Наталья Романова, гендиректор Cirque du Soleil в России: о новом шоу Luzia, цирке без животных и воротах в потусторонний мир

Кино-театр

Наталья Романова, гендиректор Cirque du Soleil в России: о новом шоу Luzia, цирке без животных и воротах в потусторонний мир
11 Марта 2020, 11:18

19 марта в Москве стартует шоу Luzia канадского Cirque du Soleil. Режиссер Даниэле Финци Паска и международная команда из 115 человек языком цирка рассказывают о мифах и легендах Мексики. В шоу, как всегда, много сложных номеров, музыки, танца, а еще - примерно 6 тонн воды. Наталья Романова, генеральный директор Cirque du Soleil в России, рассказала «Культуромании», почему шоу Luzia покажут только в Москве и как переводится на русский язык его название.

- Мы привыкли к тому, что каждое шоу Cirque du Soleil прокатывают по разным городам, а сейчас его решили показать только в Москве. С чем это связано?

- В первую очередь с тем, что формат, в котором сделано шоу Luzia, не предусматривает быстрого перемещения по городам. Cirque du Soleil выпускает гастрольные шоу двух форматов: big top, то есть «большой шатер», и арена-шоу. Последнее делается так, чтобы его можно было возить по разным площадкам и показывать на спортивных аренах. Все программы, которые привозили в Россию с 2014 по 2019 год, выступали в арена-формате. С «большого шатра» мы начинали: первое шоу Cirque du Soleil, которое зрители увидели в 2009 году, приехало в Москву со своей площадкой. Это был огромный белый «город на колесах», который поставили в Лужниках. В нем – Большой купол (шатер для зрителей), а также шатер-фойе, шатер для вип-гостей и артистов, собственная кухня, кассы и офисы. Для такой модели шоу требуется больше времени на подготовку площадки, поэтому оно обычно задерживается в городе на 6-8 недель. Мы запланировали гастроли шоу Luzia на два месяца, с марта по май. Но шатра на этот раз не будет, потому что мы нашли подходящую площадку в Москве - новый Дворец гимнастики Ирины Винер-Усмановой, который открылся в Лужниках в прошлом году. Безусловно, его необходимо несколько адаптировать для шоу, наша команда сейчас этим занимается.

- Что делает шоу Luzia таким тяжелым на подъем?

- Шоу технически очень сложное. Все то, что нужно для его жизнедеятельности, путешествует с шоу по миру – свет, звук, акробатическое оборудование, собственная сцена, весь реквизит, у шоу даже есть свой тренажерный зал, костюмерная мастерская и стиральные машины. Представьте себе, что только один диск, который служит важным элементом сценографии, превращаясь то в Луну, то в Солнце, то в календарь ацтеков, весит две тонны. Привезти его, смонтировать, подвесить, это уже непросто. Кроме того, как вы уже знаете, в шоу ежедневно задействовано шесть тысяч литров воды. Безусловно, мы соблюдаем все экологические требования – вода закачивается в резервуар один раз, она циркулирует по трубам, очищается и так далее. Чтобы смонтировать эту систему с резервуаром, трубами, шиной из форсунок, сквозь которые она дождем выливается на сцену и собирается под ней, чтобы опять начать подниматься, обеспечить весь этот кругооборот, нужно немало времени. К тому же, от воды нужно «защитить» все металлические элементы конструкции, на которой подвешено необходимое для шоу оборудование. Cirque du Soleil воду любит, но в таких объемах никогда ее не использовал. Есть водное шоу «О», но оно не гастролирует, идет только в Лас-Вегасе, на одной площадке. В гастрольных спектаклях такую красоту можно увидеть только в шоу Luzia.

- В Москву шоу приезжает из Лондона. Сколько лет оно путешествует по миру?

- Шоу было поставлено в 2016 году, но Европа впервые увидела его только в январе 2020 года, до этого оно гастролировало по обеим Америкам. Европейская премьера состоялась на сцене Royal Albert Hall. В центре Лондона шатер поставить негде, и поэтому существует долгосрочное соглашение о том, что каждый год в определенное время Cirque du Soleil приезжает в Royal Albert Hall. Собственно, вот эта традиция и позволила нам вклиниться в график гастролей и привезти шоу в Москву, на нашу площадку. Потому что по Северной Америке шоу проехало в своем шатре.

- Дождь идет только на сцене, или зрителям нужно подготовиться и захватить с собой зонтик?

- Я думаю, что зонтик не потребуется, потому что каждая форсунка настроена индивидуально, очередность их открытия и закрытия программируется компьютером, чтобы рисовать картины на водном занавесе и чтобы вода лилась в строго заданном направлении. Вода является полноценным персонажем шоу: она взаимодействует с артистами, с клоуном, скажем, она играет, провоцирует его. А в номере с воздушными ремнями вода внизу олицетворяет сенот, или «священный колодец», очень важный элемент мексиканской культуры. Сенот – это ворота в потусторонний мир. Тот момент, когда артист на воздушных ремнях погружается в воду, можно воспринимать как метафору очищения, или встречи двух стихий, воды и воздуха, или нашего мира и потустороннего.

Второе важное действующее лицо в этом номере - ягуар. Поскольку в нашем шоу нет животных, это игрушка, кукла, которая виртуозно управляется артистами. Взаимодействие ягуара с человеком, отношения между ними, переход от настороженности к доверию – отдельная тема, и меня она просто заворожила.

- Почему Даниэле Финци Паска выбрал темой шоу Мексику и ее легенды?

- Он прожил десять лет в Мексике, хорошо знает эту страну, ее культуру и традиции. Мексика окружена океанами, поэтому постоянные дожди не воспринимаются там как плохая погода. «Ну вот, мы живем под дождем», - говорят мексиканцы. Вода испаряется, образует невероятной красоты облака, они опять проливаются дождем, и это неизменная часть их жизни.

На самом деле название шоу – не женское имя. Я сама думала вначале, что это имя главной героини. Нет, это слово, состоящее из двух испанских: «свет» и «дождь». Эти две стихии, которые властвуют в Мексике, и вдохновили Даниэле Финци Паска на то, чтобы рассказать об этой стране таким вот языком. Все остальное очень красиво нанизывается на свет и дождь: здесь и музыка, и цвет, потому что Мексика очень яркая, это желтые цвета, кобальтовые, синие, под солнцем они еще ярче играют. У каждого номера в шоу своя цветовая гамма. Для зрителя это, может быть, не совсем очевидно, но когда начинаешь на это обращать внимание, понимаешь, что картинка складывается из дождя, света и цвета.

Даниэле Финци Паска - один из моих любимых театральных режиссеров, его первое шоу для Cirque du Soleil, которое мы привозили в 2010 году, российским зрителям запомнилось. Название других шоу забывают, а Corteo помнят.

- В программах Cirque du Soleil всегда много русских артистов. Работают ли русские в шоу Luzia?

- Вы знаете, это всеобщее заблуждение, что у нас среди артистов половина русских. На самом деле чуть больше десяти процентов. Все зависит от постановки, от номеров, от замысла режиссера. В традиционных цирковых дисциплинах русские артисты более сильны, в танцевальных, паркурных, сильнее другие. В шоу Luzia есть номер «Русские качели», но большая часть исполнителей этой сцены - артисты из Белоруссии. Вообще в шоу есть представители двадцати пяти стран.

- Cirque du Soleil никогда не включает в свои программы номера с животными. Чем руководствовались руководители компании, принимая такое решение?

- Ги Лалиберте, основатель компании, и группа его единомышленников решили сделать акцент на безграничных возможностях человека. Это основное, то, на чем строится философия Cirque du Soleil.

В какой-то степени им было проще отказаться от животных, чем российским циркам, например. В России есть давние цирковые традиции, есть знаменитые династии дрессировщиков, да еще и цыгане с медведями, все прочее, мы к этому привыкли и считаем, что это нормально. В Канаде такого не было.

И потом, надо понимать, что животные еще и очень дорогие. Их покупка и содержание всегда было большой затратной статьей для цирковых коллективов. И все-таки резкой перемены курса многие цирки не выдержали. В последние десять лет под влиянием общественного мнения цирковые компании стали отказываться от номеров с животными – и были вынуждены закрыться. Среди них знаменитый The Ringling Brothers and Barnum & Bailey, один из старейших передвижных цирков Америки, просуществовавший почти 150 лет.

Cirque du Soleil с самого начала создавался как «новый цирк» и тот сплав жанров, который ему удалось сделать, оказался созвучен нашему времени, он позволяет цирку развиваться и оставаться интересным зрителю.

- Принято думать, что цирк – это довольно закрытое сообщество, и чтобы в нем работать, надо быть «цирковым», то есть вырасти если не на арене, то по крайней мере где-то рядом. Но вы ведь не из цирковой среды?

- Совсем нет. Но у меня и роль другая, я не выступаю в цирке, я выполняю всю закулисную работу, необходимую для того, чтобы шоу состоялось. У меня бизнес-образование, МГУ, и ряд российских и международных проектов, которые были успешно реализованы. Но на самом деле, наверное, ничего не происходит случайно. Компания, которую я создала, уйдя из корпоративного бизнеса и решив заняться собственным, была на грани спорта и шоу. Мы делали первые международные этапы мотофристайла, суперкросса, которые проходили в «Олимпийском», поэтому все, что мне приходится делать сейчас, я уже прошла раньше – продажа билетов, поиск спонсоров, аренда площадок, решение сложных технических вопросов по обеспечению условий для шоу. Мое место за кулисами, в офисе.

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни