Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»

Мировое наследие

Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»
28 Октября 2021, 14:24

Торги по русскому искусству 30 ноября и 1 декабря в Лондоне обещают быть насыщенными и результативными. Покупателям будет предложено 240 работ художников, среди которых такие фамилии, как Кузьма Петров-Водкин, Александр Дейнека, Илья Кабаков, Дмитрий Краснопевцев, Николай Рерих. 19 самых значимых работ Sotheby's предварительно показывает в Москве. Познакомиться с ними и поразмышлять, за какую сумму уйдет работа Петрова-Водкина с эстимейтом в 3,5 млн фунтов стерлингов, можно в Государственном музее архитектуры им. Щусева.

Флигель при особняке Талызиных-Устиновых на Воздвиженке на два дня превратился в сокровищницу русского искусства. С 28 по 29 октября здесь можно увидеть работы Кузьмы Петрова-Водкина («Натюрморт с яблоками», эстимейт 2,5-3,5 млн британских фунтов), Петра Кончаловского («Натюрморт с чайником и подносом», 280-350тыс. фунтов), Константина Коровина («Французский приморский город летом», 150-220 тыс. фунтов), Натальи Гончаровой («Натюрморт с подсолнухами», 180-250 тыс. фунтов), Юрия Анненкова («Окраины Парижа», 50-70 тыс. фунтов), Константина Маковского («Одалиска», 80-120 тыс.фунтов). Представлены и советские нонконформисты. Например, есть такие работы, как «Мальчик с воздушными шарами» Олега Целкова (эстимейт 150-200 тыс. фунтов), «Городская картина» Эрика Булатова (150-200 тыс. фунтов), «Ладья» Михаила Шварцмана (50-70 тыс. фунтов), «Большие и малые колонны» Владимира Вейсберга (40-60 тыс. фунтов), «Окна» Ивана Чуйкова (60-80 тыс. фунтов).

Работы, представленные здесь, безусловно, прекрасны. Но ценность выставки заключается и в том, что большинство произведений никогда ранее не привозилось в Россию. Как отметила на открытии Ирина Степанова, возглавляющая русское представительство Sotheby's, все картины принадлежат частным зарубежным коллекционерам. Лучшие из них доставлены в Москву всего на несколько дней, чтобы потом уехать в Лондон для последующей продажи. «Культуромания» поговорила с Ириной Степановой об особенностях предстоящего лондонского аукциона и о его топ-лотах:

- Ирина, такая сложная логистика обусловлена тем, что русское искусство интересно прежде всего отечественным ценителям искусства? И именно здесь, в Москве его основной покупатель?

- Русское искусство востребовано по всему миру. У нас есть коллекционеры в Европе, Англии, Азии. Но основной интерес к искусству всегда у национального коллекционера. Посмотреть на топ-лоты русских торгов в Москву приезжают коллекционеры из Петербурга, из регионов. Ведь не всегда получается приехать посмотреть картины в Лондон. Даже несмотря на то, что качество современной съемки и цветопередачи высоки, ничто не сравнится со знакомством с работой вживую. Плюс мы всегда приглашаем экспертов, которые дополнительно смотрят вещи, что-то иногда нам подсказывают, дают новую информацию для наших каталогов.

- Расскажите, как формируются лоты?

- В Лондоне у Sotheby's есть серьезный многолетний русский отдел. Он состоит из экспертов по русской живописи и графики и экспертов по прикладному искусству. Работы собираются всеми нами из различных американских и европейских коллекций, а затем аккумулируются в Лондоне. Как правило, большинство работ никогда не выставлялись и даже физически не были в России с момента их вывоза за границу. Это их первое возвращение на родину.

- Для публики они будут открыты всего два дня…

- Да. Это обычный формат наших предпоказов. И дальше коллекция уезжает в Лондон, где готовится масштабная выставка всех лотов Sotheby's. В этот раз в русских торгах будет 240 лотов, 19 из них, самые выдающиеся, мы показываем сегодня здесь, в Москве.

- На открытии выставки вы сказали, что многие работы уже имеют потенциальных покупателей.

- Я бы сказала так: мы отмечаем, что к работам есть интерес. В эти дни в Москве коллекционеры могут познакомиться с картинами лично. Потом целый месяц до торгов можно будет что-то обсуждать, вести переписку. Каждую работу сопровождает описание состояния (condition report), это тоже имеет важное значение и влияет на цену. Ближе к аукциону мы сами поймем, сколько есть претендентов на каждую работу. На одну работу, например, может быть пять претендентов, а на другую всего один.

- Итак, в этом году русские торги состоятся только в Лондоне, не в Нью-Йорке?

- 30 ноября, да. А 1 декабря будут торги по нонконформистам. Это тоже часть русских торгов, но они выделены в отдельный аукцион и поэтому перенесены на следующий день.

- Какого результата вы ждете от русских торгов?

- Мы будем знать общую сумму, когда будут подписаны все контракты. Прошлые торги в 2019 году принесли 19,3 млн долларов. Мы надеемся, что достигнем не меньшего результата. Могу отметить, что результат 2019 года по русским торгам Sotheby's превышал суммарные цифры всех проданных лотов по русскому искусству у наших конкурентов.

- Давайте поговорим про натюрморт Петрова- Водкина, который по предпродажной оценке сильно выделяется среди остальных работ. Почему сегодня художник так ценен?

- Во-первых, он очень редкий и важный художник с музейной точки зрения. Это настолько значимая фигура для нашей истории искусства и русского коллекционера, что к нему всегда есть повышенное внимание. «Натюрморт с яблоками» происходит из американской частной коллекции. Это качественная работа с бесспорным провенансом. Мы очень много знаем о месте и особенностях создания этого произведения. В это время Петров-Водкин гостил в имении генерала Петра Грекова, где, помимо написания натюрморта, работал одновременно над хрестоматийным полотном «Купание красного коня». Создавал к нему эскизы, искал композицию. Здесь видим этот поиск. Это единственный натюрморт, где присутствует изображение наброска головы лошади.

- Возвращаясь к аукциону, удивительно, но брексит внес свои коррективы и в сферу искусства.

- Да, появились осложнения с точки зрения таможенных ограничений. Между Великобританией и ЕС появились границы. Искусство теперь не может свободно путешествовать туда-обратно. Каждая страна в отдельности имеет свое законодательство, свои ввозные пошлины. Например, при ввозе из Англии в Германию таможенная пошлина одна, во Францию – другая. Возникли таможенные платежи и экспортные лицензии, которых раньше не существовало между Великобританией и европейскими странами. Рабочий процесс замедлился. Европейским коллекционерам стало сложнее что-то отправлять на торги.

- Но они все же могут выставлять на рынок работы из своих собраний, а мы – нет. Ведь по закону «О вывозе и ввозе культурных ценностей» у нас невозможен вывоз картин старше 1946 года за пределы страны.

- Да, у нас очень строгий и нелогичный закон. Он отсек огромную часть рынка. Когда искусство не может свободно путешествовать, это очень влияет на коллекционеров. А они же являются и донорами и патронами музеев. Страдает вся экосистема.

- Поэтому представленные здесь работы из частных коллекций – полностью от зарубежных коллекционеров?

- Да, все работы из западных коллекций. Здесь нет ни одной работы из русской коллекции.

- А можно сказать, что западные коллекционеры обладают более внушительными собраниями русского искусства, чем отечественные коллекционеры?

- Нет, не думаю, что это так. Но, по счастью, еще много русского искусства есть на Западе, в Америке. Например, в Германии, куда традиционно уезжали многие наши художники. Коллекция нонконформистов выставки об этом ярко свидетельствует. Это именно работы, которые сохранились в европейских и американских коллекциях.

- В материалах к выставке сказано, что такой значительной коллекции лотов не было 10 лет.

- Да. Во-первых, бесспорная удача с Петровым-Водкиным. Действительно, для русских торгов это значимая работа. Будут еще его работы XIX века, которые не приехали в Москву, но будут участвовать в торгах в Лондоне. Каталог издадим позже, и тогда можно будет увидеть коллекцию во всей полноте. Еще отмечу: коллекция нонконформистов действительно ретроспективная, здесь работы важных имен музейного уровня.

- Этой осенью Sotheby's в Москве проводил первую выставку-продажу на площадке фонда InArtibus. Были представлены произведения разных эпох, от старых мастеров до современного арта. Вы довольны итогами мероприятия?

- Так как это были частные продажи, мы не можем раскрывать подробности. Но скажу, что какие-то работы мы продали, по каким-то вещам работа продолжается. Безусловно, нас вдохновил хороший резонанс выставки-продажи. Мы будем раз в год пытаться проводить такую выставку, и у нас уже есть много предложений и работ на следующее мероприятие. Это был эксперимент, мы сделали выводы, какие работы включать. Напомню, работы были из российских собраний, которые по закону не могут идти на международный аукцион. Ожидаемо наибольший интерес вызвали русское искусство и небольшие работы импрессионистов. В целом мы достигли того, что планировали.

Любовь Мартынова

Фото автора

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни

Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»

<h2> Торги по русскому искусству 30 ноября и 1 декабря в Лондоне обещают быть насыщенными и результативными. Покупателям будет предложено 240 работ художников, среди которых такие фамилии, как Кузьма Петров-Водкин, Александр Дейнека, Илья Кабаков, Дмитрий Краснопевцев, Николай Рерих. 19 самых значимых работ Sotheby's предварительно показывает в Москве. Познакомиться с ними и поразмышлять, за какую сумму уйдет работа Петрова-Водкина с эстимейтом в 3,5 млн фунтов стерлингов, можно в Государственном музее архитектуры им. Щусева. </h2> <p> Флигель при особняке Талызиных-Устиновых на Воздвиженке на два дня превратился в сокровищницу русского искусства. С 28 по 29 октября здесь можно увидеть работы Кузьмы Петрова-Водкина («Натюрморт с яблоками», эстимейт 2,5-3,5 млн британских фунтов), Петра Кончаловского («Натюрморт с чайником и подносом», 280-350тыс. фунтов), Константина Коровина («Французский приморский город летом», 150-220 тыс. фунтов), Натальи Гончаровой («Натюрморт с подсолнухами», 180-250 тыс. фунтов), Юрия Анненкова («Окраины Парижа», 50-70 тыс. фунтов), Константина Маковского («Одалиска», 80-120 тыс.фунтов). Представлены и советские нонконформисты. Например, есть такие работы, как «Мальчик с воздушными шарами» Олега Целкова (эстимейт 150-200 тыс. фунтов), «Городская картина» Эрика Булатова (150-200 тыс. фунтов), «Ладья» Михаила Шварцмана (50-70 тыс. фунтов), «Большие и малые колонны» Владимира Вейсберга (40-60 тыс. фунтов), «Окна» Ивана Чуйкова (60-80 тыс. фунтов). </p> <p> Работы, представленные здесь, безусловно, прекрасны. Но ценность выставки заключается и в том, что большинство произведений никогда ранее не привозилось в Россию. Как отметила на открытии <b>Ирина Степанова, возглавляющая русское представительство </b><b>Sotheby</b><b>'s</b>, все картины принадлежат частным зарубежным коллекционерам. Лучшие из них доставлены в Москву всего на несколько дней, чтобы потом уехать в Лондон для последующей продажи. «Культуромания» поговорила с <b>Ириной Степановой</b> об особенностях предстоящего лондонского аукциона и о его топ-лотах: </p> <p> <b>- Ирина, такая сложная логистика обусловлена тем, что русское искусство интересно прежде всего отечественным ценителям искусства? И именно здесь, в Москве его основной покупатель?</b> </p> <p> - Русское искусство востребовано по всему миру. У нас есть коллекционеры в Европе, Англии, Азии. Но основной интерес к искусству всегда у национального коллекционера. Посмотреть на топ-лоты русских торгов в Москву приезжают коллекционеры из Петербурга, из регионов. Ведь не всегда получается приехать посмотреть картины в Лондон. Даже несмотря на то, что качество современной съемки и цветопередачи высоки, ничто не сравнится со знакомством с работой вживую. Плюс мы всегда приглашаем экспертов, которые дополнительно смотрят вещи, что-то иногда нам подсказывают, дают новую информацию для наших каталогов. </p> <p> <b>- Расскажите, как формируются лоты?</b> </p> <p> - В Лондоне у Sotheby's есть серьезный многолетний русский отдел. Он состоит из экспертов по русской живописи и графики и экспертов по прикладному искусству. Работы собираются всеми нами из различных американских и европейских коллекций, а затем аккумулируются в Лондоне. Как правило, большинство работ никогда не выставлялись и даже физически не были в России с момента их вывоза за границу. Это их первое возвращение на родину. </p> <p> <b>- Для публики они будут открыты всего два дня…</b> </p> <p> - Да. Это обычный формат наших предпоказов. И дальше коллекция уезжает в Лондон, где готовится масштабная выставка всех лотов Sotheby's. В этот раз в русских торгах будет 240 лотов, 19 из них, самые выдающиеся, мы показываем сегодня здесь, в Москве. </p> <p> <b>- На открытии выставки вы сказали, что многие работы уже имеют потенциальных покупателей.</b> </p> <p> - Я бы сказала так: мы отмечаем, что к работам есть интерес. В эти дни в Москве коллекционеры могут познакомиться с картинами лично. Потом целый месяц до торгов можно будет что-то обсуждать, вести переписку. Каждую работу сопровождает описание состояния (condition report), это тоже имеет важное значение и влияет на цену. Ближе к аукциону мы сами поймем, сколько есть претендентов на каждую работу. На одну работу, например, может быть пять претендентов, а на другую всего один. </p> <p> <b>- Итак, в этом году русские торги состоятся только в Лондоне, не в Нью-Йорке? </b> </p> <p> - 30 ноября, да. А 1 декабря будут торги по нонконформистам. Это тоже часть русских торгов, но они выделены в отдельный аукцион и поэтому перенесены на следующий день. </p> <p> <b>- Какого результата вы ждете от русских торгов?