Мария Панкратова, продюсер и режиссер фильма «Все в сад!»: «Когда денег на съемку не слишком много, включается важный механизм — фантазия»

Креативные индустрии

Мария Панкратова, продюсер и режиссер фильма «Все в сад!»: «Когда денег на съемку не слишком много, включается важный механизм — фантазия»
28 Января 2021, 14:21

В online-кинотеатрах скоро можно будет увидеть довольно необычный проект — полнометражный художественный альманах «Все в сад!». Суть его концепции в том, что шесть актеров в исторических костюмах конца XIX-начала XX веков читают рассказы русских классиков: А.П. Чехова, И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, А.И. Куприна, С.А. Есенина и А.А. Блока.

О том, как создавался проект, а также об особенностях и проблемах сегодняшнего проката, «Культуромания» решила поговорить с продюсером и режиссером фильма Марией Панкратовой.

— Мария, ваш новый проект «Все в сад!» очень отличается от того контента, который мы видим в кинотеатрах и на телевидении…

— Вообще-то, много лет назад, в советское время, похожие истории были. Просто сейчас об этом жанре забыли — и не торопятся вспоминать, потому что такие фильмы вряд ли кого-то озолотят.

— Да, художественно-образовательные проекты вряд ли можно назвать сверхдоходными, к сожалению. Кстати, я правильно понимаю, что основная функция вашего проекта — образовательная?

— Конечно! «Все в сад!» — это культурно-образовательный художественный альманах, направленный на популяризацию русской литературы. При этом произведения из школьной программы мы, понятное дело, не брали. Но проект создавался для всех, кто хотел бы расширить свой кругозор — и кому важно сделать это в развлекательной и необычной форме.

— А как появилась идея снять такой нестандартный проект?

— Наши партнеры и большие друзья позвали меня на фестиваль исторических садов, который каждый год проходит в «Царицыно». Я согласилась, а сама подумала: «Что в холостую-то ездить?!» (Улыбается). Тем более, что сады — это что-то невероятное. Дизайнеры, художники создают каждый свой сад, вкладывают в него огромное количество фантазии и энергии, а сад — что самое обидное! — стоит всего лишь неделю. И мне захотелось эту красоту сохранить.

К счастью, у меня довольно давно в голове крутилась идея, что надо бы снять на природе какие-то рассказы или стихи из русской классики. Поэтому я позвонила режиссеру Андрею Грачеву, с которым мы очень давно работаем, и говорю: «Так и так, сады открываются завтра, закроются через неделю, за это время мы должны суметь все подготовить и все отснять». Он, естественно, отвечает, что это нереально: мы ничего не успеем, потому что надо договориться с дирекцией парка, собрать актеров, съемочную группу и прочее. Я говорю: «Но попробовать-то мы можем!» И мы на следующий день едем в Царицыно, договариваемся с руководством музея-заповедника (они соглашаются нас во всем поддержать), начинаем обзванивать артистов, и — о чудо! — соглашаются без исключения все!

— Я бы сказала, что это везение!

— Я бы тоже! И я, кстати, даже не ожидала, что все с таким энтузиазмом откликнутся на нашу культурно-просветительскую историю. Ведь, на самом деле, популяризировать ее не так уж легко. Так зачем актерам участвовать в таком проекте? Но мне наши артисты сказали так: это же не просто чтение рассказов — это моноспектакли! Это театр, без которого многие актеры не могут. А в условиях пандемии театры практически не работают. Поэтому, когда ты зовешь артистов в проект, который создается на стыке кинопроизводства и театральной постановки, то они с азартом за эту идею хватаются. Вот, к примеру, Михаил Горевой (один из исполнителей проекта «Все в сад!») только вчера меня спрашивал, когда я вышлю ему его эпизод — он обещал его показать своей маме…

— Но Михаил Горевой — актер очень востребованный. Мне кажется, он снимается так часто, что его мама может смотреть работы своего сына в режиме нон-стоп неделями…

— Вот именно! Он снимался у Спилберга в «Шпионском мосте», снимался в огромном количестве крупных проектов… И я его спрашиваю: «Тебе что, перед мамой козырнуть нечем?». Знаете, что он ответил: «Так ведь Чехов — любимый писатель в нашей семье. Поэтому для меня это невероятно важно…»

— Мария, а где «Все в сад!» можно будет увидеть? В прокате, на online-сервисах?

— Кинотеатры, к сожалению — это сейчас утопия. Даже Warner Bros. Entertainment (один из лидирующих концернов по производству кино — прим. редакции) объявили о том, что  все свои релизы планируют выпускать online — и от кинотеатрального проката на время отказываются. Мы тоже планируем выпускаться online, плюс я надеюсь, что у него будет успешная фестивальная судьба. А потом будем устраивать показы в образовательных учреждениях — во всяком случае, «тест» мы уже провели: показали «Все в сад!» в одной из школ. Оказалось, что дети рыдают на Есенине и хохочут в голос, когда Михаил Горевой читал «Дорогую собаку» Антона Чехова.

— Мария, тогда расскажите, по какому принципу подбирались рассказы. Понятно, что все они принадлежат одному временному периоду. А еще?

— Я старалась, чтобы наши истории были разными, с большой эмоциональной амплитудой. То есть сатирические, комические, лирические… Описательные рассказы у нас тоже есть, тем более, что мы снимали на природе, старались ориентироваться на нее. (К примеру, «Лес и степь» Ивана Тургенева). Но такие вещи, к сожалению, немного тяжеловаты для детского восприятия. Как бы то ни было, все рассказы мы объединили в один альманах, который можно назвать полноценным полнометражным проектом с хронометражом в 81 минуту.

— Но для такого хронометража актеры, читающие книгу — это довольно статичная история. Как удалось победить статику?

— Во-первых, мы не брали большие рассказы — этот принцип был решающим при отборе. Соответственно, все они не очень длинные, поэтому смотрятся достаточно органично даже при отсутствии действия в кадре. Плюс нам было важно поведение актера: его мимика, его интонации и т.д. Плюс мы старались придумать короткие фантазийные вставки, когда актер читает рассказ и при этом за кадром ходит, думает и так далее. Это дает возможность и зрителю, и актеру передохнуть, поподробнее рассмотреть площадку и прочее.

— А какой из рассказов у вас самый любимый?

— У нас есть «Сказка о той, которая не поймет ее». Это рассказ Блока — и он очень странный. Актриса Виктория Полторак, после того как я ей выслала текст, перезвонила в слезах: «Я ничего не понимаю, это же просто набор слов. Умоляю, дай мне что-то еще!» Через пару часов она набрала мне снова: «Я прочитала текст восемь раз: детям, маме, друзьям, даже кошке. Никто ничего не понял, все сидят, чешут репу. Я тоже сижу и плачу…». Я сжалилась над ней, нашла замену. А она вдруг звонит опять: «Ты знаешь, я поняла! Это текст — он гениален! Он такой тонкий, такой интригующий! Я буду читать только его, это мое…».

— Как бы то ни было, проза Блока — далеко не самый очевидный выбор! Боюсь, что большинство даже не догадывается о том, что один из главных поэтов русской литературы писал рассказы. Как вы нашли его «Сказку»?

— Не поверите, это было первое, что мне выдал интернет по запросу. И я сразу решила, что в «Сказке» все, как мне надо: коротко и ничего непонятно (смеется).

— Видимо, это мироздание так пошутило…

— Возможно, мироздание пошутило, да. Посмотрим, как на эту шутку отреагирует аудитория. (Улыбается)

— Мария, напоследок верну вас к разговору о проблемах проката. Вы сказали, что отдавать сегодня фильмы в кинотеатры — дело не слишком прибыльное…

— Сейчас сборы у всех очень сильно упали. И дело не только в пандемии, в заполняемости залов на 25% процентов и т.д. А в том, что мы, говоря о российском прокате, не можем ориентироваться только на крупные города. Нужно понимать, что творится в регионах. А там люди, к сожалению, богаче-то не становятся. И для них поход в кино — удовольствие не из дешевых. Конечно, есть сеансы, когда можно посмотреть кино за 40 рублей в будний день в 9 утра, есть кинотеатры, которые устраивают какие-то акции. Но средняя стоимость билета все равно 250 рублей. Сегодня для человека из региона это сумма довольно существенная. На 250 рублей можно на день еды купить…

— Тем более, что если кто-то идет вдвоем, то это уже 500 рублей, плюс деньги на дорогу и прочее.

— Естественно! Но так как сегодня некоторым на еду не хватает, о каком кинотеатральном прокате мы говорим? Как он выживает, я, если честно, не понимаю. Хорошо, что есть фильмы, у которых получилось что-то собрать. К примеру, тот же «Стрельцов». Но если мы посмотрим на сумму сбора и на бюджет, то мы увидим, что даже «Стрельцов» не окупился. Как не окупились почти все российские фильмы, которые вышли в этом году. К счастью, некоторые проекты поддерживаются государством: им не так страшно не собрать необходимую сумму. Хотя, конечно, любой художник стремится к тому, чтобы его фильм посмотрело как можно больше людей, а любой продюсер надеется получить прибыль. Потому что тогда он сможет запустить в производство еще одну картину, а лучше две. Или, как минимум, выпутаться из долгов.

— Но тогда выходит, что последствия всего этого далеко не самые радужные. Продюсеры будут вынуждены снимать дешевые комедии (у которых есть хоть какой-то шанс окупиться в прокате), а про блокбастеры придется забыть…

— Да, но есть и другая сторона медали. Когда нет денег, когда все поставлены в почти одинаковые условия вынужденной экономии, то включается другой механизм — фантазия. Потому что прятаться за спецэффекты и красивую картинку больше возможности нет — и нужно начинать думать. И тогда — я надеюсь! — помимо шлака начнет появляться кино умное, которого сегодня так не хватает. И на экране мы увидим не просто ура-патриотическое настроение, не просто проекты из серии «сели-поржали», а кино, где у режиссера есть возможность раскрыться, где он работает не только по указке спонсоров и продюсеров, которых кроме сборов ничего не волнует. Во всяком случае, я очень надеюсь, что такой импульс будет.

Вера Алёнушкина

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни