«Главная наша задача – открыться после карантина»: как выживают в кризис частные галереи и музеи

Музеи и выставки

«Главная наша задача – открыться после карантина»: как выживают в кризис частные галереи и музеи
6 Апреля 2020, 12:17

Зрелищная индустрия несет огромные потери: по меньшей мере до конца апреля, а, возможно, и до середины мая закрыты все музеи и галереи, заявленные на весну и начало лета выставки переносятся на осень. «Культуромания» спросила у руководителей различных арт-институций, как они переживают вынужденную паузу и какой помощи ждут от правительства.

Наталья Григорьева-Литвинская, шеф-куратор Центра фотографии имени братьев Люмьер:

- И музеям, и частным галереям в такие дни приходится трудно. Мы несем большие потери. Любые инвестиции в выставку рассчитываются с учетом длительности ее проведения. Посещаемость за последний месяц упала – в будний день было до 100 человек, это крайне мало для нас, потери до 90%. 24 марта я приняла решение закрыть Центр, расходы по его ежедневному содержанию превышали мизерный доход.

Мы частная галерея и у нас нет «олигархической поддержки». Мы находимся в центре Москвы, на Красном Октябре, и вопрос оплаты аренды для нас является ключевым на данный момент. Все будет зависеть от длительности карантина и политики наших арендаторов. В какой-то момент мы сможем ответить, в состоянии ли мы будем открыться и продолжить деятельность с тем размахом, к которому все привыкли.

Так как пандемия приобрела международный масштаб, у нас «подвисли» все договоры на 2020 год, уже отменились некоторые выставки. Есть выставки, которые остались в других странах в подвешенном состоянии. Мы очень расстроены приостановлением текущих проектов. До закрытия Центра хотели продлить выставки Ги Бурдена и Александра Родченко, сейчас заканчиваем разработку 3D-туров по этим выставкам, а также планируем выпуск двух серьезных монографических книг классиков фотографии.

Ситуация для арт-бизнеса и досугового бизнеса критическая, даже после снятия карантина бизнес быстро не восстановится. Какое-то время люди будут в панике, и выставки не станут для них первой необходимостью. К сожалению, мы вряд ли сможем восстановить высокие показатели посещаемости, которые были у нас до ситуации с коронавирусом. Доходы населения закономерно уменьшатся, и купить билет, даже за 400 рублей, смогут не все. Западные проекты вырастут в закупке из-за курса валют и реализовать их будет крайне сложно. Бизнес-модель нужно безусловно пересматривать, и все решения будут болезненными: и сокращение людей, и повышение стоимости входного билета. Но главная наша задача – открыться после карантина. Если он продлится долго и мы не получим налоговых и арендных каникул, перспективы плохие.

Сергей Сафонов, член Московского союза художников, куратор галереи «Ковчег»:

- У нас проблема по части выставок. Нынешняя, открывшаяся в конце марта экспозиция «Характер искусства», посвященная наследию Антонины Софроновой (1892 —1966), получила хорошую прессу, на нее шли люди —и тут вынужденное закрытие на неопределенный срок. Очевидно, что поток посетителей будет сложно восстановить, хотя у нас и бесплатный вход. Мы даже не можем внятно сказать, когда зритель сможет к нам вернуться.

Проблема по части пополнения коллекций — у людей нет настроения их пополнять в ситуации, когда они не уверены в завтрашнем дне. Собирательство —примета стабильной жизни…

Понимая, что нынешнюю выставку увидят не все, кто намеревался это сделать, мы стали больше рассказывать о ней в интернете —публикуя на своей странице в фб не только рецензии,отзывы и любительскую съемку посетителей, но и собственный рассказ об экспозиции, «с продолжением», тем самым поддерживая зрительский интерес к проекту.

Готовые к показу выставки ждут своей очереди. О времени их проведения мы сможем объявить, когда карантин будет снят. Делать выставку экспромтом не имеет смысла —тогда о ней просто никто не успеет узнать. Поэтому новые выставки начнутся не «вдруг», а через какое-то время после снятия карантина.

Помощи ждать неоткуда. «Ковчег» —одна из старейших московских арт-институций. Я работаю с основания галереи в 1988-м. Занимаясь сохранением и популяризацией московского искусства ХХ века, больше четверти века мы проработали «под крылом» городских властей —но в итоге вся команда была вынуждена уйти «на вольные хлеба» в 2017 году. Как говорится, «спасение утопающих...»

Олеся Сидоренко, директор и совладелец Музея печатной графики

- Мы продолжаем в режиме онлайн постоянно общаться с подписчиками наших аккаунтов в соцсетях. Рекомендуем фильмы, литературу о художниках, представленных в музее. Выставку «Эгон Шиле и Рихард Линднер: МЕТАфизика тела», которая должна была закрыться 11 мая, собираемся продлить минимум на месяц.

Виртуальные выставки и вебинары не проводим, так как штат в нашем частном музее совсем небольшой – постоянно работают 3 человека. Сотрудники восприняли ситуацию адекватно и все собираются продолжить работу при первой же возможности.

Наш музей располагается в здании Гостиного двора, и главное, на что мы надеемся – это «арендные каникулы». С остальными проблемами справимся.

Что касается прогнозов по состоянию арт-рынка: не хочется показаться пессимистом, но мне кажется, что выход из кризиса будет длительный и трудный. Я считаю, что за время вынужденного автономного существования многие люди потеряют работу и деньги.

Дмитрий Октябрьский, владелец автомузея «Моторы Октября» 

- Наш музей несет 100-процентные потери. Он закрыт полностью и 100% сотрудников отправлены в отпуск на карантин. Дохода ноль.

Сейчас все кинулись снимать онлайн-экскурсии, делать лекции и тд. И мы будем это делать, чтобы к нам не потеряли интерес за месяц карантина. К нему добавятся праздничные две недели, и вот уже середина мая. После начнутся летние каникулы у школьников – в это время школьных экскурсий в музеях не бывает. Дети разъезжаются по бабушкам, дачам и лагерям, это традиция любого мегаполиса. Раньше, когда был государственный музей ретро-автомобилей, с середины июля по 1 сентября все сотрудники уходили в отпуск, а музей закрывался.

То есть до 1 сентября, я считаю, мой музей убит. А до 1 сентября осталось 5 месяцев, и сотрудники не будут просто так сидеть и ждать, им надо платить зарплату. А брать средства не из чего, потому что музейная деятельность прекращена.

Я отправил весь коллектив в отпуск. У меня есть молодые и не очень молодые работники. Молодым тяжелее, особенно тем, у кого семья и дети. Есть ли у них накопленные средства, чтобы они смогли прожить на них эти 5 месяцев? Я сомневаюсь в этом, учитывая, какие у нас в стране зарплаты. Огромное количество частных музеев сейчас просто исчезнет. После карантина люди побегут не скульптуры смотреть в Музеоне или картины Рембрандта в галерее, у них будет не культурный голод, а самый настоящий.

На мой взгляд, правительство просто обязано оказывать поддержку частным музеям в такой ситуации. Но помощь должна заключаться не в том, чтобы давать деньги, а просто чтобы их с нас не брали. Нам нужны льготные условия и кредиты на длительный срок в 10-15 лет под минимальные проценты.

Люсинэ Петросян, директор и сооснователь галереи ARTSTORY:

- Мы закрыли галерею в середине марта, как только поняли, что нельзя рисковать здоровьем посетителей и сотрудников. Сотрудники сидят дома и получают зарплату. Как долго это будет продолжаться – не знаем. Все ждут окончания карантина и хотят вернуться к полноценной жизни и работе.

Мы продолжаем делать посты в соцсетях, рассказываем «истории» про разные смыслы проекта «Пустота» и замыслы его автора – художника Владимира Мигачева. У него получился реально пророческий проект, как нередко бывает у хороших художников. В проекте открывается пост-апокалиптическая картина будущего: пустота полей, озер, деревень и городов, обезличенные люди, одетые в костюмы химзащиты, пустые залы кинотеатров, пазлы выстроенного «спального» района из картонных коробок гипермаркета «Бауцентр», цитаты Сартра из «Тошноты» - именно это произведение и вдохновило художника на проект.

Выставка открылась в феврале и должна была завершиться 5 апреля. Но мы продлим проект, а далее – пойдем в соответствии с выставочным графиком. По плану у нас следующая выставка художника из Франции Маши Шмидт «Выше только небо». Будем подстраиваться под те сроки, когда Маша сможет приехать из Парижа, и уже без всякой «самоизоляции» – начать монтаж. Надеемся, что это произойдет летом. Но вряд ли в июне. Помощи ни от кого мы не ждем, потому что не привыкли ее получать. Просто не было такого опыта.

Наталия Опалева, генеральный директор Музея AZ:

- Главная проблема сейчас, как и у всех жителей нашей планеты - пережить эпидемию нового вируса, не заболеть, помочь тем, кто рядом. Мы разобрали завершенную выставку, упаковали и отправили работы в Швецию. Сделали небольшой ремонт в музее и приступили к монтажу выставки «Выбор Костаки», которую готовим к пятилетию музея.

К счастью, мы всегда снимаем на камеру все интересные музейные мероприятия - это позволило разместить в соцсетях музея и на сайте экскурсию по выставке с Георгием Апазидисом, хранителем «шведской» коллекции Зверева, а также фильм Ираклия Квирикадзе, снятый специально для этой выставки. Онлайн архив продолжает пополняться и знакомит наших подписчиков с искусством художников-нонконформистов.

Надеемся все-таки открыть в конце мая «Выбор Костаки» - о великом коллекционере и дарителе, сохранившем и открывшем многие работы художников русского авангарда. А еще отметить пятилетие музея на нашей любимой крыше, которая сейчас приводится в порядок. Очень надеюсь, что общая ситуация в городе позволит это осуществить.

Все сотрудники музея переведены на удаленную работу - мы продолжаем трудиться над изданиями, запланированными на этот год, будущими выставками. Все зарплаты и рабочие места сохранены.

В обращении президента было сказано о возможной отсрочке некоторых платежей и снижении социальных отчислений для малого бизнеса. Пока не знаю, попадет ли под эти правила частный музей. Для нас это, в общем-то, незначительная статья расходов, но если получится - хорошо.

Антон Каретников, арт-директор Центра Вознесенского:

- Мы не зависели от продаж билетов, поэтому для нас вынужденное закрытие на время карантина проблема не такая серьезная, как для арт-парков, концертных залов и театров. Нам пришлось отменить большую часть мероприятий, конечно, но сокращений нет, потому что у нас и так работает микрокоманда.

По сравнению с музеями, у нас короткое планирование, на 3 - 6 месяцев вперед. Сейчас мы заняты созданием такого онлайна, который был бы специфически нашим на фоне информационной лавины, которая обрушилась на аудиторию со стороны всех культурных институций. Мы запускаем лэндинг «Не в одиночестве», который будет посвящен, как и наша летняя программа, солидарности. Лекции, дискуссии по поэзии, литературе, кино, театру и наши выставки на нем будут в открытом доступе. Также мы представим нашу собственную книжную серию современной поэзии «Центрифуга», которую для нас собирают Мария Степанова, Лев Оборин и Илья Данишевский. Сейчас у нас Евгений Майзель начинает цикл лекций о новом независимом российском кино. Подписчики входят в вебинар, получают закрытую ссылку на просмотр фильма, после этого киновед вместе с авторами отвечает на вопросы.

Солидарность - это не только поддержка замкнутой на себе на время карантина аудитории, но и объединение русскоязычных авторов по всему миру: у нас будут читать стихи актуальные поэты из разных точек планеты, мы также планируем войти со спецпроектом в программу фестиваля молодой драматургии «Любимовка», в котором в этом году участвуют русскоязычные авторы из 25 стран. Из далеких планов – мы надеемся, что осенью карантина уже не будет, и мы сможем провести свой междисциплинарный фестиваль современной поэзии «Центрифуга», в который плавно впишутся все летние темы и активности. Надеемся, что нам все это удастся! Сейчас главное, чтобы все были живы и здоровы.

Не могу сказать, что будет с арт-рынком и культурой, но я считаю, что в такое время об этом нужно говорить не с политиками и экономистами, а с визионерами. Очень интересная точка зрения у Марата Гельмана, который говорит вещи, которые уже не кажутся фантастикой. Например, что настанет эпоха тиражируемого искусства и время коллекционеров, которых не будет интересовать уникальность. И что во всем мире произойдет окончательная музеефикация после перехода в онлайн, когда примерно 30% офисных помещений окажутся не нужны.

Татьяна Филиппова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни
Интересное по теме

Музеи и выставки

«Цветковка» как конкурент «Третьяковки»
29 июля 2020, 12:28

Музеи и выставки

Личная жизнь Улановой в Бахрушинском музее
20 января 2020, 11:26

Музеи и выставки

Характерное искусство: выставка Антонины Софроновой в галерее «Ковчег»
10 марта 2020, 14:20