</b> </p> <p> - Мы будем знать общую сумму, когда будут подписаны все контракты. Прошлые торги в 2019 году принесли 19,3 млн долларов. Мы надеемся, что достигнем не меньшего результата. Могу отметить, что результат 2019 года по русским торгам Sotheby's превышал суммарные цифры всех проданных лотов по русскому искусству у наших конкурентов. </p> <p> <b>- Давайте поговорим про натюрморт Петрова- Водкина, который по предпродажной оценке сильно выделяется среди остальных работ. Почему сегодня художник так ценен? </b> </p> <p> - Во-первых, он очень редкий и важный художник с музейной точки зрения. Это настолько значимая фигура для нашей истории искусства и русского коллекционера, что к нему всегда есть повышенное внимание. «Натюрморт с яблоками» происходит из американской частной коллекции. Это качественная работа с бесспорным провенансом. Мы очень много знаем о месте и особенностях создания этого произведения. В это время Петров-Водкин гостил в имении генерала Петра Грекова, где, помимо написания натюрморта, работал одновременно над хрестоматийным полотном «Купание красного коня». Создавал к нему эскизы, искал композицию. Здесь видим этот поиск. Это единственный натюрморт, где присутствует изображение наброска головы лошади. </p> <p> <b>- Возвращаясь к аукциону, удивительно, но брексит внес свои коррективы и в сферу искусства. </b> </p> <p> - Да, появились осложнения с точки зрения таможенных ограничений. Между Великобританией и ЕС появились границы. Искусство теперь не может свободно путешествовать туда-обратно. Каждая страна в отдельности имеет свое законодательство, свои ввозные пошлины. Например, при ввозе из Англии в Германию таможенная пошлина одна, во Францию – другая. Возникли таможенные платежи и экспортные лицензии, которых раньше не существовало между Великобританией и европейскими странами. Рабочий процесс замедлился. Европейским коллекционерам стало сложнее что-то отправлять на торги. </p> <p> <b>- Но они все же могут выставлять на рынок работы из своих собраний, а мы – нет. Ведь по закону «О вывозе и ввозе культурных ценностей» у нас невозможен вывоз картин старше 1946 года за пределы страны.</b> </p> <p> - Да, у нас очень строгий и нелогичный закон. Он отсек огромную часть рынка. Когда искусство не может свободно путешествовать, это очень влияет на коллекционеров. А они же являются и донорами и патронами музеев. Страдает вся экосистема. </p> <p> <b>- Поэтому представленные здесь работы из частных коллекций – полностью от зарубежных коллекционеров?</b> </p> <p> - Да, все работы из западных коллекций. Здесь нет ни одной работы из русской коллекции. </p> <p> <b>- А можно сказать, что западные коллекционеры обладают более внушительными собраниями русского искусства, чем отечественные коллекционеры?</b> </p> <p> - Нет, не думаю, что это так. Но, по счастью, еще много русского искусства есть на Западе, в Америке. Например, в Германии, куда традиционно уезжали многие наши художники. Коллекция нонконформистов выставки об этом ярко свидетельствует. Это именно работы, которые сохранились в европейских и американских коллекциях. </p> <p> <b>- В материалах к выставке сказано, что такой значительной коллекции лотов не было 10 лет.</b> </p> <p> - Да. Во-первых, бесспорная удача с Петровым-Водкиным. Действительно, для русских торгов это значимая работа. Будут еще его работы XIX века, которые не приехали в Москву, но будут участвовать в торгах в Лондоне. Каталог издадим позже, и тогда можно будет увидеть коллекцию во всей полноте. Еще отмечу: коллекция нонконформистов действительно ретроспективная, здесь работы важных имен музейного уровня. </p> <p> <b>- Этой осенью </b><b>Sotheby</b><b>'s в Москве проводил первую выставку-</b><b>продажу на площадке фонда InArtibus. Были представлены произведения разных эпох, от старых мастеров до современного арта. Вы довольны итогами мероприятия?</b> </p> <p> - Так как это были частные продажи, мы не можем раскрывать подробности. Но скажу, что какие-то работы мы продали, по каким-то вещам работа продолжается. Безусловно, нас вдохновил хороший резонанс выставки-продажи. Мы будем раз в год пытаться проводить такую выставку, и у нас уже есть много предложений и работ на следующее мероприятие. Это был эксперимент, мы сделали выводы, какие работы включать. Напомню, работы были из российских собраний, которые по закону не могут идти на международный аукцион. Ожидаемо наибольший интерес вызвали русское искусство и небольшие работы импрессионистов. В целом мы достигли того, что планировали. </p> <p> <b>Любовь Мартынова</b> </p> <p> <b>Фото автора</b> </p>

Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»

Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»

Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»

Ирина Степанова, глава Sotheby's в России: «Картина Петрова-Водкина на русских торгах – это, бесспорно, удача»