И.о. ректора РГАИС Александра Аракелова: «России необходимо сейчас 300 тысяч специалистов в сфере  интеллектуальной собственности»

Креативные индустрии

И.о. ректора РГАИС Александра Аракелова: «России необходимо сейчас 300 тысяч специалистов в сфере интеллектуальной собственности»
5 Октября 2020, 13:01

В России плохо представляют, что такое интеллектуальная собственность. Между тем, реалии таковы, что значимость этой сферы растет очень быстро, а квалифицированных специалистов категорически не хватает.

«Культуромания» поговорила с Александрой Аракеловой, и.о. ректора Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС)  — единственного вуза в стране, в котором готовят профильных специалистов.

— Значительная часть вашей жизни связана с музыкой. Этот опыт вас обогатил, помог реализоваться в работе?

— С древних времен обучение музыке считалось необходимым условием в воспитании ребенка. Оно формирует особый комплексный тип мышления. С одной стороны, музыка сродни математике, а с другой — формирует художественное восприятие. Эти занятия развивают оба полушария, что идет на пользу в любой работе.

— Вы исполняете обязанности ректора РГАИС с октября прошлого года. А до этого возглавляли отдел науки и образования в Министерстве культуры России. Этот опыт помог вам при работе в академии?

— Безусловно. Того, кто отработал не один год в федеральном органе власти, можно направлять, наверное, на любой участок. Работа в федеральном ведомстве учит одновременно выполнять несколько операций, поскольку очень много поручений, обязательств и большой круг общения с разными людьми. Ежесекундно необходимо помнить о неотложных делах, четко определять приоритеты и держать на жестком контроле особые проблемы, находить пути решения для выполнения, казалось бы, невыполнимых задач. И как в любой работе, на любой должности без команды единомышленников достичь результата, конечно, невозможно. А сформировать такую команду очень непросто. Работая в Министерстве культуры, мне удалось такую команду создать, поэтому, как мне кажется, удалось и достичь хороших результатов.

— Сложно ли возглавлять вуз, тем более такой специализированный, как РГАИС?

— Любая работа сложная, когда не относишься к ней формально, как к месту трудоустройства. На прежнем месте работы у меня было в подчинении 60 узкоспециализированных образовательных учреждений — и вузы, и училища, и специализированные школы для одаренных детей. За каждое из них болела душа, было сделано немало, чтобы из стен этих заведений вышли высокопрофессиональные специалисты, а сами училища и вузы имели возможность развиваться дальше. Но такая же задача стоит и сейчас. Поэтому в принципе можно сказать, что сфера деятельности почти одинакова.      

— Я правильно понимаю, что академия — это единственный вуз в России, который готовит специалистов по интеллектуальному праву?

— Да, комплексная подготовка таких специалистов существует только в нашей академии. Есть еще несколько вузов, имеющих лицензию или аккредитацию по подобным программам, но у них нет такого широкого спектра образовательных программ, какие реализуются в РГАИС. У нас есть и бакалавриат, и магистратура, и аспирантура, семь основных образовательных программ и в их рамках еще 20 профилей подготовки.

— Кого готовят в академии?

— В РГАИС два вектора подготовки кадров: юриспруденция и менеджмент в сфере управления интеллектуальной собственностью. Это будущие эксперты Федерального института промышленной собственности (ФИПС), где работают около 2 тысяч экспертов по разным отраслям народного хозяйства. Также наши выпускники становятся руководителями юридических фирм, аудиторами, оценщиками, судьями и адвокатами, специалистами по инновациям, и, естественно, патентоведами и патентными поверенными.  

— Такие специалисты будут востребованы по окончании вуза?

— Безусловно. Вот как раз ФИПС в 2018 году проводил научное исследование, связанное с подготовкой кадров в сфере интеллектуальной собственности. В результате выяснилось, что нашей стране необходимо 300 тысяч таких специалистов. Не только в крупных компаниях, но и на малом или среднем предприятии обязательно необходим человек с компетенциями в сфере интеллектуальной собственности для того, чтобы понимать, что делать с результатами интеллектуальной деятельности и как их можно коммерциализировать.

— Большой конкурс?

— В этом году у нас на одно бюджетное место конкурс был около девяти человек.

— Какие планы по развитию академии? Может быть, прием увеличится?

— План приема устанавливает Министерство науки и высшего образования. Сейчас у нас 58 бюджетных мест, на следующий год будет уже 77. Нас это радует, потому что выпускники школ, конечно, стараются подавать свои заявления в те вузы, где больше бюджетных мест.

— Есть ли проблемы в сфере интеллектуальной собственности характерные   именно для нашей страны?

— Основная проблема в том, что российское общество очень мало знает об интеллектуальной собственности. Работники предприятий, в том числе коммерческих, недопонимают значимость этой сферы, не умеют коммерциализировать результаты интеллектуальной деятельности. Например, проводилось исследование, которое показало, что в нашей стране только 15-20% научно-исследовательских работ, выполняемых за счет государственных средств, завершаются получением патента. Это очень мало.

— А с чем это связано?

— У нас просто нет специалистов в учреждениях и на предприятиях.

— Нужно 300 тысяч, а сколько сейчас есть?

— Подсчитать сложно. Нельзя сказать, что, к примеру, специалист в области интеллектуальной собственности должен быть в штатном расписании. Но в организации должны быть люди, компетентные в этой сфере — те же самые юристы или сотрудники экономических департаментов, которые работают на этих предприятиях. Поэтому в РГАИС 64 образовательные программы в сфере повышения квалификации и переподготовки кадров. Надо сказать, что спрос на них очень высок. Даже в период пандемии мы учили людей дистанционно, потому что была потребность.

— А в сфере патентовании есть особенности по сравнению с Западом, например?

— Особенностью, пожалуй, можно назвать широкое использование промежуточной формы охраны интеллектуальной собственности в виде полезных моделей. В обиходе они называется малыми изобретениями. Их регистрация происходит в упрощенном порядке.

— Как повлияет развитие технологий на сферу интеллектуальной собственности?

— Что нас ждет в будущем, сказать сложно. Очевидно, что цифровые технологии упростят фиксацию прав на результаты интеллектуальной деятельности. Сейчас Роспатент вместе с ФИПСом проводят просто огромную работу, чтобы перевести прием заявок на получение патента в цифровой вид. Об этом уже давно мечтают многие представители учреждений и предприятий, чтобы не возить коробками документацию в столичный Роспатент.

— Недавно прошла первая «Российская креативная неделя», на ней обсуждались вопросы, связанные с развитием творческих индустрий. Академия вносит вклад в помощь креативным сферам?     

— Конечно. Ведь все, что связано с развитием творческого начала, очень важно. Без полета творческой фантазии и без художественного восприятия действительности ни одно общество не может развиваться. Поэтому мы даже сделали профиль, связанный с авторским правом в креативных индустриях. В этом году в Академию гораздо больше поступило абитуриентов на магистерские программы, чем в прошлом, и я надеюсь, что многие из них по окончании первого семестра выберут именно этот профиль подготовки.

Елена Сердечнова

 

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни