Искусство преобразования мира: в Третьяковке открывается большая выставка советского авангарда

Музеи и выставки

Искусство преобразования мира: в Третьяковке открывается большая выставка советского авангарда
21 Октября 2019, 09:36

Середина осени приносит не только дожди и раннее наступление темноты, но и возможность рассеять сумрак интересными выставками. Государственная Третьяковская галерея позаботилась о том, чтобы ее посетители могли раскрасить серые дни яркими впечатлениями. Среди крупных событий, которыми Третьяковка порадует своих гостей — выставка «Авангард. Список №1. К 100-летию музея живописной культуры», стартующая 23 октября. Эксклюзивные подробности о мероприятии читайте в нашем материале.


Для лучшего погружения в контекст предстоящей выставки важно помнить, что первый в мире музей современного искусства появился в России в 1919 году. Об этом на пресс-конференции, посвященной открытию нового выставочного сезона, рассказала генеральный директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

— В нашем сознании прочно укоренилась мысль, что первый музей современного искусства — это Музей современного искусства в Нью-Йорке. Выставка «Авангард. Список №1. К 100-летию музея живописной культуры», которую покажет Третьяковка, доказывает, что это не так. Первые музеи современного искусства в мире возникли в Советской России. В Москве — Музей живописной культуры, основанный в 1919 году и Музей художественной культуры, созданный в то же время в Петрограде, — отметила она.

В тяжелейших условиях интервенции и Гражданской войны советское правительство выделило средства на создание музея, в котором должно было демонстрироваться новое революционное искусство. Московский Музей живописной культуры возглавляли Василий Кандинский, Александр Родченко. Изначально планировалось, что в Советской России появится целая сеть подобных площадок, чтобы жители даже удаленных уголков страны смогли познакомиться с новым искусством. Филиалы Музея живописной культуры действительно появились в некоторых городах. Центральный -- московский Музей живописной культуры в 1924 году стал филиалом Третьяковской галереи.

Для музея приобретались лучшие работы русских художников-авангардистов, например, были закуплены работы Казимира Малевича, Василия Кандинского, Владимира Татлина, Алексея Моргунова, Павла Кузнецова, Ольги Розановой, Любови Поповой и многих других. Гости галереи увидят уникальную реконструкцию экспозиции Музея живописной культуры, в которой впервые собраны картины, хранящиеся как в Третьяковской галерее, так и в региональных и зарубежных музеях (в том числе лондонской Галерее Тейт Модерн и Музее Людвига в Кёльне) по методике разработанной самими организаторами Музея живописной культуры в 1920-е. В экспозиции восстановлен Аналитический кабинет музея со всеми научными материалами. Почувствовать дух времени поможет целый пласт редких архивных документов, книг и фотографий.

Подробнее о том, что будет представлять собой выставка «Авангард. Список №1. К 100-летию музея живописной культуры», о ее идее и миссии «Культуромании» рассказала куратор экспозиции, старший научный сотрудник отдела живописи I половины XX века ГТГ Любовь Пчелкина.

— Сейчас любят рассуждать о том, что авангард “продался большевикам”, так ли это?

— Это исторически неверно. Никто из художников и подумать не мог, какой режим их ждет впереди. Анатолий Луначарский (с 1917 года по 1929 год первый нарком просвещения РСФСР — Ред.) открыто поддержал «отделение искусства от государства». Есть прекрасные цитаты из речи Луначарского о том, что дорога должна быть открыта для всех течений искусства, и государство не имеет права выбрать ни одно из них в качестве приоритетного. Музей живописной культуры организовывался в очень демократической, как всем казалось, обстановке.

— Почему Третьяковская галерея решила организовать эту экспозицию?

— Для Третьяковской галереи это основополагающая история. В 2019 году исполняется 100 лет Музею живописной культуры, и мы сознательно решили использовать этот повод, чтобы рассказать об уникальном музее, коллекция которого стала базовой для начала комплектования искусства авангарда в ГТГ. Фундаментально были изучены все документы, списки, мы проводили исследования по многим работам, формировали концепцию экспозиции. У нас выйдет уникальный каталог. Выставки, посвященные русскому авангарду, в Третьяковке проходят не так часто, последняя была два года назад — «Некто 1917». У нее тоже был свой исторический повод. Мы считаем, что история Музея живописной культуры очень актуальна сейчас, ее многие ждут. Музей живописной культуры — не просто новая институция. Этот музей дал старт очень многим художникам, а в 1920-е годы помог выжить практически всем из них.

— Чем обусловлен интерес Третьяковской галереи к авангарду?

— Интерес есть и обязан быть ко всему, что мы храним. Собрание произведений русского авангарда находится на Крымском Валу, и зритель всегда может с ним познакомиться в постоянной экспозиции. С приходом Зельфиры Исмаиловны в качестве директора стало больше внимание уделяться продвижению Новой Третьяковки, произошел рывок к современному зрителю, к открытию для него многих сторон наших фондов, в том числе и собранию авангарда. Здесь еще совпали даты, связанные с временем революции, когда как раз авангард стал государственным символом. Появляются истории, связанные с этим. Естественно, они сопровождаются выставками, чтобы наш зритель, который до сих пор нуждается в объяснении многих вопросов, связанных с авангардом, мог находить в этом пространстве актуальные для себя ответы. И как раз выставка «Авангард. Список №1» очень этому способствует. 

— Что посетителю даст эта выставка?

— Выставка будет интересна практически всем. Человек, который любит и знает, уйдет с ощущением, что узнал нечто новое об истории русского авангарда, о любимых художниках. Он найдет много новых имен, не виденных ранее произведений, порадуется нашим открытиям. Тот, кто считает, что не понимает авангард, должен обязательно прийти, и он получит ответы на свои вопросы, так как этот музей был ориентирован на публику, которой нужно было объяснить современное искусство. Советское государство на протяжении 10 лет выделяло большие деньги на этот проект. Мы рассказываем о музее, но на самом деле рассказываем о времени и людях, которые старались приблизить будущее. Наша экспозиция получилась достаточно многослойной. Музей живописной культуры — пример абсолютного феномена своего времени и пример культурологической трансформации, свойственной многим начинаниям в 1920-е годы. 

— Художники занимались научными разработками?

— Один из первых посылов, который звучал от Луначарского, был в том числе и такой: «Изучение искусства должно происходить на научной основе». Музей «нового типа» должен был этому соответствовать. В 1925 году организовали Аналитический кабинет, и там было сделано много интересного за оставшиеся до закрытия годы. Мы нашли все эти материалы и впервые их покажем публике с комментариями, так как это действительно непростой аналитический материал. На выставке будет большое количество документов и теоретических текстов. Можно будет увидеть, как эти люди были заряжены идеей будущего. В какой-то момент понимаешь, насколько им было тяжело в настоящем. Они совершенно серьезно пытались решить фундаментальную задачу, без которой, как они полагали, не может быть будущего: «Необходимо преобразовать мир. Сознание человека. Мы попробуем!». Казалось, что новый строй призывает именно к этому.

Большевики очень тонко использовали особенность творческого человека заражаться идеей, гореть. Они горели безусловно. Такое нулевое время, «се творю все новое». Мы и в выставке попытались передать энергетику, которой были заряжены эти люди. Один из последних сотрудников Музея живописной культуры сказал, что они «навеки ушиблены революцией». Понятно о чем он говорил — это чувство счастья сопричастия к обновлению всего вокруг, которое им выпало в это короткое десятилетие.

— А почему музей расформировали?

— Потому что наступил 1929 год, и начался другой исторический этап, когда экспериментальное искусство стало терять позиции. При том, что мировая популярность только росла. Музей живописной культуры был очень посещаем иностранцами, которые приезжали в Россию. С 1924 года, когда музей стал филиалом Третьяковки, у музея была стабильная финансовая база. Галерея никак не вмешивалась в работу Музея живописной культуры и при этом оплачивала все расходы. И вдруг в конце 1928 года приходит телефонограмма о том, что музей нужно срочно выселить из здания ВХУТЕМАСа (Высшие художественно-технические мастерские — Ред.), в котором он располагался. 

— Куда картины вывезли?

— Музей расформировали на двенадцать списков, и экспонаты были переданы по Списку №1, о котором речь в названии выставки, в Третьяковскую галерею, большая их часть и сегодня украшает нашу экспозицию. Работы были расформированы в Ленинград, по музеям России. Зачастую региональные музеи даже не знают, что они хранят произведения Музея живописной культуры. Вопрос остальных работ, которые попали в так называемые «ликвидационные списки», так как были признаны специальной комиссией не имеющими художественного значения, мы исследовали очень тщательно. Большинство попало в спецархив Загорска, некоторые действительно исчезли, но лучшая часть осталась в фондах галереи и в особом разделе выставки, который называется «Без купюр», мы их покажем и расскажем их истории.

— И среди них есть работы известных художников?

— В том числе и работы известных художников. Большинство из них стали известными в наши дни, в 1920-е годы они были очень молодыми. Комиссия при Музее живописной культуры прежде всего оценивала вклад того или иного художника в создание нового метода, его инновации. Поэтому в фондах музея было много произведений талантливой молодежи, имена авторов некоторых даже были утеряны. Вот такое экспериментальное искусство было флагом пролетарского искусства. Известно, что писались возмущенные письма в газету «Правда» — как можно тратить бюджетные средства на каких-то «проходимцев от искусства», в то время как работы художников-академиков, или, например, Александра Бенуа не покупаются для музея. На что Давид Штеренберг (заведующий отделом ИЗО Наркомпроса — Ред.) ответил, что эти художники уже вошли в историю и не нуждаются в поддержке, а вот молодое талантливое поколение, которое принимает участие в строительстве новой жизни, живет в трудных условиях, и мы обязаны их поддержать, и никто не может нам указывать, на что нам тратить средства. Собственно, про это тоже будет рассказано на выставке. Мы раскроем абсолютно все тонкие вопросы, в том числе, какие еще пути ждали работы коллекции Музея живописной культуры после его расформирования. Всех приглашаем на выставку.

Елена Сердечнова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни