"Споем же о страсти, войне и политике". Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно

Музеи и выставки

"Споем же о страсти, войне и политике". Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно
4 Октября 2021, 10:23

В Государственном музее-заповеднике «Царицыно» открылась выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера».


«Кто не жил в восемнадцатом веке, тот не жил вовсе» - написал в своих воспоминаниях Шарль Морис де Талейран, легенда европейской дипломатии. Мастер политической интриги считал столетие, закончившееся во Франции раньше положенного, в 1789 году, веком наслаждений. В России это был век театра – игра стала основой внешней и внутренней политики.

Кураторы выставки нашли параллели между восемнадцатым веком и нынешним, проследили историю театра как инструмента управления общественным сознанием – от работ придворных декораторов Екатерины Великой и либретто опер, которые она написала собственноручно, до театральной машины начала двадцатого века из музея МХАТа и современных технологий дополненной реальности.

Как рассказал «Культуромании» один из создателей выставки, художник Алексей Трегубов, между нашим временем и эпохой Екатерины намного больше общего, чем это может показаться на первый взгляд.

- Мы поняли это не сразу, а в процессе работы над выставкой, когда увидели, что Екатерина работает с оперой не только как с инструментом культуры. Отсюда возникла структура экспозиции: один зал называется «Опера как политика», другой «Опера как воспитание», третий «Опера как страсть». Есть раздел «Опера как смерть», потому что и над этой, завершающей частью спектакля работали придворные архитекторы, создававшие сценографию придворных ритуалов. То есть и этот момент был театрализован. Название выставки – «Театрократия» – отражает влияние театра на жизнь, его выход за границы.

Для Екатерины II язык оперы был языком коммуникации с миром, который она таким образом переформатировала, переделывала, переустраивала. Она сама писала оперные либретто, заказывала музыку, строила оперные театры, устраивала публичные празднества.

И все это очень близко к нам. Уличные шествия и празднества, это прямо вот наше сегодняшнее. Сама идея, масштабы, все очень похоже. Поэтому выставка, как мне кажется, очень актуальна. Отстраняясь от своего времени, как бы уходя назад, ты можешь взглянуть на него с другой стороны.

- Видимо, тема действительно актуальная, если вас поддержали двадцать семь российских музеев и несколько ведущих оперных театров, включая Большой.

- Анна Корндорф, сокуратор выставки, собрала совершенно невероятную команду, она специалист как раз по театру этого времени и привлекла к сотрудничеству и Эрмитаж, и Исторический музей, и «Останкино», и «Кусково». Самое ценное в экспозиции – графика, которая редко выставляется, есть потрясающие работы, высочайшего качества. Я для себя открыл художника Карло Бибиену, представителя итальянской семьи, работавшей в России в екатерининскую эпоху. И вот что интересно: сценография в то время влияла на архитектуру, а не наоборот.

Выставка похожа на путешествие по театральному закулисью: переходя из одного зала в другой, зрители видят оригинальные проекты самых известных императорских и частных театров, построенных по заказу Екатерины II архитекторами Джакомо Кваренги, Антонио Ринальди и Петром Нееловым, в том числе макеты Эрмитажного театра и Китайского театра в Царском Селе.

В экспозицию вошли автографы сочиненных и написанных рукой императрицы либретто, а также партитуры ее любимых опер. Одна из них, «Мнимые философы» Джованни Паизиелло, придворного капельмейстера Екатерины, точно попадает в наше время: один из персонажей поет о своей пневмонии, прерывая пение кашлем, другой интересуется, не намерен ли заболевший скончаться прямо сейчас. Екатерина говорила, что от этой оперы можно умереть со смеху; что заставляло ее хохотать, сейчас сказать уже трудно, но опера ставится до сих пор.

Жизнь и театр связывает еще один исторический экспонат – костюм из гардероба фаворита Екатерины, и, по некоторым данным, ее тайного супруга, князя Григория Потемкина. В середине девятнадцатого века ее внук, император Николай I, распорядился передать потемкинский костюм в Мариинский театр, где он верой и правдой служил вплоть до 1970-х годов.

В одном из залов стоит театральная машина, посредством которой в старинном театре изображали раскаты грома. Сейчас в таком натурализме уже нет нужды, на театр наступает виртуальная и дополненная реальность. Финалом путешествия станет именно такой спектакль с участием актрисы Ингеборги Дапкунайте, дирижера Филиппа Чижевского и и его ансамбля Questa Musica — копродукция музея-заповедника «Царицыно» с Большим театром. Для спектакля собраны редчайшие фрагменты русских и итальянских опер XVIII века, многие их них прозвучат в России впервые за два с половиной века. Основа спектакля — исторические документы, письма и дневники Екатерины II.

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

"Споем же о страсти, войне и политике". Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно

<h2>В Государственном музее-заповеднике «Царицыно» открылась выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера».</h2> <br> <span style="font-size: 14pt;">«Кто не жил в восемнадцатом веке, тот не жил вовсе» - написал в своих воспоминаниях Шарль Морис де Талейран, легенда европейской дипломатии. Мастер политической интриги считал столетие, закончившееся во Франции раньше положенного, в 1789 году, веком наслаждений. В России это был век театра – игра стала основой внешней и внутренней политики. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Кураторы выставки нашли параллели между восемнадцатым веком и нынешним, проследили историю театра как инструмента управления общественным сознанием – от работ придворных декораторов Екатерины Великой и либретто опер, которые она написала собственноручно, до театральной машины начала двадцатого века из музея МХАТа и современных технологий дополненной реальности.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Как рассказал «Культуромании» один из создателей выставки, <b>художник Алексей Трегубов</b>, между нашим временем и эпохой Екатерины намного больше общего, чем это может показаться на первый взгляд.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> - Мы поняли это не сразу, а в процессе работы над выставкой, когда увидели, что Екатерина работает с оперой не только как с инструментом культуры. Отсюда возникла структура экспозиции: один зал называется «Опера как политика», другой «Опера как воспитание», третий «Опера как страсть». Есть раздел «Опера как смерть», потому что и над этой, завершающей частью спектакля работали придворные архитекторы, создававшие сценографию придворных ритуалов. То есть и этот момент был театрализован. Название выставки – «Театрократия» – отражает влияние театра на жизнь, его выход за границы.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Для Екатерины II язык оперы был языком коммуникации с миром, который она таким образом переформатировала, переделывала, переустраивала. Она сама писала оперные либретто, заказывала музыку, строила оперные театры, устраивала публичные празднества. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> И все это очень близко к нам. Уличные шествия и празднества, это прямо вот наше сегодняшнее. Сама идея, масштабы, все очень похоже. Поэтому выставка, как мне кажется, очень актуальна. Отстраняясь от своего времени, как бы уходя назад, ты можешь взглянуть на него с другой стороны. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> <b>- Видимо, тема действительно актуальная, если вас поддержали двадцать семь российских музеев и несколько ведущих оперных театров, включая Большой.</b></span><br> <b> </b><span style="font-size: 14pt;"><b> </b></span><br> <span style="font-size: 14pt;"> - Анна Корндорф, сокуратор выставки, собрала совершенно невероятную команду, она специалист как раз по театру этого времени и привлекла к сотрудничеству и Эрмитаж, и Исторический музей, и «Останкино», и «Кусково». Самое ценное в экспозиции – графика, которая редко выставляется, есть потрясающие работы, высочайшего качества. Я для себя открыл художника Карло Бибиену, представителя итальянской семьи, работавшей в России в екатерининскую эпоху. И вот что интересно: сценография в то время влияла на архитектуру, а не наоборот. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Выставка похожа на путешествие по театральному закулисью: переходя из одного зала в другой, зрители видят оригинальные проекты самых известных императорских и частных театров, построенных по заказу Екатерины II архитекторами Джакомо Кваренги, Антонио Ринальди и Петром Нееловым, в том числе макеты Эрмитажного театра и Китайского театра в Царском Селе.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В экспозицию вошли автографы сочиненных и написанных рукой императрицы либретто, а также партитуры ее любимых опер. Одна из них, «Мнимые философы» Джованни Паизиелло, придворного капельмейстера Екатерины, точно попадает в наше время: один из персонажей поет о своей пневмонии, прерывая пение кашлем, другой интересуется, не намерен ли заболевший скончаться прямо сейчас. Екатерина говорила, что от этой оперы можно умереть со смеху; что заставляло ее хохотать, сейчас сказать уже трудно, но опера ставится до сих пор.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Жизнь и театр связывает еще один исторический экспонат – костюм из гардероба фаворита Екатерины, и, по некоторым данным, ее тайного супруга, князя Григория Потемкина. В середине девятнадцатого века ее внук, император Николай I, распорядился передать потемкинский костюм в Мариинский театр, где он верой и правдой служил вплоть до 1970-х годов. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> В одном из залов стоит театральная машина, посредством которой в старинном театре изображали раскаты грома. Сейчас в таком натурализме уже нет нужды, на театр наступает виртуальная и дополненная реальность. Финалом путешествия станет именно такой спектакль с участием актрисы Ингеборги Дапкунайте, дирижера Филиппа Чижевского и и его ансамбля Questa Musica — копродукция музея-заповедника «Царицыно» с Большим театром. Для спектакля собраны редчайшие фрагменты русских и итальянских опер XVIII века, многие их них прозвучат в России впервые за два с половиной века. Основа спектакля — исторические документы, письма и дневники Екатерины II.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <b> </b><span style="font-size: 14pt;"><b> Татьяна Филиппова </b></span> <p> </p>

&amp;quot;Споем же о страсти, войне и политике&amp;quot;. Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно

&amp;quot;Споем же о страсти, войне и политике&amp;quot;. Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно

&amp;quot;Споем же о страсти, войне и политике&amp;quot;. Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно

&amp;quot;Споем же о страсти, войне и политике&amp;quot;. Выставка-фестиваль «Театрократия. Екатерина II и опера» в Царицыно