Секреты сибирской иконы в Сузуне

Музеи и выставки

Секреты сибирской иконы в Сузуне
13 Февраля 2020, 16:15

Открылся первый в Сибири музей народной иконы. В экспозиции - более 500 предметов, которые местные искусствоведы в течение шести лет собирали по всей стране.

Предыстория. Место рождения сибирской монеты

Сузун — небольшой рабочий поселок на юге Новосибирской области, одно из старейших поселений этой местности. На карте России он появился в XVIII веке исключительно благодаря промышленной необходимости. 20 января 1764 года начальник Колывано-Воскресенских заводов генерал-поручик Андрей Иванович Порошин подписал указ об определении места для строительства нового медеплавильного завода, с тех пор эта дата считается основанием поселка.

До 1761 года добыча руд производилась почти из одного только Змеиногорского рудника. А. И. Порошин, произведенный в том году в генерал-майоры, положил начало более рациональному использованию природного источника. В 1761 году в Джунгарские горы была отправлена специальная исследовательская экспедиция. Ее участники открыли и нанесли на карту несколько новых рудных месторождений, и это послужило предпосылкой для основания новых предприятий в губернии. В 1764 году был пущен Павловский сереброплавильный завод, а в 1765 году, опережая все известные тогда темпы строительства, уже начал работать Сузунский медеплавильный завод, с монетным двором при нем. По некоторым данным, его введение дало возможность государственной казне ежегодно экономить до 120 тысяч рублей.

В том же 1766 году на монетном дворе, учрежденном при заводе, начали чеканить и специальную Сибирскую монету, на реверсе которой был изображен сибирский герб - два соболя. Из каждого пуда меди чеканилось монеты на 25 рублей; такая - довольно высокая - цена монеты (деньги екатеринбургской чеканки, например, были эквивалентны только 16 рублям) обусловлена высоким содержанием серебра в найденной в Джунгарских горах руде. В 1781 году выпуск сибирской монеты прекратили, однако монетный двор работал до 1847 года, а металл продолжали лить до начала Первой мировой войны: в 1914 году на этом предприятии произвели около 416 пудов меди, в пересчете на современные измерения — это 6, 8 тонн чистого материала, ушедшего тогда, надо полагать, на производство так необходимого стране стрелкового оружия...

Сегодня в Сузуне проживает около 15 тысяч человек, в 1970-80-е годы здесь работали ремонтно-механический, маслосыродельный заводы, мебельная и швейная фабрика, сегодня промышленный рост не столь интенсивен.

Музей, отрытый из под земли

Интерес к истории поселка впервые проявили в 2010-м году местные историки и археологи. «Не помню, кто первый подал идею, - рассказывает «Культуромании» директор Новосибирского Государственного Краеведческого музея Андрей Шаповалов. - Мне о ней рассказал Александр Кошелев — начальник управления по государственной охране объектов культурного наследия Новосибирской области. Деньги нам тогда выделили по госпрограмме, копали мы три года».

Вгрызаясь в глинистые почвы, обильно «сдобренные» спрессованными отходами производства, из-под земли откопали остатки деревянных фундаментов, гидротехнических сооружений завода и монетного двора. «Монет было всего две, - вспоминает руководитель раскопок. - Но тогда же была найдена уникальная коллекция монетных заготовок и отходы от их изготовления. Все находилось на месте прорезного цеха монетного двора, в слое 1800 года, тогда цех был поврежден наводнением...».

Сегодня некоторые части добытых тогда орудий производства и артефактов можно увидеть в экспозиции трех зданий музея, официальное название которого - «Сузун-завод. Монетный двор».

Четвертый корпус - «Музей сибирской народной иконы» - здесь появился сравнительно недавно, в августе прошлого года. Он расположился в здании бывшей церковно-приходской школы, которое передала Новосибирскому краеведческому музею местная администрация. К предыдущим трем учреждениям — бывшему заводскому комплексу, монетному двору и дому управляющего - это учреждение прямого отношения как будто не имеет. Искусство в промышленном поселке XIX века высоким спросом не пользовалось, разве что душа после утомительного рабочего дня вдруг запросит чего-то.

Альтернатива «большой» иконе

Средняя стоимость иконы, выполненной в иконописной мастерской, в XIX веке превышала финансовые возможности большинства жителей Сузуна в разы. Стоит ли удивляться, что особой популярностью начали пользоваться самодельные иконы народных мастеров. За сдельную плату местные умельцы изображали Христа, Богоматерь, святых, сюжеты Священного Писания. Краски использовались самые простые, основой для такой иконы служила обычная деревянная доска.

Главным торговым центром, где продавалась и покупалась Сузунская икона, была Никольская ярмарка - одна из крупнейших на юго-западе Сибири. Здесь, вместе с платьем, обувью, снедью и продуктовыми припасами на неделю, торговались предметы быта, домашнего обихода и, как теперь мы знаем, даже иконы.

Двенадцатичасовой рабочий день на медеплавильном заводе в Сузуне начинался либо в 4 часа утра, либо в 4 дня. Завод работал в две смены, работали в закрытых цехах, без вентиляции, среди испарений серы и мышьяка. Такой рабочий день мог способствовать разве что увеличению количества питейных заведений в округе.

Однако у Мадонн, наскоро написанных сузунскими мастерами, взгляд светел, а лик как-то спокоен и благостно-отстранен. С кого писали свои образы местные умельцы? Что разглядели они за гарью и копотью медеплавильных печей? И почему их представление о небесном не отягощяет свинцовой тяжестью ежедневный побудочный гудок, извещающий о начале нового рабочего дня?

Только по официальным данным число желающих «добровольно» покинуть медеплавильни Сузунского завода достигло 93 человек к началу XX века. Сбежать удалось только шестерым, всех остальных вернули, и «били батогами и розгами». Так что же за тайна притаилась в уголках искрящихся глаз сузунских мадонн?

Покоряя «поганые» земли

По словам научного сотрудника Новосибирского государственного краеведческого музея Татьяны Прохоровой, изучающей феномен русской иконописи более двадцати лет, первые образы появились в Сибири с русскими переселенцами. Местные жители их увидели вместе с Ермаком. Отправляясь покорять «поганые» земли, иконы для «освящения» и облагораживания новых пространств брали с собой.

«Тогда в Сибири преобладало население с северных земель, - рассказывает Татьяна Прохорова. - Приезжали с Усолья, Мезени, Сольвычегодска, и иконы, которые люди привозили с собой, соответственно носили все признаки тамошних иконописных школ». Когда на трон взошел Петр Первый, ситуация в Церкви, как мы помним, кардинально изменилась: на должность митрополитов по указу царя стали чаще назначаться выпускники Киево-Печерской духовной академии. Именно их вкусы стали определять и убранство наших церквей. Широкое распространение получила пышная малороссийская икона: яркая, красочная, часто - с розанами, она стала преобладать во многих русских церквах, в том числе в сибирских.

«На протяжении XVIII-XIX вв. в русской иконописи происходило много изменений, из-за которых этот период часто называют упадком, все активнее в нее стали проникать тенденции реалистической живописи и католические сюжеты. Что касается собственной «сибирской» школы иконописания, не было условий и времени для ее формирования», – говорит искусствовед.

Образы «занимали» у икон из центральной России

Причины, правда, еще и географические: огромные расстояния Сибири, когда путь от одного города до другого мог занять несколько недель, а то и месяцев, вовсе не способствовали развитию местных центров ремесла или искусства, как это было, например, в центральной России. «И именно поэтому иконы Восточной Сибири иногда намного радикальнее отличаются от образов, писавшихся в западной части региона, чем от икон, скажем, московских», - рассказывает искусствовед.

Итог — специфическое развитие иконописного образа в Сибири. На этих землях он не столько «разрабатывался» или рождался заново, сколько «перекочевывал» с привезенных шедевров и приспосабливался к местным вкусам, условиям, нуждам. Так один из самых популярных сюжетов сибирской иконы - «Михаил Архангел, грозных сил воевода», который знаменует приход русских в Сибирь, берет свои истоки от образа одного из всадников Апокалипсиса.

«На известных нам сибирских иконах, правда, признаков конца света уже не видно, - комментирует эксперт, - серное озеро трансформировалось во вполне мирный сельский водоем, по берегам которого пестреют цветы, растет трава, конь также имеет вполне благодушный вид, и сам всадник несет уже людям не гнев Божий, но защиту и надежду».

Местные «локальные» очаги иконописания, возникавшие то там, то здесь, по вышеперечисленным причинам, имели особое значение. «Известно, что кроме Сузуна один из центров иконописания находился в Колывани, - продолжает г-жа Прохорова. - Но самих икон там не сохранилось, и мы практически ничего не знаем о том, что представляла собой тамошняя манера. Иконы же работы сузунских мастеров, когда-то «ходившие» по всей Сибири, свидетельствуют, что работа по созданию семейных образов велась активная, дело было поставлено на поток, и работа эта - на стыке ремесла и искусства - отличалась большим разнообразием и по характеру, и по тематике».

Жениха поможет найти Святая Екатерина

Наибольшим спросом на Никольской ярмарке, как утверждает искусствовед, пользовались, конечно образы Спаса Вседержителя, Богородицы и Николы-Чудотворца. «Без них, конечно, никуда, это главные защитники земли русской, - говорит она. - А кроме них особой популярностью пользовались покровители различных ремесел, видов деятельности. Флор и Лавр, например, - покровители домашнего скота и коневодства. В народе их так и называли «скотьи боги». У нас в музее есть икона, посвященная им. Женщины часто молились Параскеве Пятнице, которая, как известно, считается покровительницей торговли, и Святой Екатерине — в девичьей среде у нее было принято просить о хорошем женихе. История Екатерина необычна. Если вы помните, она, будучи блестяще образованной женщиной, красавицей знатной крови, дала обет безбрачия, посвятив всю свою жизнь Христу.

Но в Сузуне этот образ пользовался популярностью и по другой причине: известно, что в городе девушек очень неохотно отдавали замуж, женские руки ценились и в доме, и в огороде. Желание удержать дочерей дома было связано еще и с тем, что в городе работали, вероятно, только пришлые, никому неизвестные люди, приехавшие на завод. Так или иначе, но архивные данные свидетельствуют: священникам приходилось ходить по домам и убеждать отцов все-таки отдавать дочерей замуж, не препятствовать развитию их личной семейной жизни. Думаю, без помощи святых их деятельность и не обходилась».

Три зала иконописной истории

Продолжаем мы разговор с Татьяной Прохоровой уже в залах музея.

- В чем же специфика именно сузунского письма как особого способа рассказа о Боге, о святых, о священном писании?

- Я думаю, прежде всего в особой душевности изображаемых образов, некоторой их умильности, простоте. Если говорить о конкретных технических признаках - то это низкий горизонт, различные детали, свойственные народной живописи, которых в канонических иконах быть не может. Христос, например, на одной из наших икон, согласно канону, одет в длинную льняную рубашку - хитон, и хитон этот не однотонный, как принято изображать в традиционной иконописи, а украшен орнаментом. Причем таким, знаете, характерным, узнаваемым, свойственным именно традиционной русской вышивке. Это потрясающая деталь!

- Среди 500 экспонатов, около 200 — иконы. И первый зал, которым открывается экспозиция, посвящен именно сузунским образам. У вас есть среди них любимый?

- Да, конечно, Образ Богородицы «Утоли моя печали». Я, когда первый раз его увидела, у меня аж просто голова закружилась от радости - настолько светлый, радостный лик. До этого к нам уже поступила подобная икона, и чувствуется, что она была написана тем же мастером.

Нравится мне и другая икона — точнее, часть бывшей большой храмовой, и, видимо, иконостасной иконы, которую мы закупили в Иркутске. На ней изображена последняя встреча Христа с учениками - «Тайная вечеря». Когда-то, видимо в атеистические времена, ее разрубили на части, а один из прихожан спас ту часть, на которой был изображена фигура Христа, забрал и принес к себе домой. Известно, что она стояла у него дома и использовалась по назначению.

- Это была именно храмовая икона, не сузунского письма?

- Да, такая икона традиционно помещается в иконостасе над сенью Царских Врат. Это всегда вытянутая по ширине композиция: посередине за столом изображается Спаситель, а по сторонам 12 апостолов, шесть — с одной стороны и шесть - с другой. Такие экспонаты мы тоже закупаем: не так много осталось от убранства дореволюционных сельских церквей. Деревенские храмы, как мы знаем, пострадали больше городских: их не защищал ни статус государственных памятников или памятников архитектуры и искусства, и их разрушали в первую очередь.

- Семейная икона, которую мы можем видеть, во втором зале, мне кажется, как никакая другая нарушает канон.

- Отчасти. Больших нарушений в сузунской иконе в общем-то нигде нет. Народная икона, - это икона написанная мастером из народной среды (ремесленником, мастеровым человеком) для заказчика из этой же народной среды (крестьянина, посадского) и недорогая, а значит скорописная и несколько упрощенная. Такие иконы не нарушают канон умышленно, они его упрощают, опуская детали, сложные для исполнения или понимания. Они отличаются неповторимой фольклорной стилистикой (ведь иконописцы из народа часто были и мастерами декоративных росписей) и несут в себе тепло и душевность простоватой трактовки образов христианских святых. Казусы встречаются и здесь, конечно. Например, на иконе Купины Неопалимой (она популярна у простого народа как защитница от пожаров) в числе персонажей Тетраморфа вместо Тельца написана лошадь. Или в семейной иконе, где пишутся святые, предстоящие Христу, сам Христос написан сбоку, третьим из четырех персонажей. Это явные нарушения канона, но их не так много, и они некритичны.

- Третий зал в музее посвящен медно-литой пластике...

- Да, здесь мы собрали и выставили нательные и наперсные кресты, также приобретенные в разных уголках Сибири и страрообрядческую меднолитую икону. Приверженцы двуперстного знамения любили ее не только потому, что ее удобно было брать с собой в дорогу и иметь при себе всегда (на чужие иконы они молиться не могли), но и потому что другой иконы они в общем-то не признавали: меднолитая икона — нерукотворна, то есть создана как бы не руками человека, а огнем, и только поэтому старообрядцы ее принимали.

- Многие иконы здесь украшены эмалями, и имеют достаточно дорогой вид.

- Да, несмотря на то, что основное достоинство такой массовой, недорогой иконы, какая производилась в Сузуне - возможность приобрести ее за очень небольшую плату. Люди побогаче, купеческого сословия, могли, конечно, и любили заказывать иконы и оклады позолоченные, серебряные, украшенные каменьями…

- Отдельная комнатка в музее даже посвящена тому, что было спасено прихожанами, и хранилось втайне в частных домах...

- Да, так называемый «тайный схрон», вход в который мы решили припрятать за одной из витрин: там мы постарались собрать церковную утварь, одеяния, то, что хранилось втайне по домам. Эта такая «изюминка» экспозиции, которую мы приберегаем на конец экскурсии, когда зритель думает, что все уже закончилось.

- Татьяна Викторовна, экспозиция начала формироваться еще в 20-х годах прошлого века. Известны ли имена людей, собиравших экспонаты в те времена?

