Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»

Кино-театр

Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»
28 Декабря 2021, 14:22

Одним из самых резонансных проектов, представленных на фестивале «Пилот», стал сериал «Отец Сергий»: шоу попало в эпицентр зрительского внимания и получило специальный приз «За мастерское смешение жанров». Теперь же проект готовится к старту на онлайн-платформе KION, правда, под новым названием — «Сергий против нечисти».

Это история патлатого священника-расстриги (Роман Маякин), который охотится за ведьмами, колдунами и вурдалаками. Ему пытается помешать бравая сотрудница полиции (Лукерья Ильяшенко), однако вскоре переходит на его сторону и становится его ученицей. Другие подробности — в разговоре с режиссером проекта Кириллом Кузиным.

— Кирилл, KION презентует сериал «Сергий против нечисти» как очень необычный проект…

— Необычна прежде всего его форма: в нем 6 серий по 15 минут. Для меня это оказалось своего рода вызовом, потому что каждый эпизод — это кейс, который нужно было раскрыть за такой ограниченный хронометраж. К тому же, проект требовалось выстроить так, чтобы у зрителя был выбор: смотреть ли ему все серии по отдельности, или выбрать полнометражную версию. Ну, а в остальном… Если вы видели мою фильмографию, вы знаете, что у меня уже было много разных приключений. Так что в этот раз я чувствовал себя совершенно свободно. Да и команда подобралась фантастическая. 

— Но вы же до этого считались комедиографом. И вдруг ведьмы, вампиры и прочие потусторонние сущности…

— Ну, стопроцентным комедиографом меня, наверное, назвать было сложно: к примеру, «Лондонград», над которым я тоже работал, это вообще другой жанр. Но тут же вопрос ремесла: понятно, что сапоги и ботинки — не одно и то же, но ведь это все равно обувь. Поэтому, если ты владеешь своей профессией, ты в состоянии снять что угодно. 

— Как бы то ни было, «Сергий против нечисти» — это микс из черной комедии, мистики и детектива. Кстати, что думаете по поводу такого смешения жанров?

— Я в первую очередь хорошо отношусь к тому, что онлайн-платформы, и, в частности KION, дают возможность экспериментировать. Ведь нам практически развязали руки! И, кстати, недаром сейчас говорят о том, что наши сериалы скачками догоняют крупные международные стриминги: это как раз благодаря тому, что у нас появляются проекты такого рода — смелые и нестандартные.

— Но какой-то из жанров «Сергия…» является приоритетным для вас? Или они настолько взаимозависимы, что их сложно отделить друг от друга?

— Они в связке, да. Но в этом нет ничего необычного: в повседневной жизни, в течение одного и того же дня мы улыбаемся, грустим и пугаемся (к примеру, если вдруг машина проехала рядом). Так что и на этапе написания сценария, и на съемочной площадке мы легко вплетали шутки в те сцены, где герои подвергались опасности, и наоборот…

— Кстати, есть мнение, что чистых жанров больше не существует… 

— Я бы так не сказал: чисто жанровые истории пока никуда не исчезли. Другое дело, что зритель сейчас очень насмотрен, поэтому смешение жанров — это один из тех крючков, на который производители контента пытаются его поймать (улыбается). И мы не исключение.

— Кирилл, тогда давайте я вас тоже поймаю — на слове. Вы назвали «Сергия» смелым проектом…

—Если вы думаете, что я говорил о какой-то религиозной подоплеке, то вы ошибаетесь. Просто потому, что ее там нет. У нас белое — это белое, черное — это черное. А смелость как раз в том, что мы экспериментировали с жанровыми сочетаниями, с алгоритмами и с динамикой. К примеру, в большинстве сериалов средний хронометраж одной сцены — две/две с половиной минуты. У нас как минимум вдвое меньше: от минуты до тридцати секунд. Так что мы гнали историю вперед и дрались за внимание зрителя. И, кстати, если бы мы в таком жестком монтаже и в такой жесткой смене кадров сняли бы 10 серий по 50 минут, то у многих к концу сериала начала бы болеть голова. Так что одной из наших главных задач было не превратить «Сергия» в клип, а все-таки раскрыть характеры и сделать так, чтобы персонажей зрители полюбили. Ну и не стоит забывать о том, что «Сергий» — это фантастическая история; сказка, если хотите. И относиться к ней надо именно так.

— Но вот для меня смелость этой истории в неоднозначности центрального персонажа: с одной стороны, он священник (хотя и бывший), а с другой — патлатый бродяга, любитель алкоголя и девушек… 

— Он воин света. И не важно, есть ли у него сан, или нет: если бы он был офицером МВД или капитаном дальнего плавания, он так же гонялся бы за нечистью. Ничего бы не изменилось. Это его предназначение.

— Тем не менее, этот воин света ведет себя, как Мальчиш-плохиш: курит, пьет, матерится... 

—Знаете, есть у нас один артист, которого все мы любим: он Священник Русской Православной Церкви, временно отстранённый от служения по собственному желанию.

Так вот: это не мешает ему быть отличным актером, продюсером и сценаристом, а также отцом большего количества детей и т.д. То есть он человек абсолютно светлый. А тот факт, что он может иногда выпить, не делает его темным. Так же и наш герой: он пьет, но это его своеобразный способ защиты. Ведь чтобы вырвать у колдуньи зубы (которую иначе не победить) нужна особая смелость… 

— Кстати, о зубах и колдуньях. Сергий ведет себя со старушкой-ведьмой, мягко скажем, не совсем «политкорректно»: вступает с ней в рукопашную, обзывает и т.д. Не было ли опасения, что такие сцены могут кого-нибудь оскорбить?

— Нет, что-то я за собой такого не помню. Потому что старушка-колдунья детишек кушала. А я любую бабушку-ведьму, кушающую детишек, ни на секунду не пожалею. 

— То есть «хулиганство» такого рода вас не пугало? 

— Нет, я же сразу сказал, что белое — это белое, черное — черное. Не хочется серым быть. И желтым тоже (улыбается). Зло должно погибнуть. Добро должно остаться. Как и любовь. 

— А то, что «Сергий против нечисти» — это веб-сериал, как-то влияло на вашу работу? Вообще, съемочная площадка веб-сериала отличается от площадки полнометражного фильма? 

— В моем случае, нет. У нас были шикарные специалисты (операторская группа, художники, продюсеры), нормальный бюджет (не скажу, что огромный, но вполне нормальный). Да и работали мы по тем же формулам, по которым делается большое кино. Я, кстати, вообще не умею снимать по десять минут экранного времени в день… 

— Некоторые сериалы как раз на такой скорости и снимаются… 

— Я знаю, да. Но в таком режиме работа с артистами практически невозможна. А здесь мы с актёрами тщательно разбирали каждую сцену, что-то усмешняли, что-то усложняли. Так что съемочный процесс был довольно насыщенным. Плюс у нас было много трюков, да и некоторые объекты оказались совсем непростыми. Например, в подземку наша съемочная группа спускалась полтора часа. 

— Но ведь у формата веб-сериала наверняка есть какие-то преимущества… 

— Для аудитории — думаю, да. Особенно, если у человека развито клиповое мышление. Хотя сегодня есть дети, которым даже клип до конца досмотреть тяжело: они привыкли к форматам тридцатисекундного видео, которые сейчас господствуют в соцсетях. И если мы хотим перетащить этих детей на территорию чего-то более серьезного, то проще начинать с пятнадцатиминутных историй. (Правда, для этого важно, чтобы на протяжении всей серии было множество крючочков, позволяющих удержать зрительское внимание). Так что веб-сериал — вполне удобный формат, чтобы из коротких форм перейти (или вернуться) в большое кино. Впрочем, мне кажется, спрос на короткие истории в любом случае никуда не исчезнет… 

— Этот спрос будет расти?  

— Да, будет. Потому что короткие форматы, как более простые, воспринимаются легче. А я, как зритель, всегда хочу иметь выбор: сегодня мне хочется подумать о чем-то серьезном, а завтра просто «потупить» перед экраном, посмеяться или поплакать. И это нормально.

— Хорошо, но ведь сегодняшние дети, неспособные досмотреть до конца клип, скоро вырастут и станут основной аудиторией. Что будет тогда с большим кино? 

— У меня есть ощущение, что все идет либо к интерактивности, либо к объединению с играми. То есть, через какое-то время можно будет поехать, условно говоря, на Савеловский рынок, купить диски с Арнольдом Шварценеггером и Брэдом Питтом, засунуть их в какую-то консоль, надеть шлем и начать у себя в голове сочинять свое собственное кино. Правда, делать это мы будем под присмотром либо искусственного интеллекта, либо глобальных корпораций, которые будут такие проекты производить. И случится это, естественно, не в ближайшие 50 лет… 

— Не самая радужная перспектива. Ведь в такой ситуации ни режиссер, ни сценарист уже не нужны. А значит, даже понятие Художник/Творец постепенно исчезнет… 

— Нет-нет, кино как искусство не умрет, оно останется навсегда. Мы его слишком любим! К тому, же создание своих собственных историй в виртуальном шлеме требует определенных усилий, а мы, когда дело касается времяпрепровождения, давно уже стали потребителями. Да и продукт, который выдает крупная корпорация, всегда будет на шаг мощнее, чем фантазия обывателя. Потому что обыватель один, а условную «Дюну» создают, как минимум, 4 000 человек.

— Кирилл, тогда напоследок давайте вернемся к вам. В одном из ваших интервью вы сказали, что ваш первый фильм был настоящим приключением. Это ощущение приключения вам удалось сохранить? 

— Да! Но для этого каждый новый проект, за который ты берешься, должен содержать не просто какую-то художественную задачу, а нечто такое, что тебя завораживает и ведет за собой. Тогда любые трудности ты будешь воспринимать как этап своего развития — и они действительно превратятся в самое настоящее приключение. 

 

Вера Алёнушкина  

Фото: Ермоленко Евгений Владимирович, публикуется с разрешения автора

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»

<h2> Одним из самых резонансных проектов, представленных на фестивале «Пилот», стал сериал «Отец Сергий»: шоу попало в эпицентр зрительского внимания и получило специальный приз «За мастерское смешение жанров». Теперь же проект готовится к старту на онлайн-платформе KION, правда, под новым названием — «Сергий против нечисти». </h2> <p> Это история патлатого священника-расстриги (Роман Маякин), который охотится за ведьмами, колдунами и вурдалаками. Ему пытается помешать бравая сотрудница полиции (Лукерья Ильяшенко), однако вскоре переходит на его сторону и становится его ученицей. Другие подробности — в разговоре с режиссером проекта Кириллом Кузиным. </p> <p> <b>— Кирилл, KION презентует сериал «Сергий против нечисти» как очень необычный проект… </b> </p> <p> — Необычна прежде всего его форма: в нем 6 серий по 15 минут. Для меня это оказалось своего рода вызовом, потому что каждый эпизод — это кейс, который нужно было раскрыть за такой ограниченный хронометраж. К тому же, проект требовалось выстроить так, чтобы у зрителя был выбор: смотреть ли ему все серии по отдельности, или выбрать полнометражную версию. Ну, а в остальном… Если вы видели мою фильмографию, вы знаете, что у меня уже было много разных приключений. Так что в этот раз я чувствовал себя совершенно свободно. Да и команда подобралась фантастическая.  </p> <b> </b> <p> <b> — Но вы же до этого считались комедиографом. И вдруг ведьмы, вампиры и прочие потусторонние сущности… </b> </p> <p> — Ну, стопроцентным комедиографом меня, наверное, назвать было сложно: к примеру, «Лондонград», над которым я тоже работал, это вообще другой жанр. Но тут же вопрос ремесла: понятно, что сапоги и ботинки — не одно и то же, но ведь это все равно обувь. Поэтому, если ты владеешь своей профессией, ты в состоянии снять что угодно.  </p> <p> <b> — Как бы то ни было, «Сергий против нечисти» — это микс из черной комедии, мистики и детектива. Кстати, что думаете по поводу такого смешения жанров? </b> </p> <p> — Я в первую очередь хорошо отношусь к тому, что онлайн-платформы, и, в частности KION, дают возможность экспериментировать. Ведь нам практически развязали руки! И, кстати, недаром сейчас говорят о том, что наши сериалы скачками догоняют крупные международные стриминги: это как раз благодаря тому, что у нас появляются проекты такого рода — смелые и нестандартные. </p> <p> <b>— Но какой-то из жанров «Сергия…» является приоритетным для вас? Или они настолько взаимозависимы, что их сложно отделить друг от друга? </b> </p> <p> — Они в связке, да. Но в этом нет ничего необычного: в повседневной жизни, в течение одного и того же дня мы улыбаемся, грустим и пугаемся (к примеру, если вдруг машина проехала рядом). Так что и на этапе написания сценария, и на съемочной площадке мы легко вплетали шутки в те сцены, где герои подвергались опасности, и наоборот… </p> <p> <b>— Кстати, есть мнение, что чистых жанров больше не существует…</b>  </p> <p> — Я бы так не сказал: чисто жанровые истории пока никуда не исчезли. Другое дело, что зритель сейчас очень насмотрен, поэтому смешение жанров — это один из тех крючков, на который производители контента пытаются его поймать (улыбается). И мы не исключение. </p> <p> <b>— Кирилл, тогда давайте я вас тоже поймаю — на слове. Вы назвали «Сергия» смелым проектом… </b> </p> <p> —Если вы думаете, что я говорил о какой-то религиозной подоплеке, то вы ошибаетесь. Просто потому, что ее там нет. У нас белое — это белое, черное — это черное. А смелость как раз в том, что мы экспериментировали с жанровыми сочетаниями, с алгоритмами и с динамикой. К примеру, в большинстве сериалов средний хронометраж одной сцены — две/две с половиной минуты. У нас как минимум вдвое меньше: от минуты до тридцати секунд. Так что мы гнали историю вперед и дрались за внимание зрителя. И, кстати, если бы мы в таком жестком монтаже и в такой жесткой смене кадров сняли бы 10 серий по 50 минут, то у многих к концу сериала начала бы болеть голова. Так что одной из наших главных задач было не превратить «Сергия» в клип, а все-таки раскрыть характеры и сделать так, чтобы персонажей зрители полюбили. Ну и не стоит забывать о том, что «Сергий» — это фантастическая история; сказка, если хотите. И относиться к ней надо именно так. </p> <p> <b> — Но вот для меня смелость этой истории в неоднозначности центрального персонажа: с одной стороны, он священник (хотя и бывший), а с другой — патлатый бродяга, любитель алкоголя и девушек… </b> </p> <p> — Он воин света. И не важно, есть ли у него сан, или нет: если бы он был офицером МВД или капитаном дальнего плавания, он так же гонялся бы за нечистью. Ничего бы не изменилось. Это его предназначение. </p> <p> <b> — Тем не менее, этот воин света ведет себя, как Мальчиш-плохиш: курит, пьет, матерится</b><b>...  </b> </p> <p> —Знаете, есть у нас один артист, которого все мы любим: он Священник Русской Православной Церкви, временно отстранённый от служения по собственному желанию. </p> <p> Так вот: это не мешает ему быть отличным актером, продюсером и сценаристом, а также отцом большего количества детей и т.д. То есть он человек абсолютно светлый. А тот факт, что он может иногда выпить, не делает его темным. Так же и наш герой: он пьет, но это его своеобразный способ защиты. Ведь чтобы вырвать у колдуньи зубы (которую иначе не победить) нужна особая смелость…  </p> <b> </b> <p> <b> — Кстати, о зубах и колдуньях. Сергий ведет себя со старушкой-ведьмой, мягко скажем, не совсем «политкорректно»: вступает с ней в рукопашную, обзывает и т.д. Не было ли опасения, что такие сцены могут кого-нибудь оскорбить? </b> </p> <p> — Нет, что-то я за собой такого не помню. Потому что старушка-колдунья детишек кушала. А я любую бабушку-ведьму, кушающую детишек, ни на секунду не пожалею.  </p> <p> <b> — То есть «хулиганство» такого рода вас не пугало? </b> </p> <p> — Нет, я же сразу сказал, что белое — это белое, черное — черное. Не хочется серым быть. И желтым тоже (улыбается). Зло должно погибнуть. Добро должно остаться. Как и любовь.  </p> <p> <b> — А то, что «Сергий против нечисти» — это веб-сериал, как-то влияло на вашу работу? Вообще, съемочная площадка веб-сериала отличается от площадки полнометражного фильма?  </b> </p> <p> — В моем случае, нет. У нас были шикарные специалисты (операторская группа, художники, продюсеры), нормальный бюджет (не скажу, что огромный, но вполне нормальный). Да и работали мы по тем же формулам, по которым делается большое кино. Я, кстати, вообще не умею снимать по десять минут экранного времени в день…  </p> <p> <b>— Некоторые сериалы как раз на такой скорости и снимаются… </b> </p> <p> — Я знаю, да. Но в таком режиме работа с артистами практически невозможна. А здесь мы с актёрами тщательно разбирали каждую сцену, что-то усмешняли, что-то усложняли. Так что съемочный процесс был довольно насыщенным. Плюс у нас было много трюков, да и некоторые объекты оказались совсем непростыми. Например, в подземку наша съемочная группа спускалась полтора часа.  </p> <p> <b>— Но ведь у формата веб-сериала наверняка есть какие-то преимущества…  </b> </p> <p> — Для аудитории — думаю, да. Особенно, если у человека развито клиповое мышление. Хотя сегодня есть дети, которым даже клип до конца досмотреть тяжело: они привыкли к форматам тридцатисекундного видео, которые сейчас господствуют в соцсетях. И если мы хотим перетащить этих детей на территорию чего-то более серьезного, то проще начинать с пятнадцатиминутных историй. (Правда, для этого важно, чтобы на протяжении всей серии было множество крючочков, позволяющих удержать зрительское внимание). Так что веб-сериал — вполне удобный формат, чтобы из коротких форм перейти (или вернуться) в большое кино. Впрочем, мне кажется, спрос на короткие истории в любом случае никуда не исчезнет…  </p> <p> <b> — Этот спрос будет расти?</b>   </p> <p> — Да, будет. Потому что короткие форматы, как более простые, воспринимаются легче. А я, как зритель, всегда хочу иметь выбор: сегодня мне хочется подумать о чем-то серьезном, а завтра просто «потупить» перед экраном, посмеяться или поплакать. И это нормально. </p> <p> <b>— Хорошо, но ведь сегодняшние дети, неспособные досмотреть до конца клип, скоро вырастут и станут основной аудиторией. Что будет тогда с большим кино?  </b> </p> <p> — У меня есть ощущение, что все идет либо к интерактивности, либо к объединению с играми. То есть, через какое-то время можно будет поехать, условно говоря, на Савеловский рынок, купить диски с Арнольдом Шварценеггером и Брэдом Питтом, засунуть их в какую-то консоль, надеть шлем и начать у себя в голове сочинять свое собственное кино. Правда, делать это мы будем под присмотром либо искусственного интеллекта, либо глобальных корпораций, которые будут такие проекты производить. И случится это, естественно, не в ближайшие 50 лет…  </p> <p> <b> — Не самая радужная перспектива. Ведь в такой ситуации ни режиссер, ни сценарист уже не нужны. А значит, даже понятие Художник/Творец постепенно исчезнет…  </b> </p> <p> — Нет-нет, кино как искусство не умрет, оно останется навсегда. Мы его слишком любим! К тому, же создание своих собственных историй в виртуальном шлеме требует определенных усилий, а мы, когда дело касается времяпрепровождения, давно уже стали потребителями. Да и продукт, который выдает крупная корпорация, всегда будет на шаг мощнее, чем фантазия обывателя. Потому что обыватель один, а условную «Дюну» создают, как минимум, 4 000 человек. </p> <b> </b> <p> <b> — Кирилл, тогда напоследок давайте вернемся к вам. В одном из ваших интервью вы сказали, что ваш первый фильм был настоящим приключением. Это ощущение приключения вам удалось сохранить?  </b> </p> <p> — Да! Но для этого каждый новый проект, за который ты берешься, должен содержать не просто какую-то художественную задачу, а нечто такое, что тебя завораживает и ведет за собой. Тогда любые трудности ты будешь воспринимать как этап своего развития — и они действительно превратятся в самое настоящее приключение.  </p> <p> <b>   </b> </p> <b> </b> <p> <b> Вера Алёнушкина   </b> </p> <b> </b> <p> <b> Фото: Ермоленко Евгений Владимирович, публикуется с разрешения автора </b> </p>

Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»

Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»

Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»

Кирилл Кузин, режиссер сериала «Сергий против нечисти»: «Если мы хотим приучить детей смотреть кино, проще начинать с пятнадцатиминутных серий»