Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много"

Креативные индустрии

Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много"
6 Июня 2022, 15:57

Анимация – особый вид творчества. Мультфильмы  очень важны в детстве: они обучают, развлекают, рассказывают о новом. Мультипликационные сериалы формируют свою субкультуру для подростков. А для взрослых они часто являются еще одним поводом улыбнуться, задуматься, уйти ненадолго от будничной суеты в рисованный фантазийный мир. Какая она, современная анимация? Где смотреть авторские новинки? Об этом «Культуромания» поговорила с программным директором Международного анимационного фестиваля «Большой фестиваль мультфильмов» Марией Терещенко. 

- Просматривая программу пятнадцатого по счету “Большого фестиваля мультфильмов», невольно задаешься вопросом: самая большая аудитория мультфильмов сегодня у детей или взрослых? Ведь тематика так разнообразна: от милых мультиков для малышей до фильмов, рассказывающих об острых социальных проблемах.  

- Мультипликация – это вид искусства. Как и книги, кинематограф, музыка, она может обращаться к любой аудитории. Первые мультфильмы были адресованы взрослым. Но в 1930-х годах стало понятно, что маленьким зрителям мультипликация тоже очень близка. Дети хотели мультфильмы пересматривать, иметь игрушки в виде персонажей, например, того же Микки Мауса. Оказалось, что на детской аудитории можно зарабатывать.

Поясню,  мультфильм делать куда сложнее и дороже, чем игровое кино. И чтобы находить средства на производство, нужно было зарабатывать. Детские мультфильмы позволяли делать мерчандайзинг, монетизировать музыку (первые саундтреки в мире были именно из мультфильмов), делать парки аттракционов – первым этому всему научился Уолт Дисней. Так зародилась целая индустрия, связанная с мультфильмами (сериалами, полнометражными фильмами) для детей.

Мультфильмы для взрослых делались всегда, но и почти всегда были проблемы с окупаемостью. И только, пожалуй, в Японии родилась особая культура потребления мультипликации, которая позволяет создавать востребованную анимацию для любых возрастов. Японцы действуют по схеме: изначально выпускают комиксы, называемые «манга». И затем по самым успешным из них делают мультфильмы. Получается, что мультфильм выходит уже для подготовленной аудитории: его знают, ждут, хотят смотреть. В результате многолетней традиции в Японии мультфильмы смотрят и в 20, и в 40, и в 60-70. У людей разных возрастов – разные любимые сериалы. Плюс японская анимация хорошо экспортируется, так что проблем с окупаемостью взрослого контента часто не возникает.

- А фильмы знаменитого Хаяо Миядзаки тоже первоначально выходят как манга?

- С ним абсолютно уникальная история. Это уже второй этап развития японской анимации. Миядзаки первым в Японии начал делать фильмы по оригинальным историям. Но когда Миядзаки только запускал свою студию Ghibli, это был большой риск. Любой провал ставил студию под угрозу существования. Интересно, что таким провалом (в прокате) стал поначалу всем известный фильм Миядзаки «Мой сосед Тоторо». И студию от финансового коллапса спас фильм Исао Такахаты «Могила светлячков»  созданный по классическому рассказу японского писателя Акиюки Носаки.

- А создатели мультфильмов проводят фокус-группы, чтобы гарантировать просмотры и окупаемость?

- По-разному.  Успех невозможно вычислить или предсказать. Маркетинговые исследования помогают избежать провала. Но не гарантируют успеха.

- Наверно, наивный вопрос, но почему в России нет своих «Симпсонов»?

- Причин тому много. Обычно говорят про то, что мы этого не умеем. По крайней мере, пока. У взрослой анимации другие законы, своя специфика. И мы действительно пока что не очень это умеем. Но когда мы пытаемся, то оказывается, что половина тем, которые затрагиваются в острых взрослых сериалах, в России лучше не обсуждать. Такой уровень физиологичности как в «Рики и Морти», такой уровень самоиронии, как в «Симпсонах» (одно дело, нашему зрителю нравится смеяться над американской семьей, совсем другое – смеяться над собой), такой уровень социальной провокации как в «Южном парке»… в общем, пока не получается у нас найти правильный тон и формат.

- Почему так успешны наши сериалы для самых маленьких, например, «Маша и медведь», «Смешарики»?

- Потому что это талантливо и качественно сделано. И в целом, когда российские студии привозят свой контент на зарубежные рынки и фестивали, он выглядит достойно.

Но сегодня, конечно, анимационная индустрия теряет свои позиции. Россия только вышла на хороший экспорт и хорошие возможности копродакшна. А с зимы из России уехала треть наших профессионалов. Заморожены контракты с зарубежными компаниями. Наши фильмы на две трети потеряли листинг на международных фестивалях.

- Как финансируется создание мультфильмов?

- За счет государственного финансирования существует авторская анимация и полный метр. Если говорить про сериальную анимацию, к сегодняшнему дню она уже больше на самоокупаемости. Опять же есть разные варианты. Например, сериал «Маша и медведь» производится исключительно на частные деньги. А есть студии, которые производят контент под конкретные ТВ-каналы и по их заказу: «Паровоз», «100 киловатт». Но в любом случае это уже довольно самостоятельная жизнь.

- А из авторских российских мультфильмов? Что бы вы посоветовали посмотреть?

- История российской анимации насчитывает больше 100 лет. И за это время было снято очень много выдающихся фильмов, так что рекомендации давать трудно. У нас есть легендарные имена режиссеров-мультипликаторов: Федор Хитрук, Юрий Норштейн, Андрей Хржановский, Гарри Бардин, Лев Атаманов. Есть более молодые авторы, работы которых признаны во всем мире: Александр Петров, получивший «Оскар» за картину «Старик и море», Константин Бронзит дважды номинировавшийся на эту премию — с фильмами «Уборная история — любовная история» и «Мы не можем жить без космоса», Антон Дьяков, чей «БоксБалет» был номинирован в этом году. Но это только самые очевидные рекомендации. Ярких художников и интересных работ очень много.

- Аудитория и восприятие «Большого фестиваля мультфильмов» меняются со временем?

- Конечно! Зрители лучше подготовлены. Ситуацию не сравнить с тем, что было в 2006-м году, когда мы только начинали.

Надо понимать, что все, что произошло за последние 20 лет – когда и появилась российская индустрия анимации – это безумный скачок развития нашей области. В 2003 году не было ни одного сериала. Производилось чуть более 10 часов анимации в год. И через 20 лет мы получили уже сотни часов в год. «Маша и медведь» — мировой хит. Все это произошло благодаря усилиям небольшой группы людей.  Конечно, в индустрии работает много людей, но есть костяк, человек 200 человек, активных и деятельных энтузиастов, которые необычайно сильно двигают отрасль, творя настоящие чудеса.

- Где можно увидеть фестивальные мультфильмы?

- На фестивалях, на платформах, в Сети. Можно открыть программу «Большого фестиваля мультфильмов» за разные годы и посмотреть, что вам больше понравится по авторам, категориям, темам. Можно следить и за публикациями, блогами с подборками мультипликационных фильмов. Конечно, самые новые авторские фильмы приберегают для фестивалей – их не увидишь в Сети, но фильмы трехлетней давности можно найти почти все.

Что до новых работ, ну, конечно, я, в первую очередь, призываю следить за «Большим фестивалем мультфильмов»: мы стараемся максимально разносторонне показывать и российскую, и зарубежную авторскую мультипликацию. И до сих пор это удавалось. Что будет дальше, пока не очень понятно, поскольку сегодня не все авторы и студии готовы показывать свои работы на российских смотрах.

Наш фестивальный год начинается с осеннего московского фестиваля, а потом программа гастролирует по нескольким городам страны. До 5 июня у нас идет заключительный программный фестиваль в Нижнем Новгороде.  В последние годы мы добавили также онлайн-показы, которые позволяют посмотреть фестивальные фильмы всем желающим из разных регионов. А в наших оффлайн-традициях по-прежнему остаются мастер-классы, приезды гостей, выставки.

Периодически мы организуем и уникальные программы в течение года. Таким будет, например, фестиваль «Новая анимация» в Великом Новгороде. Это совершенно самостоятельное событие, которое будет идти с 17 по 20 июня.

Любовь Мартынова

Фото: Мария Дроздова, публикуется с разрешения правообладателя
Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много"

<h2> Анимация – особый вид творчества. Мультфильмы  очень важны в детстве: они обучают, развлекают, рассказывают о новом. Мультипликационные сериалы формируют свою субкультуру для подростков. А для взрослых они часто являются еще одним поводом улыбнуться, задуматься, уйти ненадолго от будничной суеты в рисованный фантазийный мир. Какая она, современная анимация? Где смотреть авторские новинки? Об этом «Культуромания» поговорила с программным директором Международного анимационного фестиваля «Большой фестиваль мультфильмов» Марией Терещенко. </h2> <p> <b>- Просматривая программу пятнадцатого по счету “Большого фестиваля мультфильмов», невольно задаешься вопросом: самая большая аудитория мультфильмов сегодня у детей или взрослых? Ведь тематика так разнообразна: от милых мультиков для малышей до фильмов, рассказывающих об острых социальных проблемах.   </b> </p> <p> - Мультипликация – это вид искусства. Как и книги, кинематограф, музыка, она может обращаться к любой аудитории. Первые мультфильмы были адресованы взрослым. Но в 1930-х годах стало понятно, что маленьким зрителям мультипликация тоже очень близка. Дети хотели мультфильмы пересматривать, иметь игрушки в виде персонажей, например, того же Микки Мауса. Оказалось, что на детской аудитории можно зарабатывать. </p> <p> Поясню,  мультфильм делать куда сложнее и дороже, чем игровое кино. И чтобы находить средства на производство, нужно было зарабатывать. Детские мультфильмы позволяли делать мерчандайзинг, монетизировать музыку (первые саундтреки в мире были именно из мультфильмов), делать парки аттракционов – первым этому всему научился Уолт Дисней. Так зародилась целая индустрия, связанная с мультфильмами (сериалами, полнометражными фильмами) для детей. </p> <p> Мультфильмы для взрослых делались всегда, но и почти всегда были проблемы с окупаемостью. И только, пожалуй, в Японии родилась особая культура потребления мультипликации, которая позволяет создавать востребованную анимацию для любых возрастов. Японцы действуют по схеме: изначально выпускают комиксы, называемые «манга». И затем по самым успешным из них делают мультфильмы. Получается, что мультфильм выходит уже для подготовленной аудитории: его знают, ждут, хотят смотреть. В результате многолетней традиции в Японии мультфильмы смотрят и в 20, и в 40, и в 60-70. У людей разных возрастов – разные любимые сериалы. Плюс японская анимация хорошо экспортируется, так что проблем с окупаемостью взрослого контента часто не возникает. </p> <p> <b>- А фильмы знаменитого Хаяо Миядзаки тоже первоначально выходят как манга?</b> </p> <p> - С ним абсолютно уникальная история. Это уже второй этап развития японской анимации. Миядзаки первым в Японии начал делать фильмы по оригинальным историям. Но когда Миядзаки только запускал свою студию Ghibli, это был большой риск. Любой провал ставил студию под угрозу существования. Интересно, что таким провалом (в прокате) стал поначалу всем известный фильм Миядзаки «Мой сосед Тоторо». И студию от финансового коллапса спас фильм Исао Такахаты «Могила светлячков»  созданный по классическому рассказу японского писателя Акиюки Носаки. </p> <p> <b>- А создатели мультфильмов проводят фокус-группы, чтобы гарантировать просмотры и окупаемость? </b> </p> <p> - По-разному.  Успех невозможно вычислить или предсказать. Маркетинговые исследования помогают избежать провала. Но не гарантируют успеха. </p> <p> <b>- Наверно, наивный вопрос, но почему в России нет своих «Симпсонов»?</b> </p> <p> - Причин тому много. Обычно говорят про то, что мы этого не умеем. По крайней мере, пока. У взрослой анимации другие законы, своя специфика. И мы действительно пока что не очень это умеем. Но когда мы пытаемся, то оказывается, что половина тем, которые затрагиваются в острых взрослых сериалах, в России лучше не обсуждать. Такой уровень физиологичности как в «Рики и Морти», такой уровень самоиронии, как в «Симпсонах» (одно дело, нашему зрителю нравится смеяться над американской семьей, совсем другое – смеяться над собой), такой уровень социальной провокации как в «Южном парке»… в общем, пока не получается у нас найти правильный тон и формат. </p> <p> <b>- Почему так успешны наши сериалы для самых маленьких, например, «Маша и медведь», «Смешарики»?</b> </p> <p> - Потому что это талантливо и качественно сделано. И в целом, когда российские студии привозят свой контент на зарубежные рынки и фестивали, он выглядит достойно. </p> <p> Но сегодня, конечно, анимационная индустрия теряет свои позиции. Россия только вышла на хороший экспорт и хорошие возможности копродакшна. А с зимы из России уехала треть наших профессионалов. Заморожены контракты с зарубежными компаниями. Наши фильмы на две трети потеряли листинг на международных фестивалях. </p> <p> <b>- Как финансируется создание мультфильмов? </b> </p> <p> - За счет государственного финансирования существует авторская анимация и полный метр. Если говорить про сериальную анимацию, к сегодняшнему дню она уже больше на самоокупаемости. Опять же есть разные варианты. Например, сериал «Маша и медведь» производится исключительно на частные деньги. А есть студии, которые производят контент под конкретные ТВ-каналы и по их заказу: «Паровоз», «100 киловатт». Но в любом случае это уже довольно самостоятельная жизнь. </p> <p> <b>- А из авторских российских мультфильмов? Что бы вы посоветовали посмотреть?</b> </p> <p> - История российской анимации насчитывает больше 100 лет. И за это время было снято очень много выдающихся фильмов, так что рекомендации давать трудно. У нас есть легендарные имена режиссеров-мультипликаторов: Федор Хитрук, Юрий Норштейн, Андрей Хржановский, Гарри Бардин, Лев Атаманов. Есть более молодые авторы, работы которых признаны во всем мире: Александр Петров, получивший «Оскар» за картину «Старик и море», Константин Бронзит дважды номинировавшийся на эту премию — с фильмами «Уборная история — любовная история» и «Мы не можем жить без космоса», Антон Дьяков, чей «БоксБалет» был номинирован в этом году. Но это только самые очевидные рекомендации. Ярких художников и интересных работ очень много. </p> <p> <b>- Аудитория и восприятие «Большого фестиваля мультфильмов» меняются со временем? </b> </p> <p> - Конечно! Зрители лучше подготовлены. Ситуацию не сравнить с тем, что было в 2006-м году, когда мы только начинали. </p> <p> Надо понимать, что все, что произошло за последние 20 лет – когда и появилась российская индустрия анимации – это безумный скачок развития нашей области. В 2003 году не было ни одного сериала. Производилось чуть более 10 часов анимации в год. И через 20 лет мы получили уже сотни часов в год. «Маша и медведь» — мировой хит. Все это произошло благодаря усилиям небольшой группы людей.  Конечно, в индустрии работает много людей, но есть костяк, человек 200 человек, активных и деятельных энтузиастов, которые необычайно сильно двигают отрасль, творя настоящие чудеса. </p> <p> <b>- Где можно увидеть фестивальные мультфильмы? </b> </p> <p> - На фестивалях, на платформах, в Сети. Можно открыть программу «Большого фестиваля мультфильмов» за разные годы и посмотреть, что вам больше понравится по авторам, категориям, темам. Можно следить и за публикациями, блогами с подборками мультипликационных фильмов. Конечно, самые новые авторские фильмы приберегают для фестивалей – их не увидишь в Сети, но фильмы трехлетней давности можно найти почти все. </p> <p> Что до новых работ, ну, конечно, я, в первую очередь, призываю следить за «Большим фестивалем мультфильмов»: мы стараемся максимально разносторонне показывать и российскую, и зарубежную авторскую мультипликацию. И до сих пор это удавалось. Что будет дальше, пока не очень понятно, поскольку сегодня не все авторы и студии готовы показывать свои работы на российских смотрах. </p> <p> Наш фестивальный год начинается с осеннего московского фестиваля, а потом программа гастролирует по нескольким городам страны. До 5 июня у нас идет заключительный программный фестиваль в Нижнем Новгороде.  В последние годы мы добавили также онлайн-показы, которые позволяют посмотреть фестивальные фильмы всем желающим из разных регионов. А в наших оффлайн-традициях по-прежнему остаются мастер-классы, приезды гостей, выставки. </p> <p> Периодически мы организуем и уникальные программы в течение года. Таким будет, например, фестиваль «Новая анимация» в Великом Новгороде. Это совершенно самостоятельное событие, которое будет идти с 17 по 20 июня. </p> <p> <b>Любовь Мартынова</b> </p> <b>Фото: Мария Дроздова, публикуется с разрешения правообладателя</b>

Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много&amp;quot;

Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много&amp;quot;

Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много&amp;quot;

Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов: «Ярких российских художников и интересных работ очень много&amp;quot;