Книжный рынок: финансовый крах и призрак национализации

Литература

Книжный рынок: финансовый крах и призрак национализации
22 Апреля 2020, 11:51

18 апреля правительство России снова расширило список отраслей, финансово пострадавших из-за ситуации с коронавирусной инфекцией, и наконец-то внесло в него книги и печатную прессу. Помогут ли эти меры книжной отрасли, которую коронавирус практически лишил кислорода — выясняла «Культуромания».


Сравнение происходящего в книгопечатной сфере с последствиями коронавирусной инфекции для больного на ИВЛ вполне отражает действительность, но большинство издательств называет происходящее просто — «конец света». Глава издательства «Росмэн» Борис Кузнецов нашел другую формулировку. Он рассказал «Культуромании», что в отрасли происходит страшное падение.

— Коммерция остановлена. Практически обнулена книжная торговля в оффлайне. Если говорить о книгах, как о рынке, то из-за коронавируса книжный рынок сократился процентов на 70. Книжная индустрия находится в предощущении краха, — говорит он.

Ему вторит генеральный директор издательства «Фантом-пресс» Алла Штейнман.

— Я бы сказала, что индустрия находится в зоне тяжелой турбулентности и полнейшей неопределенности. Впрочем, как у всех. Сейчас основные продажи это — электронные книги и онлайн-продажи. Там заметный рост. Но так как обычно объем продаж электронных книг занимает небольшой процент, то этот рост хоть и приятен, но решить финансовые проблемы издательства не сможет. Продажи аудиокниг тоже немного просели. Это и понятно: в мегаполисах люди привыкли слушать аудиокниги, в основном, в машине, во время прогулок или занятий фитнесом. Так как в режиме самоизоляции двигаться решительно некуда, кроме как к холодильнику и дивану, поэтому аудиокниги расходятся чуть медленнее, чем в обычное время. Бумажные книги продаются только через онлайн-магазины — «Лабиринт», Wildberries, «Озон», и некоторые другие, и у них приличный прирост, что радует.

Но издательства, делавшие ставку на небольшие тиражи и онлайн-дистрибуцию, переносят кризис гораздо легче и смотрят в будущее со сдержанным оптимизмом. Например, так считает руководитель платформы RuGram, входящей в ПАО «Т8 Издательские Технологии», Диана Смирнова.

— Не возьму на себя смелость заявить, что есть колоссальный провал в отрасли. Здесь надо понимать, о каком сегменте мы говорим в каждый конкретный момент времени. В сегменте больших издательских проектов, которые продаются в оффлайновых сетях и для которых очень важна традиционная технология продаж -— выкладки и презентации в книжных магазинах — провал. А вот объем онлайн продаж сохранился и даже вырос, — говорит г-жа Смирнова.

Руководитель RuGram уверена, что компания выбрала правильную стратегию три года назад, когда сделала ставку на онлайн-дистрибуцию и небольшие тиражи.

— Технология, которую мы сегодня реализуем на платформе RuGram, — это небольшие тиражи с регулярной автоматической допечатью в типографии, входящей в контур компаний «Т8». Поэтому приобретает огромное значение эффективное взаимодействие с сервисами онлайн-дистрибуции, такими как «Лабиринт», «Озон», Wildberries, которые сегодня становятся крупнейшим хабом, — говорит г-жа Смирнова. — Благодаря такой стратегии мы выживаем эффективнее, чем другие издательства, сейчас у нас более 20 000 книжных позиций, которые постоянно присутствуют на рынке.

По ее словам, так как книжные магазины оказались закрыты, издатели на самом деле столкнулись с серьезнейшей проблемой отсутствия традиционного канала дистрибуции. Поэтому в поддержку отрасли написано множество писем и петиций. В итоге, 18 апреля книжная отрасль была внесена в перечень отраслей экономики, наиболее пострадавших из-за ситуации с коронавирусной инфекцией.

— Будем мониторить информацию о мерах поддержки, изучать нормативные документы. Правда, боюсь, проблему выживания отрасли в виде традиционной модели эти меры не решат, — говорит г-жа Смирнова.

С ней соглашается глава «Фантом-пресс» Алла Штейнман, которая сомневается в том, что внесение книжной отрасли в список наиболее пострадавших отраслей, поддержит книжную индустрию.

— Мы подписали многочисленные письма в адрес главы правительства Мишустина, и наконец 18 апреля правительство наконец-то частично сдало позиции и внесло книжную розницу в список отраслей, наиболее пострадавших от эпидемии коронавируса. Издательский бизнес не признан пострадавшей отраслью. Сильно ли поможет эта мера поддержки оффлайну? Сомневаюсь. Полагаю, что максимальная помощь, которая будет — снизится социальный налог, который собираются снизить всем и попросят арендодателей на время отодвинуть платежи. Это очень условная помощь, которая поможет на несколько месяцев, а потом по-любому нужно будет платить, — делится г-жа Штейнман. Боюсь, когда ситуация с коронавирусом успокоится, мы увидим отрасль в руинах и уж тогда будем их дружно разгребать. Но точно без помощи государства, у которого никогда нет денег на культуру, только на нефть и ракеты.

Поможет ли остановить апокалипсис в отдельно взятой отрасли расширение правительством списка отраслей, финансово пострадавших от коронавируса, — вопрос спорный. По сути это решение лишь позволяет предпринимателям приостановить условия кредитных обязательств, обратившись в банк.

Что можно в такой ситуации сделать?

Диана Смирнова считает, что в ситуации кризиса, когда карантинные мероприятия привели к фактическому сокращению спроса на печатную книжную продукцию, бизнесу необходима поддержка государства.

— Нужна финансовая поддержка, эффективные банковские механизмы, отсрочки регулярных платежей. Отсутствие компенсаций текущих расходов компаний приведет к тому, что основные игроки могут уйти с рынка. Это будет потеря для всей отрасли, — делится с «Культуроманией» собеседница. — Да, онлайн-дистрибуция выходит на первые позиции, но это не говорит о том, что индустрия будет работать в прежнем докризисном объеме. Традиционные книжные магазины поддерживают книжную отрасль в том виде, в котором мы привыкли ее видеть, и их закрытие приводит к падению потребительского спроса, а, значит, к возникновению финансовых проблем у издательского бизнеса.

С другой стороны, издательства в ситуации кризиса вынуждены искать новые подходы к покупателю, используя электронные сервисы.

— Многие книжные новинки стали появляться в виде e-book или аудиокниг на сервисах Storytel, Литрес и Bookmate, это новый канал дистрибуции книжного контента. Скорее всего, кризис приведет к росту объемов продаж именно на таких площадках, — говорит г-жа Смирнова.

— Но бумажные книги нужно спасать все равно.

Ожидая помощи от государства, издатели смотрят на опыт западных стран, где выделяются средства малому и среднему бизнесу в попытке смягчить последствия кризиса. Так, Алла Штейнман полагает, что нашему правительству стоило бы выплатить малому бизнесу реальные зарплаты сотрудников.

— Государство могло бы помочь отменой части налогов, возместить малому бизнесу зарплаты хотя бы за апрель-май. Не вот эти смешные 12 000, а реальные зарплаты. Весь цивилизованный мир так делает. Американцам всем выплатили по 1200 долларов. В Германии — по 600 евро. Государство могло бы приоткрыть резервный фонд, который и состоит из наших налогов, — говорит глава «Фантом пресс».

Но у государства могут быть свои виды «на спасение». По рынку циркулируют слухи о возможности национализации крупных издательств. Тем более, что 2 апреля глава Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков опубликовал на сайте организации письмо, адресованное премьер-министру Михаилу Мишустину, в котором предложил разработать механизм национализации важных для экономики предприятий.

Сходной точки зрения придерживается писатель Игорь Шнуренко.

— Письма издателей о помощи, адресованные правительству, — это признание того факта, что без государства им не обойтись. Вопрос в том, какая это может быть помощь. Если подразумевается простое вливание денег в отрасль при сохранении нынешнего положения вещей, едва ли это принесет какую-то пользу, — сказал он «Культуромании».

По мнению Шнуренко, книжная отрасль в России фактически монополизирована группой компаний ЭКСМО-АСТ. Поэтому переход под контроль государства крупных книготорговых сетей и крупных сетей распространения помог бы рынку, сделав его более независимым.

— Эта группа компаний агрессивно пользуется монопольным положением при продвижении своей продукции, диктует на рынке цены, в том числе и независимым издателям, потому что ЭКСМО-АСТ принадлежат склады и сети распространения книг.

Я считаю, что верным решением был бы переход под контроль государства крупных книготорговых сетей и крупных сетей распространения. Я понимаю национализацию прежде всего в этом смысле. Все книжные магазины должны быть открыты при первом же ослаблении мер карантина, при этом независимые, прежде всего мелкие издательства должны получить доступ на полки. Пусть читатели, а не топ-менеджеры ЭКСМО, решают, что покупать, — считает писатель. — И в любом пакете помощи важно предусмотреть и материальную помощь авторам.

Диана Смирнова считает, что вряд ли такая мера принесет плоды.

— Инструментов поддержки отрасли немного, нужно думать об их расширении, но вряд ли стоит всерьез говорить о национализации, к которой призвал 2 апреля глава Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков. Сложно вообще дискутировать о вопросах национализации в условиях рыночной экономики, — говорит она.

А вот генеральный директор издательства «Росмэн» считает национализацию недопустимой.

— Я считаю, что эта мера абсолютно неприемлема. Это был бы путь к закрытию книжного рынка. Я бы просто ушел с рынка, если бы начались какие-то национализации. Во-первых, бизнесу это не поможет, а наоборот, в перспективе только ухудшит ситуацию. А во-вторых, в контролируемой отрасли работать и жить совсем не хочется, — делится он.

Писатель и главный редактор газеты «Культура» Петр Власов считает, что национализация – в смысле финансовой помощи государства в обмен на часть активов -- будет иметь смысл только в том случае, если в итоге рынок литературы станет «гораздо более качественным по содержанию и гораздо менее переводным по названиям», если государство имеет планы создать условия для возрождения «большой» отечественной литературы. «Мы должны вернуться к настоящей литературе, возродить качественную литературную критику, уйти от вторичности и халтуры в литературном процессе. Если государство станет совладельцем книжного бизнеса и будет впаривать населению тот адский трэш, которого сегодня издают процентов 60-70, с моральной точки зрения ситуация станет еще более плачевной. Если государство займется этим, нужно будет обязательно менять редакционную политику», — говорит он.

Елена Сердечнова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни