Глава Universal University Екатерина Черкес-заде: «Чтобы быть востребованным завтра, нужно быть готовым учиться сегодня, завтра и послезавтра»

Креативные индустрии

Глава Universal University Екатерина Черкес-заде: «Чтобы быть востребованным завтра, нужно быть готовым учиться сегодня, завтра и послезавтра»
13 Марта 2020, 11:13

Динамика роста креативных индустрий в Москве опережает динамику Нью-Йорка, Лондона и Сеула. Да и вообще у России огромный потенциал в самых разных креативных индустриях, начиная с IT и разработки игр. Так считает Екатерина Черкес-заде, руководитель Universal University, который объединяет в единую платформу Британскую высшую школу дизайна, Школу компьютерных технологий Scream School, Московскую школу кино, Московскую архитектурную школу МАРШ, Московскую школу коммуникаций MACS, Московскую школу музыки, Академию блокчейн и Бизнес-инкубатор. О том, как важно постоянно учиться и находить креативных единомышленников, она рассказала в эксклюзивном интервью «Культуромании».


— Почему в России «прижились» учебные заведения, связанные именно с Великобританией, например, Шанинка, Британка?

— Надо отдать должное британским университетам. У них большой опыт сотрудничества с международными партнерами, четко выстроен процесс валидации своих программ за рубежом, налажена система многоступенчатой оценки студенческих работ. Плюс программа Foundation позволяет закрыть год, которого не хватает российскому школьнику для поступления на британский бакалавриат. С нашим стратегическим партнером University of Hertfordshire мы работаем с 2003 года, с London Metropolitan University — с 2012 года, и очень довольны результатами. Да и само креативное образование в Великобритании в сфере дизайна, современного искусства, моды, музыки, архитектуры — одно из лучших в мире.

— Как в Великобритании обстоят дела с креативными индустриями, может быть, какой-то опыт стоит перенять России?

— В Великобритании понятие «креативные индустрии» закрепилось на государственном уровне еще в конце 1990-х, и сегодня весь мир видит результаты этой стратегии. К 2017 году сектор креативных индустрий начал приносить британской экономике более 100 миллиардов фунтов в год, а это 5,5% ВВП. Сегодня каждый 10-й трудозанятый британец работает в креативной экономике. А это, между тем, страна, которую привыкли характеризовать как консервативную и чересчур традиционную. Если говорить о заимствовании опыта Великобритании не только в образовании, то следовало бы перенять меры поддержки креативных предпринимателей, менторские и акселерационные программы, низкие ставки по кредитам, налоговые льготы.

— Кто такие креативные предприниматели? Выигрывает ли традиционный бизнес от сотрудничества с ними?

— Креативные предприниматели — это люди, способные монетизировать свой креативный продукт. Наш опыт общения с ними, в том числе в рамках программы «Культурная инициатива/Лидерство в креативных индустриях», показал, что многим креативщикам с хорошими, перспективными идеями просто не хватает стратегического видения, навыков бизнес-планирования, знания налогообложения. Вместо того, чтобы запускать проект сразу, хорошо бы получить представление о потенциальных рисках от тех, кто уже преуспел в индустрии, кто может подсказать и поддержать — связями, информационными каналами, финансами. На этом и строится программа «Культурная инициатива». А что касается того, выиграет ли традиционный бизнес от сотрудничества с креативщиками — вопрос, наверное, из вчерашнего дня. Сегодня сложно сказать, какой бизнес считать традиционным и какой творческим. Дизайн-мышление, творческое мышление — все это уже переходит из креативных индустрий в другие секторы экономики, просто потому, что без творчества нет инноваций. В конечном счете ресурсная экономика перейдет в экономику знаний, и креативность выйдет на первый план.

— Как вы оцениваете программу «Культурная инициатива/лидерство в креативных индустриях», которую делали вместе с мастерской управления «Сенеж» и которая, кстати, была создана по инициативе Роспатриотцентра?

