Люди, львы, орлы и куропатки

Мировое наследие

Люди, львы, орлы и куропатки
13 Декабря 2021, 08:45

Краеведческие музеи ждет масштабная реформа

В конце минувшей недели в Музее Москвы открылась выставка «Уберите чучело лисы», приуроченная к 100-летию отечественного краеведения.

Позвольте, но откуда взята такая дата? – скажут те, кому приходилось бывать в провинциальных краеведческих музеях. Большинство из них были открыты намного раньше, в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого века. В Поволжье, Сибири и на дальнем Востоке их создавали на основе личных коллекций местные ученые и купцы. Много сделали для развития краеведения ссыльные, которые интересовались историей края. Финансировали краеведческие музеи российские научные сообщества, местные власти и меценаты.

В Тобольске, например, губернский музей был создан в 1870 году, а спустя двадцать лет тоболяки на свои деньги построили для него здание. С 1883 по 1918 годы выходил «Ежегодник Тобольского музея», – собрание ценнейших сведений о Западной Сибири.

В Омске историко-краеведческий музей был основан по инициативе местного отделения Императорского русского географического общества в 1878 год у. В Иркутске – в 1782-м, по инициативе губернатора, который собрал необходимые для устройства музея деньги с местных дворян и купцов.

После революции на краеведческие музеи обрушился шквал предметов из разграбленных особняков и усадеб. Музейные сотрудники считали, что из главная задача в это время – спасение тех предметов материальной культуры, которые лишились своих владельцев и могли погибнуть. На основе этих вещей создавались не совсем привычные экспозиции, воспроизводившие прежний вид жилых комнат в разрушенных дворцах.

Через четыре года эпоха просветительской деятельности закончилась, начался этап использования накопленных ценностей в идеологических целях. В декабре 1921 года в Москве состоялась конференция научных обществ по изучению местного края, закрепившая в музейном и административном лексиконе слово «краеведение» и наметившая первоочередные задачи, поставленные партией перед краевыми музеями.

Вот эту дату и отмечает Музей Москвы своей выставкой «Уберите чучело лисы». Осенью здесь же, в зданиях бывших Провиантских складов, отметили другой юбилей – ленинского плана ГОЭЛРО. Конечно, по масштабам реформа музеев уступает советскому мегапроекту, перевернувшему жизнь страны и отразившемуся в литературе, архитектуре и изобразительном искусстве, но с точки зрения российской истории она не менее интересна.

Выставка построена по принципу деконструкции: кураторы проанализировали принципы, на которых строилась деятельность советских краеведческих музеев на протяжении столетия, и на основе этих принципов создали современную экспозицию.

Чтобы понять, при чем тут чучело лисы, вынесенное в название, придется вернуться в двадцатые годы, когда партия впервые обратила внимание на краеведческие музеи, объединила их и направила в нужное русло – то есть на решение первоочередных задач. Закрывая конференцию 1921 года, нарком просвещения Луначарский подчеркнул, что «в первую голову придется обратить внимание на те вопросы краеведения, которые тесно связаны с хозяйством».

Музейные сотрудники ответили на запрос партии буквально: чучела представителей местной фауны, которые есть в экспозиции почти любого локального музея, расставили в соответствии с их пользой для народного хозяйства.

Сейчас трудно поверить, что это не шутка, так же как трудно поверить в подлинность записей партийных совещаний в детских театрах, на которых рассматривалась политическая позиция Колобка, Бабки и Внучки. Но вот она, цитата из методических указаний для сотрудников музеев, выпущенных в 1941 году, кураторы выставки «Уберите чучело лисы» включили ее в свою экспозицию. «Только показав вредность лисы для сельского хозяйства и социалистического строительства, мы можем встроить ее в состав комплексного показа ландшафтов края».

В тридцатые годы на краеведческие музеи были возложены уже не хозяйственные, а идеологические задачи. Им предстояло донести до трудящихся мысль «Сталин – это Ленин сегодня» и партийный взгляд на события российской истории. Любое событие рассматривалось с точки зрения классовой борьбы. Вот что пишет об этом создатель и первый директор Ново-Иерусалимского музея Натан Шнеерсон:

«Мы требуем от советского краеведческого музея активного участия в изучении производительных сил края, его природных богатств, быта, населения, его истории. Вне изучения не может быть построена экспозиция на основе диалектического материализма. Мы требуем от наших музеев марксистско-ленинской экспозиции».

Это фраза из статьи, опубликованной в журнале «Советский музей» в 1934 году. Пройдет всего три года, и Натан Шнеерсон получит 10 лет без права переписки, как и многие другие краеведы. В 1938 будет расстрелян Алексей Греч, председатель Общества изучения русской усадьбы, автор изумительной книги «Венок усадьбам», которую ему удалось написать во время первой посадки, на Соловках. К концу тридцатых существование любых обществ было невозможно, а местные музеи стали похожи как две капли воды, потому что экспозиции создавались по типовым методическим указаниям.

Сегодня краеведческие музеи ищут способы обновления своих экспозиций: меняют дизайн, рассматривают разные темы и способы подачи. Министерство культуры Российской Федерации решило поддержать эти поиски: в 2022 году в рамках нацпроекта «Культура» начнется реформа местных музеев.

Реформа коснется технологической части: современные музеи должны иметь специализированное оборудование для организации выставок, включая профессиональный свет, доступ к высокоскоростному интернету, доступность для людей с инвалидностью, современный интерьер, мультимедийное оборудование, аудиогиды и информативные сайты.

Предполагается в ближайшее время привести к новому стандарту 500 музеев (400 будет обновлены, 100 – реконструированы). С чучелом лисы, видимо, на этот раз придется действительно попрощаться.

Татьяна Филиппова

Фото предоставлено Музеем Москвы для публикации

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Люди, львы, орлы и куропатки

<h2> Краеведческие музеи ждет масштабная реформа </h2> <p> В конце минувшей недели в Музее Москвы открылась выставка «Уберите чучело лисы», приуроченная к 100-летию отечественного краеведения. </p> <p> Позвольте, но откуда взята такая дата? – скажут те, кому приходилось бывать в провинциальных краеведческих музеях. Большинство из них были открыты намного раньше, в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого века. В Поволжье, Сибири и на дальнем Востоке их создавали на основе личных коллекций местные ученые и купцы. Много сделали для развития краеведения ссыльные, которые интересовались историей края. Финансировали краеведческие музеи российские научные сообщества, местные власти и меценаты. </p> <p> В Тобольске, например, губернский музей был создан в 1870 году, а спустя двадцать лет тоболяки на свои деньги построили для него здание. С 1883 по 1918 годы выходил «Ежегодник Тобольского музея», – собрание ценнейших сведений о Западной Сибири. </p> <p> В Омске историко-краеведческий музей был основан по инициативе местного отделения Императорского русского географического общества в 1878 год у. В Иркутске – в 1782-м, по инициативе губернатора, который собрал необходимые для устройства музея деньги с местных дворян и купцов. </p> <p> После революции на краеведческие музеи обрушился шквал предметов из разграбленных особняков и усадеб. Музейные сотрудники считали, что из главная задача в это время – спасение тех предметов материальной культуры, которые лишились своих владельцев и могли погибнуть. На основе этих вещей создавались не совсем привычные экспозиции, воспроизводившие прежний вид жилых комнат в разрушенных дворцах. </p> <p> Через четыре года эпоха просветительской деятельности закончилась, начался этап использования накопленных ценностей в идеологических целях. В декабре 1921 года в Москве состоялась конференция научных обществ по изучению местного края, закрепившая в музейном и административном лексиконе слово «краеведение» и наметившая первоочередные задачи, поставленные партией перед краевыми музеями. </p> <p> Вот эту дату и отмечает Музей Москвы своей выставкой «Уберите чучело лисы». Осенью здесь же, в зданиях бывших Провиантских складов, отметили другой юбилей – ленинского плана ГОЭЛРО. Конечно, по масштабам реформа музеев уступает советскому мегапроекту, перевернувшему жизнь страны и отразившемуся в литературе, архитектуре и изобразительном искусстве, но с точки зрения российской истории она не менее интересна. </p> <p> Выставка построена по принципу деконструкции: кураторы проанализировали принципы, на которых строилась деятельность советских краеведческих музеев на протяжении столетия, и на основе этих принципов создали современную экспозицию. </p> <p> Чтобы понять, при чем тут чучело лисы, вынесенное в название, придется вернуться в двадцатые годы, когда партия впервые обратила внимание на краеведческие музеи, объединила их и направила в нужное русло – то есть на решение первоочередных задач. Закрывая конференцию 1921 года, нарком просвещения Луначарский подчеркнул, что «в первую голову придется обратить внимание на те вопросы краеведения, которые тесно связаны с хозяйством». </p> <p> Музейные сотрудники ответили на запрос партии буквально: чучела представителей местной фауны, которые есть в экспозиции почти любого локального музея, расставили в соответствии с их пользой для народного хозяйства. </p> <p> Сейчас трудно поверить, что это не шутка, так же как трудно поверить в подлинность записей партийных совещаний в детских театрах, на которых рассматривалась политическая позиция Колобка, Бабки и Внучки. Но вот она, цитата из методических указаний для сотрудников музеев, выпущенных в 1941 году, кураторы выставки «Уберите чучело лисы» включили ее в свою экспозицию. «Только показав вредность лисы для сельского хозяйства и социалистического строительства, мы можем встроить ее в состав комплексного показа ландшафтов края». </p> <p> В тридцатые годы на краеведческие музеи были возложены уже не хозяйственные, а идеологические задачи. Им предстояло донести до трудящихся мысль «Сталин – это Ленин сегодня» и партийный взгляд на события российской истории. Любое событие рассматривалось с точки зрения классовой борьбы. Вот что пишет об этом создатель и первый директор Ново-Иерусалимского музея Натан Шнеерсон: </p> <p> «Мы требуем от советского краеведческого музея активного участия в изучении производительных сил края, его природных богатств, быта, населения, его истории. Вне изучения не может быть построена экспозиция на основе диалектического материализма. Мы требуем от наших музеев марксистско-ленинской экспозиции». </p> <p> Это фраза из статьи, опубликованной в журнале «Советский музей» в 1934 году. Пройдет всего три года, и Натан Шнеерсон получит 10 лет без права переписки, как и многие другие краеведы. В 1938 будет расстрелян Алексей Греч, председатель Общества изучения русской усадьбы, автор изумительной книги «Венок усадьбам», которую ему удалось написать во время первой посадки, на Соловках. К концу тридцатых существование любых обществ было невозможно, а местные музеи стали похожи как две капли воды, потому что экспозиции создавались по типовым методическим указаниям. </p> <p> Сегодня краеведческие музеи ищут способы обновления своих экспозиций: меняют дизайн, рассматривают разные темы и способы подачи. Министерство культуры Российской Федерации решило поддержать эти поиски: в 2022 году в рамках нацпроекта «Культура» начнется реформа местных музеев. </p> <p> Реформа коснется технологической части: современные музеи должны иметь специализированное оборудование для организации выставок, включая профессиональный свет, доступ к высокоскоростному интернету, доступность для людей с инвалидностью, современный интерьер, мультимедийное оборудование, аудиогиды и информативные сайты. </p> <p> Предполагается в ближайшее время привести к новому стандарту 500 музеев (400 будет обновлены, 100 – реконструированы). С чучелом лисы, видимо, на этот раз придется действительно попрощаться. </p> <p> <b>Татьяна Филиппова</b> </p> <p> <b>Фото предоставлено Музеем Москвы для публикации</b> </p>

Люди, львы, орлы и куропатки

Люди, львы, орлы и куропатки

Люди, львы, орлы и куропатки

Люди, львы, орлы и куропатки