- Нет, имена мне, к сожалению, неизвестны, да и коллекции как таковой тогда еще не существовало: она только начиналась с отдельных разрозненных предметов. Системная работа по сбору и анализу сузунской иконы началась только в 70-е -80 е годы XX века. Тогда искусствовед не нашего — краеведческого, а художественного новосибирского музея, где собрано больше 150 икон сузунского письма - Надежда Глебовна Велижанина провела большую работу по определению мастеров, работавших в Сузуне в конце XIX - начале XX веков. Ей удалось найти более десятка имен, в том числе Ивана Крестьянникова, которого она считает наиболее талантливым мастером: его работы отличаются особым, мягким колоритом, тонкой прорисовкой деталей, образы очень одухотворены. Известно, что после революции, когда икона перестала пользоваться спросом, Иван Крестьянников ушел из этого дела и работал сначала пожарным, а потом весовым на рынке. Надежде Глебовне удалось обнаружить даже воспоминания, в которых рассказывается, что внучек этого одареннейшего мастера из-за профессии их деда в советское время в школе дразнили «богомазками».

Целый ряд икон, среди которых много Богородиц, был написан другим мастером — имя его неизвестно, но художественная манера очень узнаваема и специалисты без труда отличают «одну» руку. В литературе сложилась традиция называть его Сузунский Мастер Богородиц. Если говорить о самой нашей коллекции, то ее идейным вдохновителем безусловна была Татьяна Владимировна Гришанова, которая много лет посвятила работе в музее. Именно она написала примерный план и содержание экспозиции. Так случилось, что около года назад Татьяна Владимировна ушла из жизни... И хотя я вовсе не планировала, но дело пришлось продолжить мне.

- Кто сегодня проявляет интерес к Сузунской иконе? Кто является наиболее частым посетителем открывшегося музея? Коллекционеры? Местные жители? Жители окрестных городов?

- Я бы не сказала, что на антикварном рынке на народную икону сегодня существует большой спрос. Специалисты обратили на нее внимание совсем недавно, именно поэтому подделок на рынке еще пока не существует. А приезжают к нам со всей страны, в том числе из столиц. И местные турфирмы уже набирают под наши экскурсии целые группы.

- Скажите, а существует ли феномен народной иконы сегодня?

- Сегодня, думаю, уже нет. Спрос на изображения святых вполне удовлетворяет печатная икона, которая может стоить сейчас совсем немного. Но, может быть, именно потому нам особенно ценна та, уникальная самодельная сузунская икона, появившаяся на рубеже прошедших веков как выражение духовной потребности в молитве в маленьком рабочем поселке.

Вместе с заводом, монетным двором и домом управляющего (который сейчас закрыт на реконструкцию), в небольшом поселке городского типа, выросшем вокруг бывшего медеплавильного завода, сейчас функционируют четыре музея. Они появились на этой территории один за другим меньше, чем за пять лет. Их появление способствовало не только развитию местной инфраструктуры: в округе появились небольшие гостиницы, заработали кафе, но и туристического бизнеса - музей уже работает напрямую с заказами от турфирм. Из Новосибирска до музея в Сузуне каждую субботу ходит экскурсионный автобус. Стоимость билета - 1500 рублей. Только на дорогу до города уходит три часа. Скучать, правда, экскурсантам не дают - по дороге рассказывают всю историю Сибири. Приезжают школьники, жители окрестных городов, путешественники - на собственном опыте узнают, как работал медеплавильный завод, как чеканилась монета, сколько сил нужно было приложить, чтобы повернуть рычаг, вырезавший круг из медной пластины... пробуют местный сузунский бизнес-ланч - с борщом и горячим вторым, и возвращаются к относительно уютным реалиям современного мира, с горячим душем, стиральными машинами, защищенным пластиком окнам и восьмичасовому рабочему дню.

Велигжанина Елена

Фото предоставлены Новосибирским краеведческим музеем

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни
Интересное по теме

Музеи и выставки

Сальвадор Дали и Россия: к январской выставке в Манеже
14 января 2020, 11:28

Музеи и выставки

Исконные народные свадебные традиции на выставке в Историческом музее Москвы
23 декабря 2019, 11:23

Музеи и выставки

Личная жизнь Улановой в Бахрушинском музее
20 января 2020, 11:26