Кристина Бабушкина, актриса: «Актерская профессия— это умение достойно ждать»

Кино-театр

Кристина Бабушкина, актриса: «Актерская профессия— это умение достойно ждать»
2 Февраля 2021, 13:31

В прокат вышел дебютный фильм Полины Ольденбург «Корпорация Ad Libitum» — история журналиста, который в ходе расследования натыкается на загадочную организацию, связанную со смертями очень влиятельных бизнесменов.

Начальницу чересчур любознательного Пинкертона сыграла одна из самых ярких актрис нашего кино — Кристина Бабушкина.

— Кристина, в фильме Полины Ольденбург три героини. Одна из них — творческая личность, живущая только искусством и не способная сварить пачку пельменей. Для второй нет большего кошмара в жизни, чем отпустить из дома своего мужчину без завтрака. И третья — редактор телевидения, для которой нет ничего важнее работы (ее как раз играете вы). Это три разных женских психотипа (и три разные модели поведения). А какой из этих психотипов вам ближе всего?

— Мне, конечно, хотелось бы стремиться к совершенству и объединить в себе все три типа личности… Кстати, даже поговорка такая есть: «Женщина должна быть хозяйкой на кухне, королевой в гостях…»

— «И в постели — блудницей».

— Точно! Поэтому, мне кажется, нужно искать гармонию. Что б на работе была работа, дома — семья, а с любимым — любовь. И чтобы про искусство тоже никто не забывал. Вот тогда в женщине все будет органично — и не будет необходимости выбирать какой-то один из трех вариантов.

— Кстати, никогда не понимала, почему сценаристы до сих пор ставят своих героинь перед жестким выбором: или дом, или карьера. Мне кажется, что многие женщины давно научились находить баланс между тем и другим. И вы — одна из тех, кому это удается…

— Я пытаюсь. Иногда, конечно, очень сложно найти для этого какие-то внутренние ресурсы и, к примеру, после спектакля говорить с ребенком о кровообращении (которое она сейчас изучает в школе). Но ничего! — ты собираешься с силами, что-то вспоминаешь, ищешь литературу — и общаешься с дочкой.

— Кристина, ваша героиня в «Корпорации Ad libitum» — журналистка, круглосуточно живущая на работе. Вам, как актрисе, свойственна такая вовлеченность в профессию?

— А я не из тех, кто разделяет жизнь и профессию. Мне кажется, что если ты всерьез увлечен каким-то делом — даже не важно, каким — то ты живешь им 24 часа в сутки. Не могу представить, что я провожу шесть часов на репетиции, отыгрываю спектакль, а потом приезжаю домой — и обо всем забываю. Нет, так не бывает. Ты все время существуешь внутри какого-то проекта. И знаете, по степени твоей вовлеченности можно даже судить, талантливый ты человек или нет. Тем не менее, я иногда здорово завидую тем, кто может легко отработать положенные по расписанию восемь часов, потом выключить свет в рабочем кабинете и ни о чем больше не думать.

— Если честно, лично у меня никогда так не получалось…

— Конечно, не получается! Ты постоянно прокручиваешь в голове все то, над чем ты сейчас работаешь. Поэтому научиться бы нам отключаться! Но нет, не выходит…

— Кристина, и снова о фильме. Его, при желании, можно трактовать как историю о богатых и знаменитых. О богатых/знаменитых был и ваш предыдущий проект — сериал «Беспринципные»…

— А мне кажется, что разница между ними огромная! Сериал «Беспринципные» — это, грубо говоря, сборник фельетонов. Тогда как «Корпорация Ad libitum» — это эссе-рассуждение, в котором Полина очень серьезно философствовала на те темы, которые для нее важны.

— А чем все-таки «Корпорация Ad libitum» вас зацепила?

— Наверное, это прозвучит слишком по-девичьи, но все, что делает Полина Ольденбург, я очень люблю. Сколько в ней энергии творческой! И ты эту энергию чувствуешь, когда видишь ее картины, когда слушаешь ее песни или когда просто с ней разговариваешь. Она необыкновенный человек! И я очень рада, что она написала сценарий и позвала меня сняться в своем фильме — для меня это настоящий подарок. Правда, кому-то может показаться, что в ее «Корпорации» много женского, но лично я бы так не сказала…

— Как раз хотела вас спросить по поводу «женского кино». Споры о нем начались еще лет пять-десять назад, тем не менее, до сих пор никто не может толком сказать, есть ли какие-то особенности у так называемой «женской режиссуры»…

— А я бы не делила режиссеров по гендерной принадлежности. Да, женщин, которые снимают кино, сегодня больше, чем раньше. Да и к писательницам, поэтессам, художницам это тоже относится. Но послушайте! — есть люди талантливые, а есть НЕ талантливые. И тех, и других много как среди мужчин, так и среди женщин. Потому что талант не зависит от пола. С другой стороны, мне очень нравится, что мы отказались от стереотипного восприятия режиссерской профессии как сугубо мужской. Хотя у меня, кстати, никогда не было предубеждений такого рода. Я никогда не думала: «Ой, этот фильм снимает женщина-режиссер, я в нем сниматься не буду». Да и никто из актеров так не думает, как мне кажется.

— Кристина, вы начали сниматься лет двадцать назад. Процесс съемок сильно изменился за это время?

— Ого, какой вопрос! В двух словах и не скажешь. Но я бы сказала, что тут очень многое зависит от восприятия. Двадцать лет назад кино было для меня — вчерашней студентки — сказочным и волшебным действом. И в съемочной площадке было нечто завораживающее. Сейчас, конечно, многое по-другому: для меня гораздо важнее творческая составляющая. При этом на площадке я все равно остаюсь прежде всего артисткой, и ни в какие другие процессы стараюсь не влезать. Но, конечно, наш кинематограф растет: это заметно даже по тому, как меняется работа продюсеров, технических групп и других цехов.

— Кстати, один из признаков такого роста — это наши попытки осваивать новые жанры…

— Конечно. Взять хоть прошлый год: благодаря коронавирусу начал формироваться тип съемки — в зуме или по скайпу. Активно развиваются сериалы-коротыши, а также проекты, которые делаются для онлайн-платформ или даже социальных сетей. Плюс у нас очень сильно меняется молодежь. Им нужно постоянно переключаться: для них сконцентрироваться на чем-то минут пятнадцать — это уже долго, уже много времени потрачено. Поэтому, естественно, на первый план выходят короткие формы — рассказы, короткие метры… Короткометражки, кстати, сейчас снимаются все чаще и чаще — и это здорово, такого раньше не было. А еще сегодня можно просто взять телефон, выйти на улицу — и сделать свое кино. И если оно потом выстрелит на каком-нибудь фестивале, то тебе могут предложить снять уже серьезную большую картину. Поэтому мне кажется, что кинематограф стал гораздо более доступен, чем раньше. И более мобилен, что тоже важно.

— Кристина, я заметила, что онлайн-сериалов в вашей фильмографии становится все больше: только в прошлом году вышли «Беспринципные», «Псих», «Мертвые души» и «Проект «Анна Николаевна». А как вам кажется, онлайн-проекты чем-то отличаются от тех сериалов, которые снимаются для традиционного телевидения?

— Сейчас мой ответ рассорит меня с федеральными каналами (Смеется). Но если серьезно, то по моим ощущениям, главное отличие в том, что платформы чуть смелее в своих желаниях. Да и работают там креативные люди, нацеленные на нестандартные результаты и готовые рисковать. Поэтому актерам на таких проектах очень интересно работать. С другой стороны, федеральные каналы ориентируются на немного другую аудиторию, которая хорошо знает и любит именно их формат. Поэтому то, что они делают, тоже востребовано.

— И не могу не спросить по поводу ролей. Как правило, вас приглашают на роли комедийного плана. Как бороться с таким типажным видением режиссеров и кастинг-директоров?

— Ох, да никак ты с этим не поборешься. Такая уж судьба актерская. (Улыбается) Единственное, что ты можешь и должен делать — это всегда держать себя в форме и быть готовым к каким-либо испытаниям. Мне вообще кажется, что наша профессия — это умение достойно ждать. Потому что в любой момент тебя могут позвать на какую-то важную для тебя роль. А ты не готов, ты не в форме, ты себя запустил, ты не в тренинге, не в профессии. И тогда этот шанс может от тебя уйти. Поэтому актер обязан всегда быть наготове.

А что касается стереотипного мышления… Знаете, по-разному бывает. И иногда с точностью до наоборот. Иногда предлагают что-то совсем неожиданное. У меня так было с «Кровавой барыней» Егора Анашкина, куда меня позвали сыграть Авдотью. Я очень долго от нее отказывалась, говорила, что не собираюсь играть каких-то девок… То есть как раз сработало мое предубеждение, а не чье-то еще. Но потом меня буквально заставили прочитать сценарий, и я поняла, что это не просто роль, а подарок для любой артистки. И теперь это одна из любимых моих работ.

И кстати, не могу сказать, что у меня только комедийные роли: драматических тоже довольно много. Поэтому нет-нет, и что-то случается в моей профессии, чудо какое-то — и тогда я невероятно счастлива.

— А что бы хотелось сыграть сильнее всего?

—Знаете, очень хочется окунуться в какую-то биографичную историю, сыграть необычную женщину с большой и интересной судьбой. К примеру, женщину-дирижера. У нас ведь их было не так уж много. Тем не менее, они были — та же Вероника Дударова. Так почему бы не снять о них фильм?

— Кристина, и напоследок не могу не спросить еще вот о чем. Мой рост — 182 см…

— Ой, да вы что! Класс!!! (Смеется).

— И у меня было довольно много профессий, но рано или поздно в каждой из них появлялись проблемы, связанные именно с ростом. А вы — одна из самых высоких актрис, каких я знаю…

— Хотите спросить, как мы с этим справляемся? (Смеется). Если честно, то сейчас я уже отношусь к этому с юмором, хотя раньше невероятно стеснялась... Но что твое – твоим прибудет. Да, на какие-то роли меня не утверждали. И только из-за того, что я выше партнера. Но, к примеру, был у меня фильм «Черные волки». И там нужно было сыграть сцену с Сергеем Безруковым, который, естественно, меня ниже. А сцена такая… эм… совратительная. Но мы нашли выход из положения. Режиссер Дмитрий Константинов придумал, что я вначале снимаю обувь с Сергея, потом аккуратно сажусь к нему на коленочки, и таким образом разницы в росте никто даже не замечает. То есть, когда это твой материал, когда режиссер очень хочет с тобой работать, то любую проблему, в принципе, можно решить.

А еще я помню, как подшучивал надо мной Олег Павлович Табаков, говоря: «Я не буду с ней вместе выходить на поклон, она каланча!». Но при этом всегда брал меня за руку — и мы шли кланяться вместе. Так что, на самом деле, у меня много разных историй, связанных с ростом, но сейчас я их воспринимаю позитивно и с юмором.

Кристина Бабушкина — актриса Московского художественного театра им. А. П. Чехова, выпускница Школы-студии МХАТ (курс О.Табакова). Известна по таким проектам как «Беспринципные», «Духless 2», «Кровавая барыня», «Я не такой! Я не такая!», «Оптимисты» и т.д.

Вера Алёнушкина

Фильм «Корпорация Ad Libitum» в прокате с 21 января

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни