Отечественная анимация: успехи и проблемы

Кино-театр

Отечественная анимация: успехи и проблемы
26 Июля 2017, 10:02

За первую половину 2017-го года, с начала «зимних каникул», в прокат вышло шесть отечественных анимационных проектов (плюс 12 выпусков франшизы «Мульт в кино» - их принято считать как один фильм). А в июле в кинотеатрах появился и еще один рисованный «гость» - крупномасштабный «Сказ о Петре и Февронии», снимавшийся несколько лет и освоивший бюджет в 140 миллионов рублей. Семь мультипликационных релизов за полгода – много это или мало? И что происходит сегодня в отечественной анимации? Давайте попробуем разобраться.


Не так давно, лет 7-10 назад, когда речь заходила о состоянии нашей мультипликации, в разговоре всплывали не самые радужные эпитеты. Оно и понятно: после катастрофы 90-х игровое кино стало подавать признаки жизни уже в самом начале 2000-х, а вот анимационное еще очень долго находилось в анабиозе. Нет, конечно, отдельные попытки сделать что-либо интересное все-таки были (например, студия «Пилот» с 1989-го снимала по несколько фильмов в год), однако дальше фестивалей (в лучшем случае!) эти проекты не шли: до кинотеатров наши мультфильмы не доходили.

Первая серьезная анимационная «ласточка» появилась только в декабре 2004-го, и имя ей – «Алеша Попович и Тугарин Змей». Конечно, этот проект студии «Мельница» стал убыточным, однако в прокате он сумел побить все мыслимые и немыслимые рекорды, которые числились на тот момент за российской анимацией: «Алеша Попович» собрал $2 миллиона при бюджете в $2,4 миллиона (до этого самым кассовым считался «Карлик Нос» – $700 000). Однако, на самом деле, вопрос даже не в сборах. Уже тогда стало понятно, что отечественные мультфильмы зрителю интересны, что они могут и должны быть прибыльными. Главный же «урок», который преподнес «Алеша Попович», заключался в следующем: наши мультипликаторы готовы (то есть хотят и могут) создавать качественный полнометражный продукт, который вполне конкурентоспособен на отечественном рынке.

Правда, тогда еще никто и предположить не мог, насколько значимым окажется эта первая «ласточка» для всей нашей анимации. Художники словно нащупали под ногами твердую почву: на основе этого и последующих мультфильмов стала выкристаллизовываться та формула, по которой сегодня создается большинство российских мультфильмов. А в 2007-м появился «Ильи Муромец и Соловей-Разбойник», успех которого только подлил масла в огонь: при бюджете в $3, 5 миллионов релиз собрал почти в три раза больше. И тогда в головах продюсеров секрет успеха сформировался окончательно: с того времени большинство мультипликаторов, работающих не для фестивалей, а для коммерческого проката, волей неволей стали ориентироваться на продукцию студии «Мельница». «Мельница» же начала клонировать сама себя.

Что же касается «золотоносной формулы», то она выглядит примерно так: простой рисунок (причем в определенной стилистике), яркие краски без полутонов, несколько музыкальных (клиповых) вставок, насыщенный квестами сюжет, динамичность, ирония (в частности, подшучивание над героями), намеки на современность и намеки политического характера (например, на коррупцию, взяточничество и т.д.). Забегая вперед, скажу, что формула эта считается рабочей до сих пор: те же принципы взяты за основу и в «Сказе о Петре и Февронии» (2017), и в «Урфине Джюсе» (2017), и в фильме «Синдбад. Пираты семи штормов» (2016). Кстати, отечественная формула западные шаблоны не копирует: если присмотреться, в ней легко разглядеть чисто российские элементы. Например, отсылки к политическим реалиям – для западных аниматоров этот принцип вовсе не обязателен. Да, он может использоваться (вспомним «Зверополис», «Босса-молокососса»), но может и отсутствовать («Моана», «Зверопой», «Тролли», «Аисты», «Тайная жизнь домашних животных» и т.д.).

Однако давайте-ка вернемся к хронологии. Несмотря на отдельные успехи (чаще всего связанные с киностудией «Мельница»), состояние отрасли оставляло желать лучшего. Для сравнения: в СССР выпускалось примерно 300-400 экранных часов в год, в США (и тогда, и сегодня) – количество часов измеряется десятками тысяч. Мы же в конце нулевых едва осваивали цифру в 20-30 часов (и это по всей стране!). В плачевном состоянии был и «Союзмультфильм», находившийся на грани банкротства. Поэтому в 2011-м аниматоры Юрий Норштейн, Леонид Шварцман, Андрей Хржановский и Эдуард Назаров написали открытое письмо премьеру и президенту с просьбой обратить внимание на состояние студии. На личной же встрече с Владимиром Путиным ими был предложен план по оздоровлению отрасли.

С оговорками, но план был поддержан. И с того времени отечественная анимация сделала серьезный рывок вперед, причем это касается как прокатных фильмов, так и мультипликации фестивальной. Для примера возьмем открытый анимационный фестиваль в Суздале. В 2017-м на него было прислано 229 работ из 40 (!) студий страны. Причем организаторы утверждают, что количество заявок (впрочем, как и студий) с каждым годом только увеличивается. Кстати, среди фильмов - восемь полнометражных, хотя еще в 2016-м их было шесть. А лет пять назад такое количество и вовсе считалось чем-то недостижимым.

Наш прорыв на международный рынок – тема для отдельного большого разговора. Например, «Маша и Медведь» от студии «Анимаккорд» давно стала брендом: по данным Kidz Global в Италии об этом сериале знает 88% детей, в Индонезии – 95%. «Машу» видели в почти 100 странах мира, она переведена на 25 языков. А выручка от продажи товаров под этой маркой исчисляется не одной сотней миллионов долларов.

Известны за рубежом и другие наши проекты: «Смешарики» (которые особенно популярны в Китае), «Фиксики», «Лунтик». Но если говорить о прокатной анимации, то тут пальма первенства принадлежит франшизе «Снежная королева», снятой на воронежской студии Wizart. Только в этом году вторая и третья часть сумели собрать в зарубежном прокате $9.3 миллиона – сумма, которая и не снилась пока нашему игровому кино.

Но не будем забывать и про отечественный рынок. По данным Всероссийского центра по изучению общественного мнения интерес нашего зрителя к анимации остается стабильно высоким: мультфильмы готовы смотреть примерно три четверти взрослого населения (75%). Правда, тут речь идет об анимации вообще, то есть и о зарубежной, и о советской тоже. Как бы то ни было, такую степень заинтересованности, безусловно, нужно использовать, чем продюсеры и занимаются. И иногда довольно успешно: например, «Три богатыря и Морской царь», имея 175 миллионов рублей производственного бюджета, собрал в прокате 802 миллиона, то есть не просто окупился, а заработал как минимум 400 миллионов чистой прибыли (не забываем, что половину выручки забирают кинотеатры, плюс есть еще расходы на промоушен и рекламу).

Однако есть и проблемы (куда же без них!). Как правило, они связаны с недостаточным финансированием: мы тратим на производство порядка $2-3 миллионов, тогда как студии уровня Pixar, Disney почти никогда не опускаются ниже $50 миллионов (средний же бюджет гораздо выше). Но чем ниже заявленный бюджет, тем меньше возможность продать фильм на международном рынке за приличные деньги, а так как мы и дальше планируем продвигать нашу анимацию за рубеж, то этот фактор тоже нужно учитывать.

Небольшие бюджеты отражаются и на уровне прорисовки: хотим мы того, или нет, на данном этапе развития она у нас довольно примитивна. Правда, есть опыт «Снежной Королевы», третья серия которой рисовалась на совершенно другом уровне, однако это пока исключение из правил.

Также сказывается и нехватка специалистов, которых у нас почти нет. Те же, кто есть, чаще всего самоучки и вышли из авторской анимации, что может само по себе и неплохо, но проблему кадров все-таки не решает: серьезной школы у нас пока нет.

Остается нерешенной и проблема реализации: далеко не вся анимация является прокатной, а значит, ее надо бы продавать на ТВ. Но телевизионные продюсеры в таких покупках не очень заинтересованы, поэтому закупочная цена, как правило, не покрывает и десятой части бюджета.  

Помимо этого, налицо и проблемы творческого плана. После успехов «богатырской» франшизы и пары провалов других проектов, складывается впечатление, что продюсеры испугались и явно не хотят рисковать. И беда не в том, что студия «Мельница» вот уже десять лет снимает один и тот же бесконечный мультфильм. Беда в том, что другие студии время от времени пытаются копировать «Богатырей» вплоть до прорисовки. Возьмем хоть «Сказ о Петре и Февронии»: визуально он неотличим от своего старшего «собрата».

Как бы то ни было, наша анимация на месте не стоит: ее развитие очевидно. В данный момент, по данным Минкульта и Фонда Кино, в работе находится 217 (!)мультфильма, в том числе и масштабная картина от «Союзмультфильма», работа над которой началась аж в 2001-м году: кукольная «Гофманиада» должна появиться в прокате в 2018-м. Тогда же планируется открытие Технопарка (кстати, тоже на базе «Союзмультфильма»). А вот «Садко» и «Фиксики: Большой секрет» выйдут раньше – мы увидим их этой осенью.

Автор статьи: Вера Алёнушкина


Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Отечественная анимация: успехи и проблемы

<h2>За первую половину 2017-го года, с начала «зимних каникул», в прокат вышло шесть отечественных анимационных проектов (плюс 12 выпусков франшизы «Мульт в кино» - их принято считать как один фильм). А в июле в кинотеатрах появился и еще один рисованный «гость» - крупномасштабный «Сказ о Петре и Февронии», снимавшийся несколько лет и освоивший бюджет в 140 миллионов рублей. Семь мультипликационных релизов за полгода – много это или мало? И что происходит сегодня в отечественной анимации? Давайте попробуем разобраться. </h2> <br> <p> <span style="font-size: 14pt;">Не так давно, лет 7-10 назад, когда речь заходила о состоянии нашей мультипликации, в разговоре всплывали не самые радужные эпитеты. Оно и понятно: после катастрофы 90-х игровое кино стало подавать признаки жизни уже в самом начале 2000-х, а вот анимационное еще очень долго находилось в анабиозе. Нет, конечно, отдельные попытки сделать что-либо интересное все-таки были (например, студия «Пилот» с 1989-го снимала по несколько фильмов в год), однако дальше фестивалей (в лучшем случае!) эти проекты не шли: до кинотеатров наши мультфильмы не доходили. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Первая серьезная анимационная «ласточка» появилась только в декабре 2004-го, и имя ей – «Алеша Попович и Тугарин Змей». Конечно, этот проект студии «Мельница» стал убыточным, однако в прокате он сумел побить все мыслимые и немыслимые рекорды, которые числились на тот момент за российской анимацией: «Алеша Попович» собрал $2 миллиона при бюджете в $2,4 миллиона (до этого самым кассовым считался «Карлик Нос» – $700 000). Однако, на самом деле, вопрос даже не в сборах. Уже тогда стало понятно, что отечественные мультфильмы зрителю интересны, что они могут и должны быть прибыльными. Главный же «урок», который преподнес «Алеша Попович», заключался в следующем: наши мультипликаторы готовы (то есть хотят и могут) создавать качественный полнометражный продукт, который вполне конкурентоспособен на отечественном рынке. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Правда, тогда еще никто и предположить не мог, насколько значимым окажется эта первая «ласточка» для всей нашей анимации. Художники словно нащупали под ногами твердую почву: на основе этого и последующих мультфильмов стала выкристаллизовываться та формула, по которой сегодня создается большинство российских мультфильмов. А в 2007-м появился «Ильи Муромец и Соловей-Разбойник», успех которого только подлил масла в огонь: при бюджете в $3, 5 миллионов релиз собрал почти в три раза больше. И тогда в головах продюсеров секрет успеха сформировался окончательно: с того времени большинство мультипликаторов, работающих не для фестивалей, а для коммерческого проката, волей неволей стали ориентироваться на продукцию студии «Мельница». «Мельница» же начала клонировать сама себя. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Что же касается «золотоносной формулы», то она выглядит примерно так: простой рисунок (причем в определенной стилистике), яркие краски без полутонов, несколько музыкальных (клиповых) вставок, насыщенный квестами сюжет, динамичность, ирония (в частности, подшучивание над героями), намеки на современность и намеки политического характера (например, на коррупцию, взяточничество и т.д.). Забегая вперед, скажу, что формула эта считается рабочей до сих пор: те же принципы взяты за основу и в «Сказе о Петре и Февронии» (2017), и в «Урфине Джюсе» (2017), и в фильме «Синдбад. Пираты семи штормов» (2016). Кстати, отечественная формула западные шаблоны не копирует: если присмотреться, в ней легко разглядеть чисто российские элементы. Например, отсылки к политическим реалиям – для западных аниматоров этот принцип вовсе не обязателен. Да, он может использоваться (вспомним «Зверополис», «Босса-молокососса»), но может и отсутствовать («Моана», «Зверопой», «Тролли», «Аисты», «Тайная жизнь домашних животных» и т.д.). </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Однако давайте-ка вернемся к хронологии. Несмотря на отдельные успехи (чаще всего связанные с киностудией «Мельница»), состояние отрасли оставляло желать лучшего. Для сравнения: в СССР выпускалось примерно 300-400 экранных часов в год, в США (и тогда, и сегодня) – количество часов измеряется десятками тысяч. Мы же в конце нулевых едва осваивали цифру в 20-30 часов (и это по всей стране!). В плачевном состоянии был и «Союзмультфильм», находившийся на грани банкротства. Поэтому в 2011-м аниматоры Юрий Норштейн, Леонид Шварцман, Андрей Хржановский и Эдуард Назаров написали открытое письмо премьеру и президенту с просьбой обратить внимание на состояние студии. На личной же встрече с Владимиром Путиным ими был предложен план по оздоровлению отрасли. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> С оговорками, но план был поддержан. И с того времени отечественная анимация сделала серьезный рывок вперед, причем это касается как прокатных фильмов, так и мультипликации фестивальной. Для примера возьмем открытый анимационный фестиваль в Суздале. В 2017-м на него было прислано 229 работ из 40 (!) студий страны. Причем организаторы утверждают, что количество заявок (впрочем, как и студий) с каждым годом только увеличивается. Кстати, среди фильмов - восемь полнометражных, хотя еще в 2016-м их было шесть. А лет пять назад такое количество и вовсе считалось чем-то недостижимым. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Наш прорыв на международный рынок – тема для отдельного большого разговора. Например, «Маша и Медведь» от студии «Анимаккорд» давно стала брендом: по данным Kidz Global в Италии об этом сериале знает 88% детей, в Индонезии – 95%. «Машу» видели в почти 100 странах мира, она переведена на 25 языков. А выручка от продажи товаров под этой маркой исчисляется не одной сотней миллионов долларов. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Известны за рубежом и другие наши проекты: «Смешарики» (которые особенно популярны в Китае), «Фиксики», «Лунтик». Но если говорить о прокатной анимации, то тут пальма первенства принадлежит франшизе «Снежная королева», снятой на воронежской студии Wizart. Только в этом году вторая и третья часть сумели собрать в зарубежном прокате $9.3 миллиона – сумма, которая и не снилась пока нашему игровому кино. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Но не будем забывать и про отечественный рынок. По данным Всероссийского центра по изучению общественного мнения интерес нашего зрителя к анимации остается стабильно высоким: мультфильмы готовы смотреть примерно три четверти взрослого населения (75%). Правда, тут речь идет об анимации вообще, то есть и о зарубежной, и о советской тоже. Как бы то ни было, такую степень заинтересованности, безусловно, нужно использовать, чем продюсеры и занимаются. И иногда довольно успешно: например, «Три богатыря и Морской царь», имея 175 миллионов рублей производственного бюджета, собрал в прокате 802 миллиона, то есть не просто окупился, а заработал как минимум 400 миллионов чистой прибыли (не забываем, что половину выручки забирают кинотеатры, плюс есть еще расходы на промоушен и рекламу). </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Однако есть и проблемы (куда же без них!). Как правило, они связаны с недостаточным финансированием: мы тратим на производство порядка $2-3 миллионов, тогда как студии уровня Pixar, Disney почти никогда не опускаются ниже $50 миллионов (средний же бюджет гораздо выше). Но чем ниже заявленный бюджет, тем меньше возможность продать фильм на международном рынке за приличные деньги, а так как мы и дальше планируем продвигать нашу анимацию за рубеж, то этот фактор тоже нужно учитывать.</span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Небольшие бюджеты отражаются и на уровне прорисовки: хотим мы того, или нет, на данном этапе развития она у нас довольно примитивна. Правда, есть опыт «Снежной Королевы», третья серия которой рисовалась на совершенно другом уровне, однако это пока исключение из правил. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Также сказывается и нехватка специалистов, которых у нас почти нет. Те же, кто есть, чаще всего самоучки и вышли из авторской анимации, что может само по себе и неплохо, но проблему кадров все-таки не решает: серьезной школы у нас пока нет. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Остается нерешенной и проблема реализации: далеко не вся анимация является прокатной, а значит, ее надо бы продавать на ТВ. Но телевизионные продюсеры в таких покупках не очень заинтересованы, поэтому закупочная цена, как правило, не покрывает и десятой части бюджета.  </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Помимо этого, налицо и проблемы творческого плана. После успехов «богатырской» франшизы и пары провалов других проектов, складывается впечатление, что продюсеры испугались и явно не хотят рисковать. И беда не в том, что студия «Мельница» вот уже десять лет снимает один и тот же бесконечный мультфильм. Беда в том, что другие студии время от времени пытаются копировать «Богатырей» вплоть до прорисовки. Возьмем хоть «Сказ о Петре и Февронии»: визуально он неотличим от своего старшего «собрата». </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Как бы то ни было, наша анимация на месте не стоит: ее развитие очевидно. В данный момент, по данным Минкульта и Фонда Кино, в работе находится 217 (!)мультфильма, в том числе и масштабная картина от «Союзмультфильма», работа над которой началась аж в 2001-м году: кукольная «Гофманиада» должна появиться в прокате в 2018-м. Тогда же планируется открытие Технопарка (кстати, тоже на базе «Союзмультфильма»). А вот «Садко» и «Фиксики: Большой секрет» выйдут раньше – мы увидим их этой осенью. </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> Автор статьи: Вера Алёнушкина </span><br> <span style="font-size: 14pt;"> </span> </p> <br>

Отечественная анимация: успехи и проблемы

Отечественная анимация: успехи и проблемы

Отечественная анимация: успехи и проблемы

Отечественная анимация: успехи и проблемы