Сергей Астахов, актер сериала «Девушки с Макаровым»: «Верим, любим — и снимаем кино!»

Кино-театр

Сергей Астахов, актер сериала «Девушки с Макаровым»: «Верим, любим — и снимаем кино!»
15 Марта 2021, 12:00

9 марта на ТНТ стартовали «Девушки с Макаровым» — новый комедийный сериал, снятый о буднях и праздниках рядового полицейского участка. В центре этого проекта — майор Макаров (Павел Майков), которого в качестве наказания за служебное рвение делают начальником «девичьего батальона», то есть отправляют к нему в подчинение четырех неопытных выпускниц Школы полиции.

Также одну из главных ролей в этом проекте — начальника ОВД Виталия Саламатина — сыграл известный актер Сергей Астахов.

— Сергей, сегодня новые комедии выходят как минимум раз в неделю. Чем отличаются от них «Девушки с Макаровым»?

— Да практически всем! Во-первых, продюсеры (и не только они) вложили в этот проект очень много труда. К примеру, на нашей площадке были такие огромные и суперсовременные декорации, каких я никогда в жизни не видел. А уж я, поверьте, много чего повидал.

Во-вторых, актеры у нас подобрались очень разные: разных школ и лет. И это тоже большая редкость, ведь, как правило, ставки делаются на какой-то определенный возраст. А в «Макарове» есть артисты старшего звена, много моих ровесников и совсем-совсем молодых…

— А то, что «Макаров» микширует комедию с детективным жанром — это плюс или минус?

— Конечно, плюс! Тем более, что таких проектов сегодня мало: у нас или чернушные комедии снимаются, или какой-то мрачный триллер-детектив (часто тоже чернушный)… А в «Девушках с Макаровым» все очень легко, живо и хорошо. Интеллигентно! — без всякого мата в кадре. Недаром ведь ТНТ уже запустил съемки второго сезона, хотя, как правило, такие решения принимаются только после премьеры первого. А тут руководители канала посмотрели отснятый материал и решили не ждать. И это как раз говорит о том, что материал-то отличный!

— Сергей, не могу не зацепиться за ваше слово «интеллигентный». Потому что интеллигентные комедии становятся сегодня «вымирающим видом»: на первый план выходят комедии «народные» — с грубым, фарсовым или даже туалетным юмором, с тазовой лексикой и т.д. …

— Согласен. Но лично мне интеллигентной комедии не хватает, хотя кому-то, возможно, она вообще не нужна. Но если вдруг я окажусь перед выбором: бегать с голой попой перед камерой в сюжете «муж-жена-любовник» или сыграть что-то вроде «Бриллиантовой руки», то, конечно, я выберу «Руку». Да и любой актер сделает то же самое. Потому что всегда хочется смешить зрителя на каком-то достойном материале. (Хотя если кому-то достаточно понятого вверх пальчика или голой задницы — да ради бога!). Поэтому я жутко обрадовался, когда получил текст «Макарова»: я готовился к пробам, учил реплики — и смеялся. Представляете, в первой же сцене мой герой сидит с огурцами на лице, и, когда его спрашивают, зачем это он себя овощами украсил, он отвечает: «Я обязан быть в форме, я работаю в ОВД Бутово!» То есть, все очень необычно, оригинально, и при этом совершенно без мата. (Хотя в такой ситуации многие сценаристы хохмили бы гораздо жестче). Я, кстати, в жизни могу какие-то крепкие словечки произносить, куда же без них…

— Да все могут…

— Но на сцене и на экране я этого не люблю. Я артист старой школы. И меня учили, что искусство должно окрылять человека, делать его лучше. Поэтому, когда в театре или в кино кто-то пытается испражняться или орать матом, то это попросту не мое. Мне ближе комедия «антиллихентная» (смеется).

— Верну вас к вашему персонажу — начальнику ОВД Бутово Виталию Саламатину. Кто он такой? 

— Он игрок. Он заигрался в полицейского, причем в полицейского хорошего (в плохого он не играет). Тем не менее, дело свое Саламатин делает честно. Правда, я до сих пор так и не понял: он шутит, потому что все знает, или шутит, потому что не знает вообще ничего? Для меня это, если честно, загадка. Но надеюсь, что во втором сезоне я смогу найти ответ на этот вопрос.

— Хорошо, а сам участок в Бутове имеет какое-то отношение к реальности?

— (Смеется) Вы знаете, к моему великому сожалению как актера (и к великому счастью как человека), я не завсегдатай полицейских участков. Так что мне не с чем сравнивать. Но могу предположить, что таких участков пока что не слишком много: уж очень он у нас красивый, комфортный и современный. Даже потолки метров десять!

— Сергей, а чем еще вас привлекают «Девушки с Макаровым»?

— Мне очень нравится, что, несмотря на все хохмы, наши герои постоянно заняты делом. По сегодняшним меркам это редкость огромная. Сейчас же время невероятно сжалось. Сейчас всем хочется получить все и сразу. А так, как правило, не бывает. Поэтому нужно не кричать, не метаться, а просто работать. Вкалывать каждый день.

И вот что еще хочу сказать. В позапрошлом году, если помните, пилот Дамир Юсупов спас жизни сотням людей, посадив самолет на кукурузное поле. Шансов выжить там было мало, хотя не скажу, что их не было совершенно. Как бы то ни было, он ими воспользовался. Не поддался панике и спас людей. Буквально. Без всяких «но» и без всяких кавычек. Однако об этом все как-то очень быстро забыли, и человеком года, к примеру, журнал «GQ.ru» назвал не его, а Юрия Дудя. И о чем это говорит?

— Мне кажется, это не совсем правильно расставленные приоритеты…

— Да, но это не мой приоритет абсолютно. Я знаю одно: у тех, кто вкалывает каждый день, результат всегда будет. А тот, кто болтает… Возможно, он тоже чего-то добьется, но это уже совсем не моя история.

— Как бы то ни было, «Девушки с Макаровым» — далеко на первая комедия о буднях и праздниках ОВД. Достаточно вспомнить «Полицейского с Рублевки»…

— А я его, кстати, видел — и мне понравилось. Хотя, если честно, сериалы и фильмы я смотрю все-таки редко.

— Почему?

— Да я ж уже взрослый дядя, не могу смотреть все подряд. Тем не менее, «Полицейского с Рублевки» я видел. И могу сказать, что это очень смешно! Да и дуэт актерский там просто прекрасный. Правда, может показаться, что в плане юмора авторы «Рублевки» иногда палку все-таки перегибают. Но в этом тоже нет ничего страшного: каждый имеет право делать так, как он видит. Они видят так.

В любом случае, мне кажется, что сравнивать эти два проекта особого смысла нет. Потому что в «Рублевке» все строится на контрасте двух основных персонажей. У нас же главных героев много: кроме Макарова и Соломатина в ОВД Бутово работает несколько молодых и очень симпатичных девчонок — и у каждой их них свой ворох проблем и своя сюжетная линия. Так что у нас все так закручено, что мама не горюй!

— Сергей, не могу не спросить по поводу культа сильной героини. Сегодня это один из самых знаковых трендов мирового кино. И ситуация в «Макарове», которую условно можно назвать «В ОВД только девушки»…

— Кстати, хорошее название! Я бы еще «В бой идут одни девушки» предложил. Надо будет сказать продюсерам.

— Я к тому, сериал в данном случае идет в ногу с этой тенденцией. Как вы относитесь к ней?

— Давайте я так скажу. Когда перед тобой сто тысяч фильмов, снятых про мальчиков, возникает необходимость предложить зрителю что-то еще. Потому что, какой бы хорошей ни была книга, все равно рано или поздно ты захочешь прочесть другую. Так что «нашествие девчонок» в кино — это в какой-то степени хорошо продуманный продюсерский ход. Это не значит, что весь мир жаждет смотреть только на девушек (хотя, может, и хочет). Это просто один из способов привлечь зрителя. Хотя, по большому счету, не важно, какого пола главный герой, какой он национальности и какой у него цвет кожи. Если ситуация интересная, то зрители за ее развитием будут следить. А если сюжет банальный, то возьми ты в фильм хоть двадцать героинь — никто на твой «цветник» и не посмотрит. Вот, собственно, и все. 

