Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета

Литература

Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета
17 Августа 2021, 16:30

Рекомендации от критика Алексея Филиппова

Военный боевик

Железный пастырь

Сесил Скотт Форестер, «Грейхаунд», или Добрый пастырь». «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“, 2020

Английский писатель Сесил Скотт Форестер (1899-1966) известен романами об отважном мореходе Горацио Хорнблауэре (12 книг, включая путеводитель по серии, на русский переведены все, часть переводов любительская). Мичман Хорнблауэр, герой наполеоновских войн, к концу жизни ставший адмиралом, пэром и владельцем поместья, был одним из любимых литературных героев Черчилля. Среди посвященных ему книг Форестера есть и замечательные, и достаточно легковесные, но в 2021 они, скорее, относятся к детской литературе. Книгу «Добрый пастырь» он написал во время Второй мировой. Она была экранизирована, шедший на наших экранах фильм 2020 года, главную роль в котором сыграл Том Хэнкс, назывался «Грейхаунд».

«Грейхаундом», английской борзой, в фильме был эсминец, которым командовал герой Хэнкса. В книге корабль называется «Килинг», но «Грейхаунд» перекочевал в заголовок: перевод был приурочен к кинопремьере, это всегда резко поднимает продажи. Sony Pictures сняла крутой военный боевик, не погрешив против содержания книги. Во Вторую мировую Форестер был видной фигурой британской военной пропаганды, плавал на боевых кораблях Королевского флота и флота США. «Добрый пастырь» вышел в 1955, но ощущения временной дистанции в книге нет – у нас так писали литераторы-фронтовики до появления лейтенантской прозы. Разница, прежде всего, в том, что место руководящей и направляющей роли партии в книге Форестера занимает идущее от протестантской религиозности чувство долга.

Главный герой – сын пастора, название книги отсылает к Библии: «Аз есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец». Капитан Краузе, как и положено настоящему доброму пастырю, не на жизнь, а насмерть бьется с «волчьей стаей» немецких подводных лодок.

…За бортом ледяная вода, в которой не выжить. Счет идет на секунды. Цена ошибки – гибель эсминца и конвоя. Торпеда идет прямо в борт. «Килингу» удалось увернуться… Глубинные бомбы заканчиваются, сколько еще выдержат люди?..

Но Краузе знает, что «нужно выполнять свой долг независимо от того, выигрывают они войну или проигрывают. Идти до конца, сколько хватит сил».

Вся книга – летопись одного боя, при этом она увлекательна – речь идет не только о кораблях, но и о посвятившем себя морю и долгу человеке. Бой выигран, Краузе добирается до своей каюты, валится на постель, засыпает. У него нет семьи и детей, нет близких людей и вообще ничего, кроме представлений о должном и ВМФ, но этого ему совершенно достаточно.

Пожалуй, «Доброго пастыря» можно читать и в трудные минуты – чтобы утешиться.


Исторический детектив

История российского государства в кукольном театре

Борис Акунин, «Мiр и война», АСТ, 2020 

Эта книга вышла в серии «История Российского государства в романах и повестях», речь в ней, как легко можно понять из названия, идет о 1812 годе, вторжении Наполеона и о том, что случилось после этого. А в 2021 уже напечатано продолжение, «Дорога в Китеж», где рассказано о том, как завершилась жизнь молодых героев первой книги. Один из центральных персонажей  –  их сын, в следующей книге цикла, судя по всему, важную роль будет играть его дочь. Акунин потрясающе быстро пишет, выстраивает небоскребы книжных серий, у него есть своя, авторская, концепция отечественной истории, каждое новое произведение разворачивает ее во времени. В «Мiр и война» есть микрокосм акунинской России 1812 года – счастливо живущее поместье, которым управляет рачительная и цепкая барыня. В имении имеется свой злодей, с ним связана детективная линия. Но она здесь вторична, главное  – то, что происходит в имении, как барская деревня выживает в войну, снова поднимается после разорения и крепнет, прирастая доходами.

Это идеальная патриархальная Россия, подневольная, но разумно управляемая и на свой лад счастливая. Вот только молодые герои в финале окажутся в Америке, а когда они в 1825 вернутся в Россию, герой пойдет на Сенатскую площадь – к друзьям-декабристам.

Книга, как и всегда у Акунина, увлекательна, но на особый, присущий этому писателю лад. Происходящее в ней несколько напоминает представление кукольного театра: красиво сделанные одномерные декорации, такие же, превосходно выточенные из дерева герои. Все искусно сконструировано, похоже на настоящую жизнь, но заведомо не имеет к ней отношения.

При этом кукольный спектакль очень занимателен: «Мiр и война»  – хорошая развлекательная проза. 

Старая книжная полка:

История экономики

Трест, который лопнул

Адам Туз «Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики». Институт Гайдара, 2019

Эта книга наделала много шума: автор, известный британский историк, доктор экономических наук, смотрит на историю III Рейха вообще и вермахт в частности под непривычным углом зрения. Он пишет о бедном государстве и бедной армии. О разоренной Первой мировой и репарациями Германии, не поднявшейся экономически и во времена Гитлера. Предвоенная немецкая экономика была экспортно ориентирована и критически зависима от импорта, во время экономического кризиса, когда поток кредитов иссяк, она начала захлебываться. На особенно низком уровне находилось сельское хозяйство.

Предвоенная Германия была небогатой и не самой передовой страной мира, среднедушевой доход равнялся тому, что сейчас имеют некоторые африканские страны (в СССР, при этом, он был в четыре раза меньше). Обычно считалось, что при III Рейхе наступил экономический подъем – но Туз доказывает, что по сравнению с Веймарской республикой уровень жизни, зарплаты и жилищные условия, стали даже хуже, а нацистские экономические программы были блефом. Туз описывает их как серию приносивших временное облегчение импровизаций, не отменявших того, что Германия все время находилась на грани дефолта и кризиса,

Зато милитаризация находилась на высоком уровне. Германия начала ее на пике готовности, при этом война была неизбежной – дальше должен был наступить неизбежный спад формы. Нужна война была, прежде всего, для того, чтобы все у всех отобрать.

Мобилизовать промышленность покоренных стран Гитлеру не удалось, зато их ограбление проводилось с чудовищной эффективностью. При этом Германия катастрофически отставала в производстве военной техники, по количеству автомобилей: войну она могла выиграть лишь одним быстрым ударом. Затяжная военная кампания неизбежно вела ее к краху.

До Туза никто не рассматривал Вторую мировую как аферу, грандиозную гитлеровскую авантюру. Советскую армию нацисты собирались разгромить на рубежах Двины и Днепра, все остальное вело к поражению. А когда та избежала разгрома и отступила вглубь страны, Гитлер говорил, что дорого бы дал тому, кто подскажет, как выпутаться из этой истории. Затем были настроившие его на мажорный лад грандиозные «котлы» под Киевом и Вязьмой, но они лишь отсрочили неизбежный финал.

Это умная, парадоксальная, доказательная и, в то же время, спорная книга – кладезь новых сведений и отличная гимнастика для ума. 

Античность

Экономика древнего Рима от «А» до «Я»

Михаил Ростовцев, «Общество и хозяйство в Римской империи», Спб, Наука, 2000 

В этой книге, написанной замечательным отечественным историком-эмигрантом, покинувшим Россию после Гражданской войны, идет речь о том, какова была в Риме собственность на землю. Как собирали налоги. Каким был хозяйственный уклад в разных частях огромной империи. Что было основой ее благосостояния: промышленность, торговля или сельское хозяйство. Как провинции постепенно обгоняли Италию в экономическом развитии. Какие формы собственности императоры поддерживали, а какие, напротив, старались свести на нет – и что за этим стояло.

Это грандиозный, сохранивший научное значение и захватывающе интересный труд – на его страницах предстает весь Рим, от Александрии до нынешнего Крыма. Сложность и величие римской экономики, пожалуй, даже пугает. Она была на редкость мощной, обеспечивала высокий уровень цивилизации – и рухнула. Уровень потребления после этого восстанавливался в течение многих веков.

Сегодняшняя мировая экономика тоже кажется нерушимой – но пример Рима говорит – и не такие царства погибали.

Алексей Филиппов

Фото: постер к фильму «Грейхаунд», Sony Pictures

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета

<h2> Рекомендации от критика Алексея Филиппова </h2> <p> Военный боевик </p> <p> <b>Железный пастырь</b> </p> <p> Сесил Скотт Форестер, «Грейхаунд», или Добрый пастырь». «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“, 2020 </p> <p> Английский писатель Сесил Скотт Форестер (1899-1966) известен романами об отважном мореходе Горацио Хорнблауэре (12 книг, включая путеводитель по серии, на русский переведены все, часть переводов любительская). Мичман Хорнблауэр, герой наполеоновских войн, к концу жизни ставший адмиралом, пэром и владельцем поместья, был одним из любимых литературных героев Черчилля. Среди посвященных ему книг Форестера есть и замечательные, и достаточно легковесные, но в 2021 они, скорее, относятся к детской литературе. Книгу «Добрый пастырь» он написал во время Второй мировой. Она была экранизирована, шедший на наших экранах фильм 2020 года, главную роль в котором сыграл Том Хэнкс, назывался «Грейхаунд». </p> <p> «Грейхаундом», английской борзой, в фильме был эсминец, которым командовал герой Хэнкса. В книге корабль называется «Килинг», но «Грейхаунд» перекочевал в заголовок: перевод был приурочен к кинопремьере, это всегда резко поднимает продажи. Sony Pictures сняла крутой военный боевик, не погрешив против содержания книги. Во Вторую мировую Форестер был видной фигурой британской военной пропаганды, плавал на боевых кораблях Королевского флота и флота США. «Добрый пастырь» вышел в 1955, но ощущения временной дистанции в книге нет – у нас так писали литераторы-фронтовики до появления лейтенантской прозы. Разница, прежде всего, в том, что место руководящей и направляющей роли партии в книге Форестера занимает идущее от протестантской религиозности чувство долга. </p> <p> Главный герой – сын пастора, название книги отсылает к Библии: «Аз есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец». Капитан Краузе, как и положено настоящему доброму пастырю, не на жизнь, а насмерть бьется с «волчьей стаей» немецких подводных лодок. </p> <p> …За бортом ледяная вода, в которой не выжить. Счет идет на секунды. Цена ошибки – гибель эсминца и конвоя. Торпеда идет прямо в борт. «Килингу» удалось увернуться… Глубинные бомбы заканчиваются, сколько еще выдержат люди?.. </p> <p> Но Краузе знает, что «нужно выполнять свой долг независимо от того, выигрывают они войну или проигрывают. Идти до конца, сколько хватит сил». </p> <p> Вся книга – летопись одного боя, при этом она увлекательна – речь идет не только о кораблях, но и о посвятившем себя морю и долгу человеке. Бой выигран, Краузе добирается до своей каюты, валится на постель, засыпает. У него нет семьи и детей, нет близких людей и вообще ничего, кроме представлений о должном и ВМФ, но этого ему совершенно достаточно. </p> <p> Пожалуй, «Доброго пастыря» можно читать и в трудные минуты – чтобы утешиться. </p> <p> <br> </p> <p> Исторический детектив </p> <p> <b>История российского государства в кукольном театре</b> </p> <p> Борис Акунин, «Мiр и война», АСТ, 2020  </p> <p> Эта книга вышла в серии «История Российского государства в романах и повестях», речь в ней, как легко можно понять из названия, идет о 1812 годе, вторжении Наполеона и о том, что случилось после этого. А в 2021 уже напечатано продолжение, «Дорога в Китеж», где рассказано о том, как завершилась жизнь молодых героев первой книги. Один из центральных персонажей  –  их сын, в следующей книге цикла, судя по всему, важную роль будет играть его дочь. Акунин потрясающе быстро пишет, выстраивает небоскребы книжных серий, у него есть своя, авторская, концепция отечественной истории, каждое новое произведение разворачивает ее во времени. В «Мiр и война» есть микрокосм акунинской России 1812 года – счастливо живущее поместье, которым управляет рачительная и цепкая барыня. В имении имеется свой злодей, с ним связана детективная линия. Но она здесь вторична, главное  – то, что происходит в имении, как барская деревня выживает в войну, снова поднимается после разорения и крепнет, прирастая доходами. </p> <p> Это идеальная патриархальная Россия, подневольная, но разумно управляемая и на свой лад счастливая. Вот только молодые герои в финале окажутся в Америке, а когда они в 1825 вернутся в Россию, герой пойдет на Сенатскую площадь – к друзьям-декабристам. </p> <p> Книга, как и всегда у Акунина, увлекательна, но на особый, присущий этому писателю лад. Происходящее в ней несколько напоминает представление кукольного театра: красиво сделанные одномерные декорации, такие же, превосходно выточенные из дерева герои. Все искусно сконструировано, похоже на настоящую жизнь, но заведомо не имеет к ней отношения. </p> <p> При этом кукольный спектакль очень занимателен: «Мiр и война»  – хорошая развлекательная проза.  </p> <p> Старая книжная полка: </p> <p> История экономики </p> <p> <b>Трест, который лопнул</b> </p> <p> Адам Туз «Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики». Институт Гайдара, 2019 </p> <p> Эта книга наделала много шума: автор, известный британский историк, доктор экономических наук, смотрит на историю III Рейха вообще и вермахт в частности под непривычным углом зрения. Он пишет о бедном государстве и бедной армии. О разоренной Первой мировой и репарациями Германии, не поднявшейся экономически и во времена Гитлера. Предвоенная немецкая экономика была экспортно ориентирована и критически зависима от импорта, во время экономического кризиса, когда поток кредитов иссяк, она начала захлебываться. На особенно низком уровне находилось сельское хозяйство. </p> <p> Предвоенная Германия была небогатой и не самой передовой страной мира, среднедушевой доход равнялся тому, что сейчас имеют некоторые африканские страны (в СССР, при этом, он был в четыре раза меньше). Обычно считалось, что при III Рейхе наступил экономический подъем – но Туз доказывает, что по сравнению с Веймарской республикой уровень жизни, зарплаты и жилищные условия, стали даже хуже, а нацистские экономические программы были блефом. Туз описывает их как серию приносивших временное облегчение импровизаций, не отменявших того, что Германия все время находилась на грани дефолта и кризиса, </p> <p> Зато милитаризация находилась на высоком уровне. Германия начала ее на пике готовности, при этом война была неизбежной – дальше должен был наступить неизбежный спад формы. Нужна война была, прежде всего, для того, чтобы все у всех отобрать. </p> <p> Мобилизовать промышленность покоренных стран Гитлеру не удалось, зато их ограбление проводилось с чудовищной эффективностью. При этом Германия катастрофически отставала в производстве военной техники, по количеству автомобилей: войну она могла выиграть лишь одним быстрым ударом. Затяжная военная кампания неизбежно вела ее к краху. </p> <p> До Туза никто не рассматривал Вторую мировую как аферу, грандиозную гитлеровскую авантюру. Советскую армию нацисты собирались разгромить на рубежах Двины и Днепра, все остальное вело к поражению. А когда та избежала разгрома и отступила вглубь страны, Гитлер говорил, что дорого бы дал тому, кто подскажет, как выпутаться из этой истории. Затем были настроившие его на мажорный лад грандиозные «котлы» под Киевом и Вязьмой, но они лишь отсрочили неизбежный финал. </p> <p> Это умная, парадоксальная, доказательная и, в то же время, спорная книга – кладезь новых сведений и отличная гимнастика для ума.  </p> <p> Античность </p> <p> <b>Экономика древнего Рима от «А» до «Я»</b> </p> <p> Михаил Ростовцев, «Общество и хозяйство в Римской империи», Спб, Наука, 2000  </p> <p> В этой книге, написанной замечательным отечественным историком-эмигрантом, покинувшим Россию после Гражданской войны, идет речь о том, какова была в Риме собственность на землю. Как собирали налоги. Каким был хозяйственный уклад в разных частях огромной империи. Что было основой ее благосостояния: промышленность, торговля или сельское хозяйство. Как провинции постепенно обгоняли Италию в экономическом развитии. Какие формы собственности императоры поддерживали, а какие, напротив, старались свести на нет – и что за этим стояло. </p> <p> Это грандиозный, сохранивший научное значение и захватывающе интересный труд – на его страницах предстает весь Рим, от Александрии до нынешнего Крыма. Сложность и величие римской экономики, пожалуй, даже пугает. Она была на редкость мощной, обеспечивала высокий уровень цивилизации – и рухнула. Уровень потребления после этого восстанавливался в течение многих веков. </p> <p> Сегодняшняя мировая экономика тоже кажется нерушимой – но пример Рима говорит – и не такие царства погибали. </p> <p> <b>Алексей Филиппов</b> </p> <h4> <b>Фото: постер к фильму «Грейхаунд», </b>Sony Pictures </h4>

Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета

Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета

Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета

Отважный капитан, картонные человечки Акунина и гитлеровский блеф: книги, которые стоит прочесть в конце лета