— Программа «Культурная инициатива» дала возможность увидеть людей из регионов, которые на данный момент не интегрированы в управление культурными, образовательными проектами, но при этом являются агентами изменений. Для нас было важно через конкурс, через инкубатор развить на территории регионов проекты, которые, как правило, не звучат в региональной повестке. Благодаря программе нам удалось найти более 1700 человек, из которых на конкурс было отобрано 255 активных людей в возрасте 25–35 лет, которые пришли с очень необычными проектами, но при этом напрямую влияющими на культурный ландшафт региона. В итоге проекты, которые прошли весь конкурс и оказались в финале, действительно заслуживают особого внимания.

Например, команда из Чувашии пришла с проектом «Полигон 2.0» по реализации культурно-выставочного пространства на территории торгового центра. Этот проект может быть интегрирован практически в любой регион, потому что там, как правило, изменения пытаются привнести через стройку новых объектов, а не через коммьюнити и переосмысление уже имеющихся пространств. «Полигон 2.0» — это тот случай, когда культура в прямом смысле идет в массы. Этот опыт успешно реализован во многих крупных азиатских городах, в Гонконге, Сингапуре. В России такая практика оказалось новой.

Другой пример: пара архитекторов решила создать инфраструктуру на туристическом маршруте «Соленое ухо» в Пермском крае. Там потрясающая природа, а отелей, кафе, смотровых площадок нет. Ребята спроектировали архитектурные постройки таким образом, чтобы они стали частью пейзажа. Еще один пример — команда из Ставропольского края, которая придумала фестиваль современной кавказской культуры «KAVKAZ Маркет», чтобы привлечь молодежь в регион Кавказских Минеральных Вод, куда традиционно приезжают представители старшего поколения. И примеров таких оригинальных и в то же время жизнеспособных проектов на программе — сотни. Каждый проект отражает специфику региона, о которой в Москве или в Петербурге, возможно, и не слышали.

— В каких регионах и сферах креативных индустрий Россия имеет наибольший потенциал?

— У России огромный потенциал в самых разных креативных индустриях. Возьмем IT и разработку игр. У нас 90 миллионов Интернет-пользователей, мы занимаем лидирующие позиции по потреблению музыкального контента на стриминговых сервисах и по просмотру киберспортивных матчей. Мы потребляем очень много контента — визуального, музыкального, и больше всего востребованы те, кто этот контент производит. А чтобы сделать монтаж или компьютерную графику для кино, необязательно жить в Москве или в Петербурге.

Креативным индустриям, для которых нужно больше ресурсов, чем компьютер и Интернет, нужно создавать условия с учетом специфики региона. Например, у Ивановской области — 300-летний опыт в текстильной промышленности. Ивановским дизайнерам и предпринимателям нужно просто помочь выйти на международный рынок. Как это случилось, например, в Якутии, где местным ювелирам не хватало компетенций в области дизайна и продвижения собственной марки. Летом 2019 года Британская школа дизайна совместно с Арктическим государственным институтом культуры и искусств и ювелирно-гранильным кластером «SAYBM» провела в Якутии летний курс по ювелирному дизайну. А через три месяца выпускница этого курса приняла участие в 7-й международной ювелирной выставке в Токио IJT AUTUMN 2019. Там они представила свои работы байерам и даже получила предзаказ для реализации продукции на массовом рынке.

— А у Москвы есть креативный потенциал?

— Да. Об этом говорят цифры. Доля креативного сектора в ВРП (Валовый региональный продукт — Ред.) Москвы составляет 9,5%. Это почти в два раза выше среднего показателя по России. В столице свыше 150000 организаций работают в креативных индустриях. Динамика роста креативных индустрий в Москве опережает Нью-Йорк, Лондон и Сеул. Кроме того, в Москве сосредоточены крупнейшие в стране креативные кластеры — Винзавод, Фабрика, Artplay, FLACON, АРМА. Недавно они объединились в Союз креативных кластеров, чтобы эффективнее взаимодействовать с бизнес-сообществом и органами власти для развития креативных индустрий. Наш университет креативных индустрий Universal University тоже вкладывается в креативную экономику города. На своей площадке мы проводим более 200 открытых мероприятий в год: выставки, мастер-классы, воркшопы, лекции. Мы привлекаем бизнес для социально-значимых проектов, развиваем городское сообщество, способствуем обмену идеями и удержанию талантов. Университет — это не просто учебное заведение, это креативный хаб и инкубатор для креативных проектов.

— Возможно ли с креативным стартапом «взлететь» и заработать большие деньги?

— Если посмотреть на список крупнейших компаний мира, то вы увидите там очень много креативных — от анимационной империи Disney до технологических гигантов Google и Facebook. Другой пример — группа компаний LVMH, которая владеет люксовыми fashion-брендами Dior, Louis Vuitton, Kenzo. Все это — проекты в креативных индустриях, которые когда-то были стартапами и «выстрелили». В России пока что ситуация другая, большинство крупных компаний заняты в нефтегазовой отрасли, металлургии, ритейле, телекоме, но постепенно выходят на первый план игроки вроде Яндекса и Mail.Ru Group.

— Все-таки IT, digital — креативные индустрии?

— В разных странах по-разному определяют креативные индустрии, поэтому и классификация может отличаться. Мы в Universal University придерживаемся британской модели и понимаем под «креативными индустриями» индустрии, предполагающие создание аналоговых или цифровых продуктов и сервисов, которые обладают культурной ценностью и коммерческим потенциалом. В основе таких продуктов и сервисов лежит творческий подход, талант и профессиональные навыки автора или команды. К числу креативных индустрий мы относим искусство, дизайн, моду, анимацию, компьютерную графику, разработку компьютерных игр, IT, архитектуру и урбанистику, кино, ТВ и новые медиа, музыку и саунд-дизайн, маркетинг и коммуникации, издательское дело и журналистику, а также образование в креативных индустриях.

Digital- и IT-индустрии не только входят в числе креативных индустрий, но и лидируют по сравнению с остальными секторами. К примеру, в российском экспорте креативных индустрий первое место занимают IT-услуги, следом идут реклама и маркетинг. В Германии треть доходов всего креативного сектора в ВВП страны приносит индустрия IT и компьютерных игр. Неожиданный, но показательный пример — Республика Беларусь, где благодаря особой экономической зоне, Парку высоких технологий, доля IT-сектора в ВВП страны составляет 7%. Напомню, в России весь сектор креативных индустрий — это 0,5% ВВП.

— Чему стоит научиться сейчас, чтобы быть востребованным завтра, и что может предложить Universal University?

— Во-первых, чтобы быть востребованным завтра, нужно быть готовым учиться сегодня, завтра и послезавтра. Мы придерживаемся философии lifelong-learning — непрерывного обучения на протяжении всей жизни. Человек должен уметь самостоятельно выстраивать свою образовательную траекторию. В Universal University мы создаем такую среду, в которую человек может прийти в любом возрасте, с любым уровнем знаний и найти себя в любой креативной индустрии. Начиная от программ для подростков и подготовительных курсов, где человек только знакомится с профессией, до краткосрочных курсов и программ дополнительного образования, где люди получают конкретные навыки для индустрии, заканчивая полноценным британским бакалавриатом и магистратурой.

Во-вторых, знать все невозможно. Гораздо важнее сформировать конкретные навыки и компетенции, которые позволят быстро перейти из одной индустрии в другую. В Universal University, помимо специальных индустриальных навыков дизайна, сценарного мастерства или написания песен, студенты развивают навыки 4C: creativity (творчество), critical thinking (критическое мышление), communication (коммуникация), collaboration (сотрудничество). Командная работа играет особую роль, когда речь идет о кросс-индустриальных проектах у студентов из разных школ. Студенты-маркетологи проводят исследование аудитории, дизайнеры разрабатывают дизайн мобильного приложения, музыканты делают для него звуковое сопровождение, студенты школы кино снимают видеоролик. Мы создаем среду максимально похожую на ту, в которой студенты окажутся после выпуска.

В Universal University мы стараемся взять все самое лучшее и перенести это на российскую почву. По программам британского высшего образования у нас работает не только Британская высшая школа дизайна, но и Московская архитектурная школа МАРШ, а с сентября 2020 года еще и Московская школа музыки. Впервые в России можно будет обучаться музыкальному продакшну, звукозаписи и написанию песен на английском языке в Москве и получить степень бакалавра University of Hertfordshire.

Елена Сердечнова

Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы всегда быть в самом центре культурной жизни