Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»

Креативные индустрии

Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»
6 Декабря 2019, 15:22

Себастьян Фрост – первый в истории номинант премии «Тони» за лучший саунд-дизайн. Имя этого звукорежиссера известно почти каждому театральному арт-директору в Европе, а также в Вест-Энде и на Бродвее. Звуковая обработка по технологиям и методам Фроста становится полноценным дополнением каждого мюзикла. Кроме того, Себастьян Фрост приложил руку к организации крупнейших художественных инсталляций, крупномасштабных мероприятий, временных и постоянных выставок, масштабных рекламных акций, церемоний. Он одним из первых применил технологию объектного дизайна в театральных постановках. О принципе её работы, а также о том, что необходимо делать для обеспечения качественного звука в искусстве, г-н Фрост рассказал «Культуромании» на Санкт-Петербургском международном культурном форуме.

- В чём суть вашей технологии объектного дизайна?

- Это система управления звуком на живых концертах и представлениях на открытом воздухе. Она основана на том, что все зрители реагируют и воспринимают искусство на слух по-разному. Технология изначально была придумана для киноиндустрии, чтобы в фильме все говорили одинаково громко. А теперь мы применяем эту систему для открытых пространств и театра. Эта технология активно развивается в последние 2-3 года.

- Расскажите о том, как это работает.

- Мы начали использовать данную технологию на шоу-постановке в Эдинбурге под названием “Татуировка”. Мне удалось заставить все инструменты всех музыкантов играть вместе с одинаковым звуком в одно и то же время. Даже если они далеко друг от друга на большом пространстве.

Сложнее было организовать всё так, чтобы она срабатывала вовремя. Нам нужно было сделать звуки громче и чётче, создать интересные аранжировки, добавить больше эстетики, электроинструментов. И при этом иметь сколько угодно перемещающихся по территории зрителей. И нам это удалось.

- Как применяется эта система в театре?

- Я использовал её в работе над мюзиклом “Последний корабль”, который объехал всю Великобританию. И это устройство помогает сделать звук лучше. Оно размещается на микрофоне и начинает работать во время трансляции. Его размещают индивидуально, так, чтобы оно звучало из аудиосистемы как конкретная точка на сцене, где происходит выступление. Сейчас мы его используем уже на многих выступлениях.

- То есть звук получается таким, как если бы актёры говорили без микрофона, только намного громче?

- Всё верно, это способ усиления звука. И оно куда более незаметное для зрителей, чем старые методы. Зал замечает колонки и звук, идущий оттуда, гораздо реже, чем без этой технологии. И конечным результатом является то, что представление становится более реалистичным, чем если бы они слушали звук из колонок, находящихся близко к ним.

- А как вы размещаете систему в больших залах со специфической акустикой?

- В крупных помещениях мы используем другую конфигурацию колонок с теми же самыми приборами. Выставляем небольшой уровень звука без дополнительных усилений. Недавно мы применили эту систему на стадионе на 45 тысяч мест. И эффект всё равно остаётся таким же - он привязан к людям на сцене, а не к размеру зала, и исходит не из центральных колонок.

- Где ещё вы применяли эту систему?

- Мы используем её повсеместно - от Олимпийского комплекса в Макао в Китае до стадиона Олимпийских игр в Сиднее, в Австралии. В США мы ездили в турне со Стингом. Также начинаем использовать технологию, которая отслеживает расположение певцов, пока они ходят по сцене. Она работает так: артисты надевают на себя небольшой маячок. По всей сцене мы размещаем сенсоры, которые засекают его и передают информацию звуковой системе. Это позволяет нам автоматически настраивать все уровни звуковых каналов и время задержки.

- Вы работаете с современной музыкой, с творениями современных композиторов на мюзиклах. Какие виды музыки сложнее в постановках с точки зрения звукорежиссёра?

- Мы всегда стараемся делать музыку именно такой, какой она была написана изначально, без изменений. С помощью технологий она звучит намного более реалистично и правдиво. У нас есть достаточно много возможностей для распространения звука в помещении. Сейчас мы начинаем применять эту технологию и в опере. Микрофоны позволяют использовать её так, чтобы зрители вообще не замечали, что звуковая система присутствует.

- Что в работе звукорежиссёра вы считаете самым сложным?

- Сложность в настройке звука в основном заключается в количестве подготовительной работы. Нужно понять архитектуру здания, его акустику. Разработать план по расположению оборудования, чтобы сделать звуковую систему полностью сопоставимой с помещением. Но как только мы всё расположим правильно, то остальной процесс проходит быстро.

Задать конфигурацию системы можно на репетициях. И это мне нравится больше всего, ведь в это время у нас есть возможность заставить всё звучать лучше и интереснее. Но обычно на репетиции отводят совсем немного времени после установки систем. Хотя мы уже достаточно опытны для того, чтобы сделать звук и с первой минуты установки системы, и нам не приходится волноваться о том, где будет представление.

- Довелось ли вам бывать в российских театрах? Что скажете об их акустике?

- Как и в других театрах, в каждом из них своя собственная акустика. И для работы в них также нужна долгая предварительная настройка систем. Мне хотелось бы поработать в одном из них. В Москве мне пока довелось только настраивать звук для представления на Красной Площади, для шоу “Московская заря”. Хочется продолжить этот опыт работой в закрытых помещениях.

- Какое основное правило звукорежиссёра для успешной работы?

- Сотрудничать с музыкантами и актёрами. Без взаимодействия, совместной работы и планирования хорошего результата не выйдет.

Анна Маганет-Юрова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»

<h2> <p> Себастьян Фрост – первый в истории номинант премии «Тони» за лучший саунд-дизайн. Имя этого звукорежиссера известно почти каждому театральному арт-директору в Европе, а также в Вест-Энде и на Бродвее. Звуковая обработка по технологиям и методам Фроста становится полноценным дополнением каждого мюзикла. Кроме того, Себастьян Фрост приложил руку к организации крупнейших художественных инсталляций, крупномасштабных мероприятий, временных и постоянных выставок, масштабных рекламных акций, церемоний. Он одним из первых применил технологию объектного дизайна в театральных постановках. О принципе её работы, а также о том, что необходимо делать для обеспечения качественного звука в искусстве, г-н Фрост рассказал «Культуромании» на Санкт-Петербургском международном культурном форуме. </p> </h2> <p> <b>- В чём суть вашей технологии объектного дизайна?</b> </p> <p> - Это система управления звуком на живых концертах и представлениях на открытом воздухе. Она основана на том, что все зрители реагируют и воспринимают искусство на слух по-разному. Технология изначально была придумана для киноиндустрии, чтобы в фильме все говорили одинаково громко. А теперь мы применяем эту систему для открытых пространств и театра. Эта технология активно развивается в последние 2-3 года. </p> <p> <b>- Расскажите о том, как это работает.</b> </p> <p> - Мы начали использовать данную технологию на шоу-постановке в Эдинбурге под названием “Татуировка”. Мне удалось заставить все инструменты всех музыкантов играть вместе с одинаковым звуком в одно и то же время. Даже если они далеко друг от друга на большом пространстве. </p> <p> Сложнее было организовать всё так, чтобы она срабатывала вовремя. Нам нужно было сделать звуки громче и чётче, создать интересные аранжировки, добавить больше эстетики, электроинструментов. И при этом иметь сколько угодно перемещающихся по территории зрителей. И нам это удалось. </p> <p> <b>- Как применяется эта система в театре?</b> </p> <p> - Я использовал её в работе над мюзиклом “Последний корабль”, который объехал всю Великобританию. И это устройство помогает сделать звук лучше. Оно размещается на микрофоне и начинает работать во время трансляции. Его размещают индивидуально, так, чтобы оно звучало из аудиосистемы как конкретная точка на сцене, где происходит выступление. Сейчас мы его используем уже на многих выступлениях. </p> <p> <b>- То есть звук получается таким, как если бы актёры говорили без микрофона, только намного громче?</b> </p> <p> - Всё верно, это способ усиления звука. И оно куда более незаметное для зрителей, чем старые методы. Зал замечает колонки и звук, идущий оттуда, гораздо реже, чем без этой технологии. И конечным результатом является то, что представление становится более реалистичным, чем если бы они слушали звук из колонок, находящихся близко к ним. </p> <p> <b>- А как вы размещаете систему в больших залах со специфической акустикой?</b> </p> <p> - В крупных помещениях мы используем другую конфигурацию колонок с теми же самыми приборами. Выставляем небольшой уровень звука без дополнительных усилений. Недавно мы применили эту систему на стадионе на 45 тысяч мест. И эффект всё равно остаётся таким же - он привязан к людям на сцене, а не к размеру зала, и исходит не из центральных колонок. </p> <p> <b>- Где ещё вы применяли эту систему?</b> </p> <p> - Мы используем её повсеместно - от Олимпийского комплекса в Макао в Китае до стадиона Олимпийских игр в Сиднее, в Австралии. В США мы ездили в турне со Стингом. Также начинаем использовать технологию, которая отслеживает расположение певцов, пока они ходят по сцене. Она работает так: артисты надевают на себя небольшой маячок. По всей сцене мы размещаем сенсоры, которые засекают его и передают информацию звуковой системе. Это позволяет нам автоматически настраивать все уровни звуковых каналов и время задержки. </p> <p> - <b>Вы работаете с современной музыкой, с творениями современных композиторов на мюзиклах. Какие виды музыки сложнее в постановках с точки зрения звукорежиссёра?</b> </p> <p> - Мы всегда стараемся делать музыку именно такой, какой она была написана изначально, без изменений. С помощью технологий она звучит намного более реалистично и правдиво. У нас есть достаточно много возможностей для распространения звука в помещении. Сейчас мы начинаем применять эту технологию и в опере. Микрофоны позволяют использовать её так, чтобы зрители вообще не замечали, что звуковая система присутствует. </p> <p> - <b>Что в работе звукорежиссёра вы считаете самым сложным?</b> </p> <p> - Сложность в настройке звука в основном заключается в количестве подготовительной работы. Нужно понять архитектуру здания, его акустику. Разработать план по расположению оборудования, чтобы сделать звуковую систему полностью сопоставимой с помещением. Но как только мы всё расположим правильно, то остальной процесс проходит быстро. </p> <p> Задать конфигурацию системы можно на репетициях. И это мне нравится больше всего, ведь в это время у нас есть возможность заставить всё звучать лучше и интереснее. Но обычно на репетиции отводят совсем немного времени после установки систем. Хотя мы уже достаточно опытны для того, чтобы сделать звук и с первой минуты установки системы, и нам не приходится волноваться о том, где будет представление. </p> <p> - <b>Довелось ли вам бывать в российских театрах? Что скажете об их акустике?</b> </p> <p> - Как и в других театрах, в каждом из них своя собственная акустика. И для работы в них также нужна долгая предварительная настройка систем. Мне хотелось бы поработать в одном из них. В Москве мне пока довелось только настраивать звук для представления на Красной Площади, для шоу “Московская заря”. Хочется продолжить этот опыт работой в закрытых помещениях. </p> <p> <b>- Какое основное правило звукорежиссёра для успешной работы?</b> </p> <p> - Сотрудничать с музыкантами и актёрами. Без взаимодействия, совместной работы и планирования хорошего результата не выйдет. </p> <p> <b>Анна Маганет-Юрова</b> </p>

Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»

Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»

Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»

Себастьян Фрост, звукорежиссёр: «Наша технология использовалась повсеместно, от Олимпийских игр до концертов Стинга»