— А то, что сегодня переснимают шлягеры прошлых лет, превращая героев в героинь (к примеру, «Отпетые мошенники», «Уравнитель»), — об этом вы что думаете? Ведь не так давно ходили разговоры, что даже Джеймс Бонд может поменять пол…

— Так, назовите мне какую-нибудь классическую пьесу — любую.

— Ну, что далеко ходить… Пусть будет «Гамлет».

— Отлично. Что происходит в «Гамлете»? У парня убивают отца, убийца женится на его матери, парень пытается понять, что ему делать. А теперь представим, что мать убили у девушки, убийца садится на трон и т.д. Что изменилось? Да ничего!  Вы же следите за тем, чем человек живет, как он меняется, какие совершает поступки... Вы примеряете на себя его образ, пытаетесь ответить на вопрос «а что бы я делал в такой ситуации?» Так что в таких «перевертышах» ничего плохого или даже странного нет — они абсолютно нормальны.

К тому же, нельзя снимать в один год трех «Гамлетов» — на них никто не пойдет. Актерам же нужно что-то играть, режиссерам — снимать и т.д. И вот представьте: сидят за столом продюсеры, снявшие сотни картин и сериалов — и пытаются понять, над чем им работать дальше. А новых интересных сценариев сценаристы не написали — так тоже бывает. Снимать же что-то все равно надо: новые проекты должны появляться каждый день. Поэтому продюсеры берут какой-то шикарный фильм — и меняют героя на героиню (или наоборот). Потому что ситуаций мало, они всегда в дефиците, а персонаж возможен любой. К примеру, помните «Карнавальную ночь?» Давайте представим, что главной героиней мы сделали белку — и тогда на этой основе можно снять обалденный мультик! Допустим, белке нужно принести орешки в дупло до двенадцати, иначе бельчата все перемерзнут, поэтому она носится по лесу, пытаясь провести концерт вовремя… В общем, чумовой мультфильм забабахать можно!

Так что ремейки, в том числе и со сменой главных героев, — это тенденция вполне объяснимая и началась она не вчера. «В джазе только девушки», кстати, — это ведь тоже не оригинал. Это ремейк французского фильма «Фанфары брака», который вышел в 1935-м. Правда, в Советском Союзе такие проекты, мягко скажем, не жаловали: у нас чуть ли не на доску позора вешали с формулировкой «Он снял ремейк» (Смеется). Но сейчас-то все по-другому. Сейчас мы имеем дело с индустрией массового развлечения, которая требует ежедневного нового контента. К тому же, некоторые ремейки на голову выше оригинала. Так что я совершенно нормально к ним отношусь.

— Сергей, и напоследок уже традиционный вопрос. Сейчас очень модно делать прогнозы о том, что будет с нашим кино после пандемии. Кто-то даже считает, что мы можем скатиться на уровень девяностых…

— Мне кажется, что каждый думает в меру своей испорченности. Одному видится ежик, другому ершик, третьему что-то еще. Но лично я верю, что светлое начало в человеке должно победить. Это тяжело, я спорить не буду. Да и время сейчас не очень простое: все мы столкнулись с тем, с чем не сталкивались никогда. А стресс каждый человек переживает по-разному — поэтому и прогнозы на будущее у многих мрачные. Но для меня случай (а пандемия — это все-таки случай) никогда не перевесит судьбу. Судьба же — это наша жизнь. Она точно не остановится. Поэтому давайте-ка верить в лучшее — без этой веры никакого будущего не будет. Так что верим, любим — и снимаем кино!

Вера Алёнушкина 

Фото предоставлено пиар-службой канала ТНТ
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни