Музеи после пандемии: выставки-блокбастеры уходят в прошлое

Музеи и выставки

Музеи после пандемии: выставки-блокбастеры уходят в прошлое
1 Июня 2020, 12:34

Как музеи будут выходить из карантина, сохранится ли традиция торжественных вернисажей или ее заменит что-то новое и что произойдет с выставками-блокбастерами – это лишь часть вопросов, которые оказались в центре обсуждения на завершившемся в пятницу Международном фестивале «Интермузей-2020».

Музейный мир готовится к большим переменам -- это главный вывод, который можно сделать по итогам «Интермузея», впервые за двадцать два года прошедшего в цифровом формате. Какими будут эти перемены, можно только догадываться, но круг вопросов, на которые музеи хотели бы найти ответы в ближайшее время, уже очевиден.

Вернется ли зритель?

Пожалуй, это главный вопрос для всех музеев, больших и малых. За время, прошедшее с начала эпидемии, мы привыкли к тому, что любое общественное пространство таит в себе угрозу жизни и здоровью. Сколько времени потребуется, чтобы это ощущение выветрилось, чтобы ушел страх, который парализует любое движение, включая поход в музей?

Альберто Гарландини, вице-президент международного совета музеев (ICOM), считает, что возвращение зрителя будет медленным. По его словам, девяносто пять процентов музеев Италии сейчас закрыты, а те из них, которые понемногу начали открываться, вынуждены продавать билеты онлайн и следить за тем, чтобы посетители соблюдали социальную дистанцию. Кризис международного туризма -- еще один удар по итальянским музеям. Треть из них опасаются, что им придется сократить штат, тринадцать процентов – что они не смогут открыться.

Но есть и более оптимистичные прогнозы. Андреа Рихтер, директор международного Форума славянских культур в Словении, где музеи открыли 4 мая, рассказывает, что они не пустуют, хотя посетителей не так много, как это было до кризиса. В Сербии, по ее словам, музеи начали открывать в конце апреля, а на 9 мая в некоторых из них даже образовались очереди.

Останутся ли выставки-блокбастеры?

Жан-Мари Галле, директор Центра Помпиду-Мец, предполагает, что эта модель в ближайшее время сойдет на нет. «У нас есть молодые сотрудники, и это поколение не очень понимает, что такое блокбастер. У нас имела головокружительный успех выставка «Ночь нежна», о ночи в живописи. Ее нельзя назвать блокбастером, но она была всем близка и понятна, и притянула очень много людей. Мне кажется, именно такие универсальные темы и помогут нам в будущем».

Альберто Гарландини считает, что итальянским музеям придется полностью пересмотреть свою бизнес-модель, и крупные выставки, скорее всего, будут признаны нерентабельными. «Крупные выставки, привлекавшие миллионы зрителей, очень часто были коммерческой инициативой, а не культурным опытом. Кризис международного туризма, резкое снижение количества иностранных посетителей приведет к тому, что итальянским музеям придется концентрироваться на более близкой аудитории».

В России ситуация немного другая. Михаил Дединкин, заместитель заведующего Отделом западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа, уверен, что большие выставки в России будут и в новых условиях. «Большие выставки мы, конечно, будем делать. Мы делали их пятьдесят лет назад, когда о слове блокбастер никто не слышал, продолжаем работать над огромными проектами, и надеемся, что они будут реализованы.

Хотя представить себе социальную дистанцию перед картинами Леонардо да Винчи или Рафаэля мне трудно. Рисунки на полу, регулировщики движения, все это выглядит немного анекдотично».

Сохранится ли традиция больших вернисажей?

Еще недавно они были непременной частью музейной жизни – парадные открытия выставок, с торжественными речами и огромным количеством публики. Скорее всего, в ближайшие месяцы, а может быть, и годы, такие события будут невозможны. Джеймс Бредбёрн, директор Пинакотеки Брера и Национальной библиотеки Брайденсе в Милане убежден, что с ними придется расстаться навсегда. «Для нас большие вернисажи сейчас невозможны по закону, потому что это слишком большое собрание людей. Никто не знает, сколько кризис продлится, на мой взгляд, он будет длиться больше, чем мы думаем. Вернемся ли мы к большим вернисажам, когда сможем забыть о страхе? Будет ли у нас возможность собрать 500 человек в одном помещении? Не уверен, но у нас есть другие возможности объединения. У нас уже идут конференции в зуме. Может быть, сейчас мы научимся понимать, что не всякая встреча должна быть в одном и том же зале».

Как пандемия отразится на выставочных планах?

На этот вопрос музеям ответить сложнее всего. «Меня все время спрашивают о планах, -- говорит Марина Лошак, директор Пушкинского музея, -- и каждые две недели я даю другой ответ. В этом году отменились три главные выставки, что-то перенеслось, то есть все меняется. Мы все время варим в себе новые планы, как суп».

Большинство музеев в этом году постараются выполнить уже сверстанные планы, хотя и с изменениями по срокам. Михаил Дединкин надеется, что в Эрмитаже все запланированное состоится, несмотря на внештатную ситуацию. «Те выставки, которые планировались на лето, или отменяются, или переносятся. Главные проекты, «Железный век» и «Линия Рафаэля», привязаны к концу года, и у нас есть слабая надежда, что ситуация выправится и мы сможем принять людей».

Центр Помпиду-Мец тоже рассчитывает до конца года открыть две запланированных выставки. «Одна из них про фольклор – это верования и обычаи, которые влияют на людей, - объясняет Жан-Мари Галле. – Важно, что мы можем учиться у прошлого. Даже если пятьдесят человек посмотрят эту выставку, мы будем горды, что ее предложили.

Инсталляции Сюзанны Фриче будут представлять другую экспозицию. Там нет стен, это прозрачная выставка, где воздух циркулирует свободно. С 2022 года у нас будет новая программа, насыщенная идеями сопротивления вирусу, там будет обсуждаться тема выздоровления общества. Это будет чуть позже. Мы понимаем, что должны меняться, и думаем над тем, что мы могли бы изменить».

Об этом сегодня думают во всех музеях мира. Как и о том, что сформулировала Марина Лошак в финале дискуссии о путях выхода из карантина: «Нам, большим музеям, говорят: вы жили очень жирно, пора меняться. Может быть, это сигнал, что нужно что-то изменить. Не хотелось бы, чтобы это было за счет качества».

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни