От старой Калькутты до «грозы двенадцатого года»: три книги на все вкусы

Литература

От старой Калькутты до «грозы двенадцатого года»: три книги на все вкусы
20 Июля 2021, 15:37

Исторический детектив

«Человек с большим будущим»: путешествие в Индию на машине времени

Автор этой книги, Абир Мукерджи, родившийся и выросший в Англии индиец. Его отец приехал в Лондон с тремя фунтами в кармане и сумел пробиться в люди. Абир окончил Высшую школу экономики, работал бухгалтером – но в 39 лет он заскучал, и решил написать книгу. Эта история получилась не очень гладкой, однако сейчас он уже пишет пятую, и считается одним из самых многообещающих английских авторов детективов. Мукерджи – лауреат двух премий «Исторический кинжал», премии Уилбура Смита и премии «Европейский детектив». На русский пока переведена лишь его первая книга: в 2020 «Человек с большим будущим» вышел в издательстве Фантом Пресс.

Это отголосок довольно мощной в начале-середине ХХ века англо-индийской литературы: ее вершиной стал Киплинг, но к ней относятся и много других, забытых и полузабытых, иногда очень интересных авторов. К примеру, Джон Мастерс (1914-1983), служивший в Индии английский офицер, рейнджер, подполковник, кавалер множества орденов, исследователь Гималаев. И отличный писатель, более популярный в Индии, чем в Великобритании – там его находят недостаточно политкорректным. После того, как Индия стала независимой, в Англии Мастерс так и не прижился, и уехал в США. На русский переведен его рассказывающий о восстании сипаев роман «Ночные гонцы», и эту книгу стоит прочесть.

Среди предков Мастерса были индийцы: он узнал об этом очень поздно, и идентичность стала одной из его проблем. Об этом он, собственно, и писал.

У Мукерджи оптика иная. Действие его романа происходит в Калькутте начала двадцатых годов, и, хоть главный герой англичанин, офицер полиции, сам автор чистокровный индиец. Ни комплекса вины, ни комплекса превосходства у его персонажа нет. Главный герой, мужественный и несгибаемый, но постоянно попадающий впросак ветеран Первой мировой, немножко Дон Кихот. Его помощник, сержант-индиец, человек умный и тонкий, но, с точки зрения главного героя, чрезвычайно смешной, играет роль Санчо Пансы. Здесь есть и любовная интрига, и крепко закрученный сюжет, однако главная прелесть книги в прекрасно переданной атмосфере давным-давно канувшей в небытие англо-индийской Калькутты.

Несмотря на свое происхождение, Абир Мукерджи стопроцентный англичанин, путешествовать в Индию для сбора материала он начал лишь после успеха первой книги. Но ощущение достоверности этого экзотического мира абсолютное.

…Невыносимая дневная жара. Клубы и рестораны для белых. Китайские притоны курильщиков опиума. Жесткая сословная структура колониального мирка. Полиция, соперничающая с военной разведкой, националистическое подполье. Тяжелые, душные, влажные ночи…

В нынешней коронавирусной реальности, когда путешествия стали редкостью, такие книги будут в особой цене – если не съездим, так хоть почитаем. К тому же, как всякий хороший исторический роман, произведение Мукерджи – настоящая машина времени: он очень увлекательно описывает реалии давно ушедшего времени.

А убийцей в «Человеке с большим будущим» оказывается не тот, кого подозревает читатель.

Сетевая литература

«06'92», «07'92», «10'92»: история становления человечески положительного убийцы

Челябинский автор Павел Корнев печатается, его книги выходят в бумаге. Еще он успешный сетевой писатель, продающий свои произведения на литературных платформах. Корнев очень плодовит: в Сети можно найти 77 его книг. Пишет он, преимущественно, в жанрах фантастики и фэнтези. Но вот эти три книги, несмотря на то, что они могут быть обозначены и как исторический, и как криминальный детектив, из прокрустова ложа жанра выпадают.

Павел Корнев, возможно, неожиданно для самого себя, написал что-то почти серьезное – несмотря на криминальный сюжет и обилие драк и убийств. То ли разворачивающуюся в провинциальном городе летопись девяносто второго года, то ли историю взросления простого хорошего парня, который если и убивает, то только по необходимости.

Главный герой невинен, как невинна приканчивающая мышей и птиц кошка: он вне морали, он до нее попросту не дозрел. При этом герой живет в правильной, идущей от СССР житейской парадигме. Надо учиться – и в промежутках между стрелками и убийствами он поступает в институт, и исправно ходит на лекции. Жизнь нужно строить основательно: и он держит «навар» в тайнике, а ходит в таком дешевом старье, что над ним смеются. У мужчины должна быть семья – и он собирается жениться на своей несовершеннолетней подружке, к которой очень ответственно относится.

Правильный, крепкий, положительный молодой человек. С таким хорошо идти в разведку. И убивает он только тогда, когда к этому вынуждают обстоятельства и деваться ему некуда.

Большим писателем Павла Корнева назвать сложно, характер главного героя не слишком подробно прописан, но в контексте сюжета это кажется верным. Герой никакой. Такой, как все. Из толпы. Он человечески непроявлен, и с ним может произойти все, что угодно.

Его могут убить. Он может отучиться в своем вузе, стать мирным экономистом и вспоминать былое с друзьями, за пивом. Его может ждать судьба криминального авторитета. Возможно, он разбогатеет и станет олигархом местного разлива. Для того, чтобы выжить и остаться на плаву во всех своих возможных ипостасях, он и должен быть таким: способным отлиться в любую форму, какую ему предложит судьба.

Три книги – три месяца из жизни героя. К концу третьей он остается все в тех же нелепых тренировочных штанах, но с полной сумкой «ваучеров» и собирается принять участие в приватизационном конкурсе за местный НИИ – не напрямую, а с помощью вероятного тестя. Лично я с нетерпением жду четвертую книгу, которую Павел Корнев собирается выпустить к Новому году. Мой законно полученный ваучер в свое время пропал. Интересно, какой окажется судьба оказавшихся гонораром за убийство приватизационных чеков, доставшихся главному герою «06'92», «07'92» и « 10'92»

Старая книжная полка

«Россия против Наполеона. Борьба за Европу. 1807-1814»: исторический труд, читающийся как роман

Доминик Ливен замечательный английский историк и потомок воспитательницы детей Екатерины Великой Шарлотты Ливен, вероятного прототипа Анны Павловны Шерер из «Войны и мира». А также генерала от инфантерии, министра народного просвещения Российской империи Карла Ливена, друга Александра I, генерала от инфантерии и дипломата Христофора Ливена и многих других славных своими делами Ливенов, Паленов и их титулованной родни. Он видный сотрудник Лондонской школы экономики, светлейший князь и один из лучших в мире специалистов по истории России XIX века. А еще Доминик Ливен великий разрушитель вошедших в кровь и плоть нашей культуры мифов. Всем, кому интересна отечественная история, стоит прочесть его вышедшую в 2012 году книгу.

«Россия против Наполеона» своего рода анти-«Война и мир», опровержение толстовского взгляда на 1812 и пушкинского на Александра I. Не «дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой», а государство почти идеально подготовилось к вторжению. Не «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой», а очень закрытый, двуличный, чрезвычайно умный, мужественный и последовательный человек – но ведущий себя так, что об этом было трудно догадаться. Прикидываясь впечатлительным простаком, Александр I раз за разом обманывал Наполеона. Апофеозом этого стало то, что Наполеон чуть ли не до заморозков сидел в сожженной Москве, дожидаясь заключения мира, а в результате погубил армию. По Ливену, французов побила не народная война, которой, по сути дела, и не было, а подготовка войск, почти безупречная логистика, тонкая дипломатия и умение Александра I вести диалог со своим народом.

Генералы настаивали на превентивном ударе, но царь понимал, что война станет общим делом лишь в случае вражеского вторжения. Только тогда он мог попросить людей о жертвах. И они были сделаны: затраты небогатого государства на содержание войск оказались невелики по сравнению с вкладом дворянства и, в меньшей степени, купцов. Победа над Наполеоном была оплачена частными деньгами. А крестьяне оплатили ее своей кровью, -- хотя рекрутов и ополченцев об их желании идти на войну никто и не спрашивал.

Крепостные охотились на французских мародеров, но от них доставалось и помещикам. В 1812, при французах, в Московской губернии было в три раза больше крестьянских волнений, чем в мирное время. Но шансы Наполеона поднять крестьян на новую пугачевщину Ливен оценивает невысоко.

Эта книга уникальна тем, что в ней, впервые в отечественной историографии, подробно разобран заграничный поход русской армии, закончившийся в Париже. Прочно забытый подвиг, давший России совершенно новое место в мире и надолго обеспечивший ее безопасность. Ливен глядит на это и из штабов, и из солдатского строя, и стоя около хлипкой телеги провиантского обоза, проделавшей невероятный путь в сердце Европы из российской глубинки. Особую прелесть «России против Наполеона» придает то, что автор относится к ее сюжетам как к личному, семейному делу: ведь это его предки воевали, вели переговоры, оставили воспоминания!

С этой высоты Доминик Ливен с некоторым снисхождением поглядывает на самого Толстого. Карикатурный образ Сперанского в «Войне и мире», по его мнению, отражал точку зрения «провинциальной аристократии».

Позиция старого князя Болконского, которому претила мысль о родстве с семейством Ростовых, чьим прототипом была семья самого Толстого, Доминику Ливену, наверное, тоже понятна….

Алексей Филиппов

Фото: Википедия https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D0...

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни