате, Тверской или у метро «Октябрьская», не могла пройти мимо, просила показать поближе, рассматривала, покупала, благо тогда это стоило совсем небольших денег.  </p> <p> Зачастую коллекция сама тебя находит – это своего рода магический процесс. Помню, как много лет назад я гуляла по парижскому блошиному рынку, про который поет Джо Дассен, и совершенно случайно в витрине увидела чугунный каслинский дореволюционный нож. Это такая редкость, в Москве его невозможно было найти. Настоящее чудо. И тогда я почувствовала, что коллекционирование – это мое. И потом окончательно убедилась, когда в Государственном Историческом музее состоялась первая персональная выставка моей коллекции – «Ex Thesauris. Русский художественный чугун из коллекции Татьяны Удрас».  </p> <p> <b>- Сколько лет вы собираете стекло? </b> </p> <p> </p> <p> - Три года назад я решила подарить дочери рюмки, фужеры для вина, стаканы. Увидела комплект «Машенька» Екатерины Яновской – ведущего художника Ленинградского завода художественного стекла. Чем больше я на него смотрела, тем больше он мне нравился. Купила к нему еще салатник, блюда для торта и варенья. Дальше дошло дело до ваз, туалетных коробочек и пепельниц. В итоге сегодня у меня около двухсот предметов производства ЛЗХС.  </p> <p> Размышляя о судьбе этой коллекции и о том, почему она появилась в моей жизни, я снова возвращаюсь к детству. Вспоминаю бабушкин буфет, где впервые увидела удивительные бокалы (сейчас я знаю, что это бокал «Кавказ» работы Адольфа Остроумова). Помню, как мама ставила цветы в вазу, фактура которой удивительно напоминала дерево, и мне всегда хотелось погладить ее – это была ваза Павла Зинченко «Кора». А на праздничном столе всегда присутствовала круглая ваза с салатом Оливье – ваза Александры Лавровой «Глазки». Все это не могло не повлиять на мою дальнейшую страсть к ЛЗХС, который при всех сложных перипетиях своей истории стал одним из родоначальников русского художественного стеклоделия.  </p> <p> Более полувека там создавалась как качественная сортовая посуда, так и авторские работы, демонстрировавшие уровень владения всеми способами обработки и декорирования стекла. «Если есть нечто, ради чего стоить жить, то это созерцание прекрасного», – говорил Платон. Уверена, что стекло и хрусталь производства ЛЗХС вполне отвечает этой высокой цели.  </p> <p> <b>- Собираете ли вы предметы, выпущенные другими отечественными заводами? Интересно ли вам дореволюционное стекло или только советское?</b>  </p> <p> - Нет, продукцию других российских заводов не собираю. Есть несколько предметов производства фабрик Mozer, Saint Louis, Baccarat, Orrefors, привезенных из заграничных поездок в качестве памятных сувениров. Есть небольшая коллекция русского дореволюционного стекла – в свое время меня очень занимали предметы с маркой «отъ М.Ф. на 10 летъ 1901». Метка означает, что патент производителю (частному мастеру, заводу, фабрике) был выдан Министерством финансов сроком на 10 лет, начиная с 1901 года.  </p> <p> <b>- Какие предметы вы считаете жемчужинами своей коллекции?</b>  </p> <p> - В первую очередь, это, конечно, ваза «Венецианская» Бориса Еремина – ее можно увидеть на выставке «Воздух». На ЛЗХС была прекрасная традиция – тесное творческое содружество художников и самых разных мастеров (стеклодувов, алмазчиков, граверов). Выполнение в стекле произведений профессиональных художников, создававших эскизы, было бы невозможно без участия этих виртуозов. Они взаимно обогащали друг друга и иногда даже менялись местами. Маленькое чудо Бориса Еремина тому подтверждение.  </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b><b> </b> </p> <p> <b>Фото предоставлено пресс-службой музея</b> </p>

Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства

Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства

Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства

Тайная жизнь стекла: выставка «Воздух» в Музее декоративного искусства