Переворот в одной отдельно взятой школе

Кино-театр

Переворот в одной отдельно взятой школе
14 Марта 2022, 09:10

Спектакль «Волна» в РАМТе поставлен по книге, рассказывающей об одном из самых шокирующих психологических экспериментов 1960-х годов.

- Сейчас вам раздадут анкеты, вам нужно ответить на каждый вопрос «да» или «нет».

В анкетах очень простые вопросы, ответы на них очевидны.  «Лучше быть со всеми, чем против всех»? Конечно, да. «Друзья должны быть заодно?» Еще бы. «Сильный лидер приведет к успеху?» Ну, слабаков нам точно не нужно. «В сложной ситуации мне хотелось бы, чтобы мне помогли принять правильное решение». Да, иногда хочется, чтобы тебе помогли. Когда анкета подходит к концу, начинаешь догадываться, что это ловушка. Но как она работает, куда ты попал? Поймешь чуть позже.

«Волна» начинается с небольшой провокации, которая позволяет понять не только ту историю, которая сейчас начнет разворачиваться на маленькой сцене «черной комнаты»  – так называется небольшой зал, в котором в РАМТе идут камерные спектакли. Коротенькая анкета дает возможность заглянуть в себя и увидеть, как на рентгеновском снимке, не самые приятные вещи.

В основе спектакля – реальные события, произошедшие в калифорнийской средней школе в 1967 году. На уроке истории речь зашла о гитлеровской Германии, и кто-то из школьников сказал, что не понимает, как такое могло произойти. Не может быть, чтобы немцы не знали о концлагерях и геноциде. И тогда учитель решил провести эксперимент, о котором позже напишут несколько книг. Преподавателю истории понадобилось всего шесть дней, чтобы показать, как легко манипулировать людьми.

«Мне было трудно поверить, что это реальный эксперимент», – рассказывает «Культуромании» режиссер спектакля Галина Зальцман.

- Я мониторю детскую литературу, которая выходит у нас, и в издательстве «Самокат» в том числе. И когда вышла книга Тодда Штрассера «Волна», я сразу обратила на нее внимание. Прочитав ее, я поняла, что нужно нести ее в РАМТ, потому что это театр, который говорит на серьезные темы с людьми разного возраста. Мне кажется, это очень ценно.

Тодд Штрассер – не в полной мере писатель, он скорее журналист, и все книги у него публицистического толка. «Волна» – одно из самых удачных его произведений, хотя мы много в этой книге изменяли, чтобы сделать инсценировку. Мы с артистами очень много в этот текст привнесли.

Невозможно представить себе, чтобы история, о которой Штрассер рассказывает в этой книге, могла произойти с нормальными людьми, живущими в свободном мире, но на самом деле это возможно. Схемы манипуляций, подмены понятий, все, что применяет учитель Бен Росс в нашем спектакле – это рабочие схемы, которые очень быстро подчиняют волю людей. Люди перестают замечать те вещи, которые еще недавно были для них ценны, так как подмена понятий происходит очень быстро.

- Вы отдали роль учителя Максиму Керину, актеру с сильной харизмой, с редким обаянием. Подлинный учитель, придумавший этот эксперимент, далеко не так прекрасен.

- Мне кажется, что для этой истории был необходим харизматичный, молодой, увлекающийся сам и увлекающий других за собой человек. Ему должны верить абсолютно, поэтому мне кажется, что Максим подходит идеально. Честно говоря, я никого себе не видела в этой роли, кроме него, и он отлично справляется.

Там же очень важная штука происходит: учитель, затеявший эксперимент как способ обратить внимание на проблему, потом сам попадает внутрь этого эксперимента. Он не может с ним справиться и выходит из него трагическим образом. Вообще это страшно, когда человек проводит эксперимент над другими людьми.  

 - Трудно ли было актерам, попавшим внутрь этой истории?

- Сначала «Волна» рождала у них отторжение. Они говорили: «Да не может быть, это какие-то дураки». Чем больше мы с ними погружались в ситуацию, тем больше они в нее врастали и начинали понимать, как она работает. Мы искали аналогии в реальной жизни, и оказалось, что их не так мало, ближайшая – это вакцинация, у которой тоже были свои противники и сторонники.

- И люди порвать друг друга были готовы.

- Да, и это тоже странная вещь. Вчера никакой вакцинации не было, и все жили мирно, а потом вдруг – раз!  – и люди делятся на два лагеря, которые готовы друг друга уничтожить. Что изменилось? И какие средства используются теми, кто продвигает новые стратегии управления? Мы говорили об этом, и артисты поняли, что каждый может попасть в эту воронку.

В спектакле есть такой ход – артисты постепенно становятся персонажами. Но точно так же работает любая манипуляция – мы постепенно, медленно и незаметно становимся ее частью и уже не можем понять, когда мы начали меняться. И не помним себя прежних, которые считали по-другому.

Краеугольный момент спектакля – наша анкета, потому что вопросы, которые там задаются, не имеют ответа. В разных ситуациях ответы будут разными. Жесткая тестовая форма удивляет людей, а некоторых раздражает, но именно это мне и было нужно.  Невзирая на то, как человек реагирует – раздражается, негодует, принимает как шутку, – в этот момент анкетирование начинает работать. Театр предлагает игру: заполните, что вам стоит! Если вы соглашаетесь – вы уже в деле. Хотя понятия не имеете, что вам предложат сделать в следующий раз.

Татьяна Филиппова

Фото предоставлено пресс-службой РАМТ
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Переворот в одной отдельно взятой школе

<p> Спектакль «Волна» в РАМТе поставлен по книге, рассказывающей об одном из самых шокирующих психологических экспериментов 1960-х годов. </p> <p> </p> <p> - Сейчас вам раздадут анкеты, вам нужно ответить на каждый вопрос «да» или «нет». </p> <p> В анкетах очень простые вопросы, ответы на них очевидны.  «Лучше быть со всеми, чем против всех»? Конечно, да. «Друзья должны быть заодно?» Еще бы. «Сильный лидер приведет к успеху?» Ну, слабаков нам точно не нужно. «В сложной ситуации мне хотелось бы, чтобы мне помогли принять правильное решение». Да, иногда хочется, чтобы тебе помогли. Когда анкета подходит к концу, начинаешь догадываться, что это ловушка. Но как она работает, куда ты попал? Поймешь чуть позже. </p> <p> «Волна» начинается с небольшой провокации, которая позволяет понять не только ту историю, которая сейчас начнет разворачиваться на маленькой сцене «черной комнаты»  – так называется небольшой зал, в котором в РАМТе идут камерные спектакли. Коротенькая анкета дает возможность заглянуть в себя и увидеть, как на рентгеновском снимке, не самые приятные вещи. </p> <p> В основе спектакля – реальные события, произошедшие в калифорнийской средней школе в 1967 году. На уроке истории речь зашла о гитлеровской Германии, и кто-то из школьников сказал, что не понимает, как такое могло произойти. Не может быть, чтобы немцы не знали о концлагерях и геноциде. И тогда учитель решил провести эксперимент, о котором позже напишут несколько книг. Преподавателю истории понадобилось всего шесть дней, чтобы показать, как легко манипулировать людьми. </p> <p> «Мне было трудно поверить, что это реальный эксперимент», – рассказывает «Культуромании» <b>режиссер спектакля Галина Зальцман.</b> </p> <p> - Я мониторю детскую литературу, которая выходит у нас, и в издательстве «Самокат» в том числе. И когда вышла книга Тодда Штрассера «Волна», я сразу обратила на нее внимание. Прочитав ее, я поняла, что нужно нести ее в РАМТ, потому что это театр, который говорит на серьезные темы с людьми разного возраста. Мне кажется, это очень ценно. </p> <p> Тодд Штрассер – не в полной мере писатель, он скорее журналист, и все книги у него публицистического толка. «Волна» – одно из самых удачных его произведений, хотя мы много в этой книге изменяли, чтобы сделать инсценировку. Мы с артистами очень много в этот текст привнесли. </p> <p> Невозможно представить себе, чтобы история, о которой Штрассер рассказывает в этой книге, могла произойти с нормальными людьми, живущими в свободном мире, но на самом деле это возможно. Схемы манипуляций, подмены понятий, все, что применяет учитель Бен Росс в нашем спектакле – это рабочие схемы, которые очень быстро подчиняют волю людей. Люди перестают замечать те вещи, которые еще недавно были для них ценны, так как подмена понятий происходит очень быстро. </p> <p> <b>- Вы отдали роль учителя Максиму Керину, актеру с сильной харизмой, с редким обаянием. Подлинный учитель, придумавший этот эксперимент, далеко не так прекрасен.</b> </p> <p> - Мне кажется, что для этой истории был необходим харизматичный, молодой, увлекающийся сам и увлекающий других за собой человек. Ему должны верить абсолютно, поэтому мне кажется, что Максим подходит идеально. Честно говоря, я никого себе не видела в этой роли, кроме него, и он отлично справляется. </p> <p> Там же очень важная штука происходит: учитель, затеявший эксперимент как способ обратить внимание на проблему, потом сам попадает внутрь этого эксперимента. Он не может с ним справиться и выходит из него трагическим образом. Вообще это страшно, когда человек проводит эксперимент над другими людьми.   </p> <p>  <b>- Трудно ли было актерам, попавшим внутрь этой истории?</b> </p> <p> - Сначала «Волна» рождала у них отторжение. Они говорили: «Да не может быть, это какие-то дураки». Чем больше мы с ними погружались в ситуацию, тем больше они в нее врастали и начинали понимать, как она работает. Мы искали аналогии в реальной жизни, и оказалось, что их не так мало, ближайшая – это вакцинация, у которой тоже были свои противники и сторонники. </p> <p> <b>- И люди порвать друг друга были готовы.</b> </p> <p> - Да, и это тоже странная вещь. Вчера никакой вакцинации не было, и все жили мирно, а потом вдруг – раз!  – и люди делятся на два лагеря, которые готовы друг друга уничтожить. Что изменилось? И какие средства используются теми, кто продвигает новые стратегии управления? Мы говорили об этом, и артисты поняли, что каждый может попасть в эту воронку. </p> <p> В спектакле есть такой ход – артисты постепенно становятся персонажами. Но точно так же работает любая манипуляция – мы постепенно, медленно и незаметно становимся ее частью и уже не можем понять, когда мы начали меняться. И не помним себя прежних, которые считали по-другому. </p> <p> Краеугольный момент спектакля – наша анкета, потому что вопросы, которые там задаются, не имеют ответа. В разных ситуациях ответы будут разными. Жесткая тестовая форма удивляет людей, а некоторых раздражает, но именно это мне и было нужно.  Невзирая на то, как человек реагирует – раздражается, негодует, принимает как шутку, – в этот момент анкетирование начинает работать. Театр предлагает игру: заполните, что вам стоит! Если вы соглашаетесь – вы уже в деле. Хотя понятия не имеете, что вам предложат сделать в следующий раз. </p> <p> </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b> </p> <b>Фото предоставлено пресс-службой РАМТ</b>

Переворот в одной отдельно взятой школе

Переворот в одной отдельно взятой школе

Переворот в одной отдельно взятой школе

Переворот в одной отдельно взятой школе